На комментарий о похожести Лариса лишь отсалютовала бокалом и сделала глоточек вина. Если бы они не были похожи, вряд ли бы они сейчас сидели здесь, имея в планах найти какую-то суперкрутую ерунду, спертую идиотом-наркоманом. — Да уж, когда не знаешь, чем занять себя на Рождество, займись работой, — делает она вывод из их беседы. — Но знаешь, в свете твоих слов и работы фраза "отправиться на покой" заиграла новыми красками. — Она улыбается, но без особого веселья. Не столько шутка, сколько констатация факта.[читать дальше]
саунд от Андрея:
Soen - Antagonist
#reallife #эпизоды #NC-21 #Лондон

The Capital of Great Britain

Объявление

Новогодний забег
набор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Договор с дьяволом


Договор с дьяволом

Сообщений 1 страница 15 из 15

1


Договор с дьяволом
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/qOj1dTW.jpg

Beatrice Haig & Sam Boyle
Лондон, настоящее время

Отредактировано Sam Boyle (16 Дек 2020 11:36:19)

+1

2

Чем ближе праздники - тем больше преступлений на улицах Лондона. Сэм понимает, с чем это связано. У людей обостряется чувство времени, что оно скоротечно. Конец года, у них не исправлено так много в жизни, они что-то не успели. Новый год - радость вперемешку с отчаянием сталкивается друг с другом.
Бойл курит на улице и думает о том, что в этом году заявка на пополнение штата выполнена довольно быстро. Как раз, скоро начнется "волна", а он уже не так молод, чтобы не спать на дежурствах несколько суток.
В этот раз "новобранец" была женщиной. И симпатичной, судя по фото.
Сэм замечает, как около участка остановилась леди. В норковой шубе, белых сапогах на высоком, очень высоком каблуке, и в мини платье. Она была выше Бойла почти на голову. Сэм, наконец, узнает ее лицо.
Такого я не ожидал.

+2

3

Через неделю жизни в Лондоне Беатрис поймала себя на мысли, что ей скучно. Каждый вечер напиваться в баре, отмечая свою свободу...свободу от чего??? она по прежнему в плену своего безделья, и никуда ей не деться от невозможности снова и снова придумывать себе развлечения…
.
Когда ты располагаешь деньгами - у тебя всегда будут щедрые предложения. Когда ты располагаешь деньгами - ты всегда можешь делать щедрые предложения. Каким уж похмельным дрянным утром в голову ей пришла эта идея - Беатрис не вспомнит. Но намерение это прочно поселилось в ее голове, и возвращаясь к мыслям снова и снова, Бесс решила (уже на трезвую голову), что идея не так уж и дурна. Она избавится от излишка свободного времени, она посмотрит на жизнь с той стороны, с которой никому из ее знакомых взглянуть не удавалось (тут Беатрис могла бы сама с собой поспорить, что никому из ее знакомых и в голову бы не пришло ввязываться в подобную авантюру. Но спорить с собой она не любила). Решено. В ходе реализации плана (все было чуть сложнее, чем она думала, гораздо менее законно, чем она полагала, и значительно дороже, чем она планировала, но когда ее это останавливало?) пару раз на улице за ее спиной из ниоткуда возникал ничем не примечательный человек с незапоминающейся внешностью, забирал деньги, оставлял инструкции.
Беатрис станет полицейским. Кто-то же должен честно делать работу. Ну, хотя бы несколько дней. Ведь продажность нынешних копов - вот она, как на ладони...точнее, на мятом листе бумаги в виде непонятных никому, кроме нее, каракулей. Уж ее то никто и никогда не сможет подкупить, ха-ха.
.
Этот день наступил, в чем Беатрис не сомневалась. Ее будут ждать. Ей нужно просто подойти к полицейскому участку. Наконец-то у нее есть новое занятие! С утра Беатрис выбирала наряд. Она должна выглядеть скромно, но элегантно. Сразу надо дать понять, кто здесь главный (тот, кто платит, конечно же, то есть она). Маленькое алое, как цветок мака, платье, облегающее фигуру, словно вторая кожа, высокие и узкие, по ноге, белые кожаные сапожки на среднем и удобном, сантиметров десять, каблуке - вдруг придется отойти от машины, на которой они будут ездить по городу. Легкая белоснежная норковая шубка - зима все-таки. Прозрачная вуаль аромата любимой Coco Mademoiselle.
Никаких бриллиантов, ну разве что по паре скромных каратов в ушки. А значит и кольцо, сияющее разноцветными брызгами при игре света на гранях камня. Волосы забрала в высокую прическу, тщательно заколками собрав игривые вьющиеся пряди. Макияж - конечно, неброский, легкие оттенки бежевого и розового, лишь губы ярко выделила алой же помадой. Иначе нельзя. В маленькой сумочке на цепочке телефон, ключи от номера отеля, да кредитная карта. Помада, пудра, зеркало, щетка для волос, пилочка для ногтей, румяна, упаковка бумажных платков, упаковка влажных салфеток, маленький флакон любимого парфюма - в общем, самое необходимое. Все, кажется.
.
Не слишком быстро разобравшись с адресом, остановила такси за квартал примерно, и дошла пешком, заодно прогулявшись (чуть-чуть) и изучив витрины попадающихся по дороге магазинов. Приятное с полезным. Вот и отделение, и где же тот, кто должен ее ждать? Беатрис нахмурилась и огляделась по сторонам еще раз. Ну и где ты, мой будущий напарник? Или как это правильно называется….

+2

4

Сэм выбрасывает сигарету и делает несколько шагов к женщине:
- Беатрис Хейг? Детектив?, - Бойл протягивает руку для приветствия, - меня зовут Сэм Бойл, отдел убийств. Мы с вами будем вместе работать.
Почему она так одета? Она что, из Лос-Анжелиса?
Сам Сэм носит джинсы, рубашку и кожаную куртку. Просто, практично, неприметно.
Бойл кивает головой в сторону входа, приглашая идти за ним.
- Я покажу, где выдают снаряжение.
Сэм не знает, как реагировать на своего нового напарника. Это что-то новое. Совсем новое. Такое, что не вписывается в привычную картину его мира.
Они проходят сквозь помещения полицейского участка. Сэм рассказывает, где что находится. В какую сторону идти к туалету, где находится их кабинет, в каком углу стоит кофемашина. Они спускаются в неглубокий подвал, к закрытой металлической двери. Рядом с дверью окно с кованой решеткой.
- Чарли, выдай нам пакет на имя Беатрис Хейг, - Сэм стучит по двери кулаком.
Из окошка через некоторое время появляется рука с бланком бумаг. Затем кобура с пистолетом, наручники, рация, бронежилет, значок.

+2

5

Что? В смысле? А где настоящий полицейский??? ей обещали!! в смысле?!?
Я - детектив?!! ОНА - детектив??? А как это?!!

.
Бесс с высоты своего роста (плюс каблуки) смотрит сверху вниз на подошедшего к ней мужчину, и на прехорошеньком личике отражается вся гамма эмоций, главенствующая из которых - разочарование вперемешку с недоумением. Меня обманули? ЭТО - полицейский? А где спортивный супермен в полицейской форме, выше ее на пару десятков сантиметров и способный взглядом уничтожить весь преступный мир Лондона?
Кончики прохладных пальцев вскользь равнодушно касаются руки мистера Бойла, обозначая, вероятно, приветственное рукопожатие, а взгляд выразительных синих глаз становится отсутствующим. Все понятно. Это просто встречающий, который сейчас отведет ее к НАСТОЯЩИМ полицейским…
.
ЧТО?!
Мы. С вами. Будем. Работать. Вместе...?! РАБОТАТЬ?! ВМЕСТЕ??!! Она ослышалась?
На место разочарованию приходит злость. Какая блядь сука так пошутила? Я не хочу работать вместе с...ним! Что за невзрачное недоразумение?! Дайте мне НАСТОЯЩЕГО полицейского!!! Я заплатила ТАКИЕ деньги!!! ЗА ЧТО?!
.
Она не успеет подобрать нужных слов, как встречающий...как его...Сэм? Боб? уже решительно увлечет ее к входным дверям, внутрь здания, и там уже Бесс совсем потеряется... 
Какое блядь снаряжение?!
.
Беатрис представляла себе СВОЮ работу в полиции, основываясь на данных, полученных из многочисленных сериалов. Красивые ухоженные женщины (а чем она хуже?) в светлых просторных кабинетах принимают единственно правильные решения, которые затем реализуют их напарники - красивые, серьезные, ухоженные широкоплечие и мужественные мужчины (и где??), и мир становится добрее, лучше, чище и светлее.
А здесь? Затертые полы, задрипанные полутемные кабинеты, про туалеты лучше вообще промолчать и потерпеть до дома...а запах! господи, да здесь воняет!!! Беатрис едва удерживалась от желания зажать нос ладошкой. Подождите, а что вы называете кофемашиной? вот этот убогий агрегат? вы вообще хоть раз видели ХОРОШУЮ кофемашину, которая варит настоящий кофе?? вы вообще знаете, что такое кофе?!!!
.
Во что я ввязалась и не расторгнуть ли сделку, наплевав на материальные  потери?!
.
Чувствуя себя в стенах этого заведения не то что инопланетным существом, а скорее инородным посторонним предметом, ощущая на себе косые недоуменные, а то и насмешливые взгляды проходящих, Беатрис постепенно приходила в ярость. Пусть только хоть кто-нибудь рискнет сказать хоть одно слово, и она не откажет себе в удовольствии выплеснуть все свои бешеные эмоции на этого бедолагу. Но везде ее появление встречало гробовое молчание. Взгляды и молчание.
.
Жарко. Шубка уже была нараспашку, открывая взглядам безупречно длинные ноги в частности и изящество фигуры в целом. Очень хотелось пить. Очень хотелось обратно на улицу. Очень. Хотелось. Домой. Ну или хотя бы в отель. Но никак не в подвал, где ее мгновенно накрыл приступ клаустрофобии (отчего она терпеть не могла самолеты и верхние этажи любых зданий, пусть даже трехэтажных). Душно. Сердце гулкими частыми ударами колотится о ребра.
Можно я уйду?
А нет...подождите...пистолет...в ее глазах впервые загорается огонек заинтересованности. Наручники и значок остаются без внимания, а вот бронежилет…
.
- Я это не буду надевать… - хрипло, от духоты и долгого молчания, безапелляционно бросает Беатрис и переводит ледяной взгляд на сопровождавшего ее сюда мужчину. - Мне душно. Давайте уйдем отсюда! - наличие пистолета определенно примирило ее с действительностью, но вот надолго ли...

+2

6

Бойл ловит недовольный взгляд на симпатичном личике, которое смотрит на него свысока.
Новички…
Сэм видел разных людей, которые приходили на службу. От совсем зеленых студентов до спустившихся по карьерной лестнице старичков. Студенты доставляли ему много проблем по незнанию, но, он их всегда прикрывал, потому что видел в них прошлого себя – лоботряса с горящими глазами и некрепким желудком. Остальные, которые уже покрутились в департаменте, каждый раз начинали качать права на новом месте и пытаться подмять под свои привычки. Это бесило. Порой доходило до откровенной вражды.
Дамочку Сэм определил во второй типаж. На место детектива с улицы не берут.
- Подписывайте бумагу, и вы свободны, - Сэм бросает стандартную фразу, как на протоколах.
Опять начинаются эти «я не буду то», «я не хочу это»... капризы. Здесь не пятизвездочный отель, в самом деле.
Сэм начинает думать о том, насколько усложнится его жизнь в этот раз.
Надеюсь, она заберет часть моей работы, а не добавит новой.
Бойл сгребает все, что женщина не забрала из окошка, в том числе и бронежилет, и они поднимаются обратно на этаж.
Коллеги не спроста косятся на новенькую. Такая внешность привычнее для роли потерпевшей. Иногда такие приходили как заявительницы, обязательно устраивая скандал. Бывало, что таких сажали за решетку, если они переусердствовали, мстя своим мужьям. Бойл по поводу ее внешности думает совсем иное. Для детектива, конечно, экстравагантно, а вот для прикрытия самое то. Он бы сам ни в жизни не поверил, что она из полиции, если бы не видел ранее документы и приказ о зачислении.
В его кабинете теперь стоит второй стол. Сэм вчера притащил его из общей зоны и поэтом он еще не захламлен бумагами - не то, что его личный. Бойл кладет на него снаряжение Беатрис. Кабинет он прибирать не стал – какой толк, ведь бумаги от этого не уменьшится, только стопки ровнять. Все материалы по завершенным делам он отдает в архив, а вот «висяки» оставляет. И еще оставляет те, которые отличаются особенно странным психологическим портретом, как напоминание. В результате кабинет выглядит как комната сумасшедшего писателя. И Сэм здесь чувствует себя как дома.
- Так, в какой бар мы пойдем? – интересуется Сэм у напарницы.
Он имеет в виду традицию «проставляться» для всех новичков. Прибывшие в команду должны пригласить коллектив на пару пива.

+2

7

Интересно, чем Сэм так провинился, что ему определили в напарницу именно Беатрис…
.
Подписать бумагу? Бесс берет в руки ручку и тщательно изучает предложенный документ. У нее не так много принципов, которым она следует безоговорочно, но один из них - ставить свою подпись только под теми строчками, к которым ты не имеешь вопросов. И ни разу еще об этом не пожалела.
Взгляд скользит по бумаге. Переходит на выложенные перед ней предметы...Пистолет - напротив этой строчки рисует галочку, наручники - некоторое замешательство, затем галочка на бумаге. Рация - галочка. Значок - ну, надо так надо. Галочка. Бронежилет. Здесь Беатрис задумывается. Ей очень не нравится предложенный вариант. Он, во-первых, некрасивый. Во вторых, наверняка тяжелый. В третьих, его, конечно же, носил кто-то до нее, а Бесс никогда в жизни не наденет вещь с чужого плеча...в четвертых...а хотя и первых трех уже достаточно. И можно ли его будет обменять на что-то более приличное, если еще и по размеру не подойдет? (Наверняка не подойдет). Тут такие же правила, как в магазинах? От вопросов к своему спутнику Бесс воздерживается. Хотя она уже даже готова вернуть это безобразие обратно с доплатой. Ладно, ладно. В крайнем случае купит себе красивенький и по размеру. Рука замерла над бумагой еще на мгновение. Бронежилет. Галочка. Из подвала она уйдет, неся в руках только пистолет в кобуре.
.
Теперь взгляды, направленные на нее, встречала уже не с раздражением, а с легким вызовом.
Это вы еще не знаете, как я умею стрелять...
.
Кабинет, как и все остальное в этом здании (кроме оружия), вызвал новый приступ неудовольствия. Страшно маленький, показался в первый момент темным, каким-то запущенным...грязным, что ли…ладно хоть окна есть...
Первым делом на предложенный ей стол (а точнее, единственный, незанятый всякими бумагами - а кстати, почему их так много?) легла кобура с пистолетом, следом сумочка, а после некоторого колебания - и шубка, изящно сброшенная с плеч. Плавным движением ладоней от талии по бедрам разгладила ткань бессовестно короткого платья - единственного яркого пятна в комнате, уже по хозяйски прошлась по кабинету, разглядывая стены и бумаги на столах. Со стороны может показаться, что она едва сдерживает сейчас желание сбросить весь этот мусор в корзину.
Заполняя помещение ароматом своего парфюма, все так же молча остановится у окна, и после недолгих сомнений, сдвинув лежащие на подоконнике бумаги в сторону, приоткроет его, впуская уличный воздух и замирая, словно заметила за стеклом что-то интересное. Очень быстро становится холодно - именно то, что ей сейчас надо.
...Что я тут делаю? Зачем мне все это? Во что я ввязалась? По-моему, тут гораздо более скучно, чем на вечеринке пенсионеров.
.
- Так, в какой бар мы пойдем? - интересуется то ли Боб, то ли Сэм, а может, Дэн?  и она переводит задумчивый взгляд на мужчину, с легким удивлением рассматривая его, как будто только осознав, что не одна в комнате.
- А что, с преступностью на улицах Лондона уже покончено, или качество расследований зависит исключительно от количества выпитого пива? - язвительно интересуется, от окошка, не закрывая его, возвращаясь к “своему” столу, при слове “бар” испытывая легкий приступ тошноты, связанный с приятными воспоминаниями о первой неделе, проведенной ею в городе. И продолжает: - Вот там нужно повесить зеркало. Еще нужен нормальный шкаф для одежды, и вот на этом сидеть я не буду… - указывая пальчиком на стандартный офисный стул. И даже без раздражения. Просто информируя. После чего, не дожидаясь реакции мужчины, осторожно извлекает из кобуры тяжелый пистолет. Какая прелесть. А можно я теперь совсем уйду? Глок-17 приятно оттягивает руку. Насколько она помнит, предохранителя нет. Кончики пальцев скользят по прохладной металлической поверхности.
- Мне надо потренироваться.

+1

8

А, она из тех, кто учит, как правильно надо работать. Вот, зараза!
Это было плохо. Сэм терпеть не может командный тон и часто срывается, если слышит его без веской причины. Терпеть приказы Бойл может только от шефа, и то не все. Но шеф - это начальник. А напарник - совсем другое дело.
Сэм снимает куртку и вешает ее на крючок у двери.
- Зеркало есть в туалете, вместо шкафа есть вешалка, а стульев других тут не нет. - сухо произносит он.
Затем отходит в угол и наблюдает за парой красивых ног, что топчат его кабинет. Красное платье раздражает и слишком притягивает взгляд. Пистолет в изящных руках дополняет картину.
Будто пришла из кино.
Сэм хмыкает и отвечает на ее фразу ответной колкостью:
- Что, в вашем прежнем участке были показы мод, но не было пистолетов?
Он делает пару шагов к двери:
- Стрельбище в подвале. Там же, где мы только что были, только дальше по коридору. Я возьму ключ у дежурного и стандартный набор патронов.
И исчезает за дверью.
Коллеги пялятся на него с немым вопросом, когда он выходит из кабинета. Он карикатурно морщится и мотает головой. В ответ ему так же беззвучно скалятся и трясутся со смеха.
Да, они правы, я, как говорится, "попал".
Сэм и правда идет к дежурному. Тот выдает ему ключ и двадцать патронов к глоку-17.
Тренироваться, так тренироваться.
Он спускается в подвал и проходит по коридору, где мигает лампочка.  На нужно двери находится предупреждающий знак с пистолетом и наушниками. Сэм ключом открывает дверь, заходит, включает свет. Помещение совершенно без отделки, не все стены имеют штукатурку вместо голого красного кирпича.  На стенах, под потолком, прожекторы - вместо обычной системы освещения. Огневая зона уходит вдаль на 30 метров черным провалом, имея свет только в самом конце над стеной, где устанавливают мишени. Бойл выкладывает патроны на первую линию, затем берет мишени и уходи в огневую зону, чтобы их повесить. С полок берет свои обычные звуконепроницаемые наушники и надевает. Ему любопытно посмотреть, как она будет стрелять, а вот голос ее слышать не хотелось.
Он дожидается прихода своей напарницы и жестом указывает на патроны.

+2

9

-  Зеркало есть в туалете, вместо шкафа есть вешалка, а стульев других тут нет.
.
Беатрис молча (плохой признак) слушает, скептически изогнув бровь, и лицо ее приобретает все более неприятное выражение. Она прекрасно понимает, что ее норковая шубка сегодня, шиншилловый палантин завтра, горностаевая пелерина послезавтра, и прочее, и прочее - никогда ни на крючке у двери, ни на какой-то там вешалке висеть не будут. И точка. Ей подсунули бракованного напарника, который не понимает элементарных вещей. Верхняя одежда - всегда убирается в гардероб.  Это как прийти с улицы и помыть руки. Она что, должна еще и заниматься воспитанием личного состава? С какой стати?
Не обращая внимания на его взгляд, скользящий по ногам, по фигуре, и снова по ногам, все с тем же неприятно - брезгливым выражением на физиономии (а что, вы никогда не видели женщин в коротких платьях? Вероятно, только в униформе), продолжает по хозяйски обследовать пространство кабинета, словно планируя перестановку мебели (а то и капитальный ремонт. Хотя капитальный ремонт не помешает и самому зданию. Но она вам не благотворительная организация).
.
- Мне нужно потренироваться.
- Что, в вашем прежнем участке были показы мод, но не было пистолетов?

.
Беатрис отвлекается от новой игрушки (пистолета), поднимает на мужчину тяжелый взгляд и собирается лениво объяснить, что в его же интересах, если она первые несколько выстрелов сделает не в его сторону (случайно), и не в этом кабинете, а в безопасном (для него) помещении. Но мужчина исчезает прежде, чем она успеет подобрать вежливые слова. Будем надеяться, что здравомыслящие полицейские просто сейчас все заняты, и вскоре ей найдут напарника, которому не придется объяснять элементарные вещи. А этот ее уже откровенно бесит своей тупостью. И окно она, пожалуй, закроет.
.
Беатрис вешает на плечо сумочку, берет в руку пистолет и выходит из кабинета. Напарник уже испарился. А ей предстоит новый квест - найти в этом лабиринте туалет. Кажется, в ту сторону...теперь ее алое платье - яркое пятно не в стенах кабинета, а в коридорах. Ее откровенно избегают, но за спиной - она чувствует, взгляды вновь и вновь возвращаются к ней. Остается только гадать, что отпугивает людей - раздражение, которое плещется в синих глазах, или пистолет, который она небрежно держит в опущенной руке. Да она ни одним пальчиком не касается спускового крючка! А возможно, им просто лишний раз хочется насладиться видением длинноногой нимфы, волею судьбы занесенной в этот тусклый мирок. Скорее всего, так и есть.
Туалет оказался...паршивым...Прежде всего Бесс выкладывает на край раковины флакон парфюма, помаду и расческу, а потом не без усилий запихивает пистолет в сумочку, которая размерами явно для этого не предназначена. После чего, не обращая ни на кого внимания, неспешно распыляет на запястья голых до локтей рук вуаль аромата, потом долго изучает в зеркале свое отражение и еще более долго подкрашивает контур губ яркой помадой в тон платья. Несколько заколок пришлось вытащить из волос, пригладить пряди и заколоть их снова. Все, теперь, кажется, идеально. В обратном порядке пистолет, парфюм, щетка для волос и помада меняются местами в сумочке и Бесс спешит покинуть злачное место. 
Привычные действия помогли успокоиться, кроме того, холодный металл пистолета в руке добавлял некоторой уверенности...в том, что она на своем месте, а кому не нравится - пусть не смотрит. И даже специфический запах казенного помещения не вызывал больше чувства гадливости.
.
Теперь подвал. Беатрис прошлась по коридорам, несколько раз спускалась не по тем лестницам, но ни разу никому не задала ни единого вопроса. Напоминала любопытную смелую кошку, которая обходит незнакомую территорию. Подвалы Бесс не любила, но ради тренировок готова была потерпеть. Каблуки белых сапожек глухо звучали по ступеням, а шаги приходилось делать осторожными - во-первых, каблуки, а во-вторых, узость платья сковывала движение. Помещение для стрельбищ она нашла быстро, потому что долгие прогулки по подвалу в планы не входили - нервировали и мигающая под потолком лампа, и ощущаемая тяжесть низкого потолка. В общем, заявится, когда напарник будет ее уже считать, вероятно, без вести пропавшей. Криков радости не надо.
.
Все помещения для стрельбы примерно одинаковы. Пустая вытянутая длинная комната, освещенные мишени. Бесс ощутила подзабытый уже холодок предвкушаемого удовольствия...Сбросила с плеча сумочку - не глядя, куда придется...не без усилий, явно долго не тренировалась, извлекла магазин, убедилась, что все патроны на месте, загнала его обратно. Выбрала себе наушники, натянула их на голову, аккуратно, чтобы не испортить прическу - и так то было тихо, а теперь вообще словно окунулась в ватную пустоту. И только потом нашла взглядом мужчину - как его? Том? Дэн? - и жестом показала, что мишени должны быть ближе. Спокойная, уверенная до наглости и красивая, как чертик из табакерки - грубоватое освещение словно изломами вычертило в темноте фигуру - длинная открытая шея, силуэт груди, изгиб бедра, тонкая линия ног; до черноты закрасило глаза и губы.
.
Давай уже, шевелись.

+2

10

Она даже не смотрела на него, когда зашла в помещение.
Игнорирует…
Сэм спокойно наблюдает за тем, как новенькая неуклюже проверяет патроны в пистолетном магазине. Затем как аккуратно надевает наушники. И только потом она обращает свое ценное внимание на Сэма.
Игнорирует, пока не становится что-то нужно.
Сэм специально не ставил мишени ближе, посмотреть, как себя поведет мадам. И мадам жестом сообщила, что ей так не нравится и надо переделать.
И не собирается сама выполнять элементарные вещи.
Сэм кивает и делает серьезное выражение лица. Он не спешит, шагает к выключателю, расположенному около двери. Останавливается напротив него. Задумывается на пару секунд. Поднимает руку и пальцем нажимает переключатель, рядом с которым приклеена небольшая бумажка с надписью «10 м». Ток бежит по проводам и, слава Тесле, в огневой зоне появляется дополнительный свет. Четыре прожектора бьют в пол, по линии разметки. 
Сэм все также неторопливо подходит теперь к стойкам для мишеней. Берет одну из них, рассматривает придирчиво, затем мотает головой и выбирает другую, новую. Легким движением он поднимает стойку и отправляется к линии разметки в огневой зоне. Там, Сэм тщательно устанавливает ее, чтобы было ровно. Наконец, удовлетворенно кивает и возвращается к шкафам для мишеней. Из небольшой коробочки он ладонью захватывает несколько канцелярских острых кнопок. Из пачки мишеней, не глядя, он выдергивает одну, на подходящее расстояние.
Мишень с силуэтом человека.
Да. Мы стреляем в людей.
По началу службы Сэм задумывался почему так сделали. Потому что мы должны помнить, что они – люди? Или чтобы мы «рисовали мишени» на каждом преступнике? Через некоторое время Сэм осознал, что в конечном счете каждый выбирает свой вариант.
С мишенью в руках, Сэм продвигается обратно к стойке. Десять метров – начальное расстояние стрельбы из пистолета. Но, в реальной ситуации часто бывает, что это происходит слишком близко. И без наушников. И без предупреждения. Бойл встает напротив стойки, закрывая спиной мишень и приляпывает ее кнопками к раме стойки. Старается, чтобы было симметрично.
Наконец, готово. Он показывает напарнице большой палец и свою улыбку. Отходит от мишени на два шага в сторону и начинает идти в зону огневых позиций.

+2

11

Беатрис ждет.
.
Позу, в которой она сейчас застыла, нельзя назвать расслабленной, правая нога чуть вперед, руки выученным двойным хватом удерживают пистолет, палец едва касается спускового крючка. Напряжение, нетерпеливое напряженное ожидание, когда он уже уберется с линии огня.
Ну быстрее же, чертов копуша!
Но он словно испытывает ее нервы на прочность, своей нарочитой (в этом она ничуть не сомневается) медлительностью. А ей уже не терпится пострелять. Когда она последний раз держала в руках пистолет? Ой, давно, и давно же у нее не было больше возможности потренироваться. Со вкусом, никуда не торопясь, с привычного для нее расстояния расстреливать круги на мишени. Бесс едва сдерживается, чтобы не наорать на него (а какой смысл, он все равно он в наушниках).
Наконец-то напарник жестом показывает, что он исправил свой недочет, улыбается (Бесс и не собирается улыбнуться в ответ, лишь изобразила крайнею степень недовольства и раздражения) и отходит в сторону.
.
И что это??
Беатрис медленно опустила руки с зажатым в них пистолетом. Что это за хрень? Она не собирается стрелять по этим ни в чем не виноватым людям, пусть и нарисованным! Какой урод придумал делать мишени в виде людей? Она хочет нормальные стандартные мишени! Неужели этого нельзя было понять???
А ты, значит, пошутил так, да? Демонстрируешь чувство юмора? Или ты так пытаешься показать свой характер? Он вообще соображает, насколько серьезно она может ему испортить или осложнить жизнь? Честное слово, до настоящего момента у нее не было таких мыслей! Почти не было.
.
Приподнятое настроение уже улетучилось. Сырым показался воздух подвала, гнетущей - тишина в наушниках, отвратительной - сама затея поиграть в полицейского. Еще очень хотелось горячего кофе - настоящего, только что, в ее присутствии сваренного из отборнейшего зерна, с легкой нежной горчинкой, капелькой ванильного сиропа и кусочком коричневого сахара. И хотелось не спеша насладиться каждым глотком в небольшой, уютной кофейне с минимумом посетителей, чьи доходы позволяют выложить кругленькую сумму за чашечку кофе. И к кофе пусть будет украшенное кремовым узором песочное пирожное с тонкой прослойкой фруктового джема. А не вот это вот все.
.
Беатрис, уже не заботясь о совершенстве прически, стащила через голову наушники. Молча швырнула их на пол, развернулась, и, отчетливо-гулко стуча каблуками сапожек по не слишком чистому полу, покинула стрельбище. Сейчас она поднимется в ту жалкую конуру, которую по ошибке называют кабинетом, заберет шубку и отправится в одну маленькую кофейню, на которую давно обратила внимание. Вызвать такси или пешком? Тут недалеко...Сейчас ей нужен кофе и свежий воздух, и отсутствие рядом недоразумения по имени “напарник”. А чуть позже она уже решит, каким образом приложить усилия к тому, чтобы он больше никогда не имел возможности работать в полиции и больше никогда не мог портить настроение новеньким! Размышляла обо всем этом, поднимаясь на нужный этаж, и на губах застыла рассеянная, отрешенная улыбка. Вот будет смешно, когда он уйдет, а она останется! А она точно останется. Глупо бросать такую затею из-за неудачного коллеги, от которого она все равно легко избавится!

+1

12

Она бросает наушники на пол и уходит.
Что? И как это понимать?!
Сэм стоит в легком ступоре. Он и правда хотел ее позлить, но рассчитывал на другую реакцию – что она, например, попросит его снять наушники и назовет болваном. Но она просто ушла, как только он отошел от мишени. Сэм вглядывается в мишень.
Человек. Но… она сама сказала, что будет стрелять.
Сэм однажды видел похожую ситуацию. Не с новичком, а наоборот, с бывалым оперативником. Тот застрелил человека. После такого сотрудники обязательно проходят психологическую терапию, чтобы убийство не подкосило. Причины убийства всегда разные, для каждого, уникальные. У кого-то не было выбора. Кто-то решил не рисковать. Самое страшное случалось, когда оперативник приходил к выводу, что необходимости стрелять не было. По всем правилам, он, например, был прав, но всегда трудно осознать случившееся. Так вот, в тот раз, это тоже было на стрельбище, только за городом. У оперативника был пистолет, он заново проходил тренировку «освобождение заложников». Нужно было стрелять по мишеням в тесном пространстве из множества маленьких комнат. На второй мишени он бросил пистолет и покинул стрельбище.
О таком упоминают в личном деле.
Записи о личных делах хранятся в архиве, под замком. И никто, кроме шефа, не может их читать. Ее папку должны были передать в отдел, если не сегодня, то завтра-послезавтра.
Надо будет узнать о тебе, Беатрис.
Сэм сгребает неиспользованные патроны и покидает стрельбище, закрыв за собой дверь на замок. Патроны относит в хранилище. На молчаливый вопрос дежурного отвечает, что вспомнил о срочном деле.
Бойл думает о Беатрис, теперь всерьез. Возможно, она не просто так свалилась на него, будто с неба. Из личного дела он разузнает о ней и тогда решит, что делать дальше. Ему и правда любопытно, и он хочет узнать, откуда берутся такие раздражающие и капризные напарники.
На пути к кабинету его останавливает Том – младший помощник. Том коротко сообщает, что на Беруик стрит найдено тело. Его обнаружил работник химчистки. Сэм коротко кивает Тому – понятно, надо ехать.
Началось…
В кабинете Сэм обнаруживает, что его напарница успела надеть шубку и, видимо, решила куда-то уйти.
- У нас убийство. – он хватает куртку с крючка, - Я буду ждать на парковке минут пять, если твои срочные дела вдруг можно перенести.
Он спускается вниз, и, как только оказывается на улице – достает сигарету. Не спеша, он идет к своему форду, уже давно не новой машине неопределенного цвета. Он ждет положенные пять минут. Садится за руль, заводит мотор. И только тогда видит, как в дверях появляется Беатрис. Бойл вздыхает. Сам не знает, почему. Потому что рад, что она поедет с ним? Потому что, наоборот, не рад? Или потому что она появилась в самый последний момент? Пока она идет до машины, он хмыкает про себя, предполагая, как будет оценен его автомобиль, внутри и снаружи.

На Беруик стрит полицейский провожает их к месту преступления. Узкий проход между зданий оцеплен специальными лентами. Над телом работает криминалисты и фотограф. Это мужчина, молодой, лет 25, в хорошем пальто и костюме, с хорошей прической, следов драки нет, карманы пусты, вероятно ограблен. Был застрелен между мусорными баками, сполз по стене после ранения в грудь. Умер быстро, рану руками не прижимал – ладони чистые.
Криминалист здоровается с Бойлом и сообщает, что рядом находится ночной клуб «The Box». Затем криминалист указывает на мужчину, иностранной внешности, работника химчистки. Сэм задает мужчине стандартные вопросы. Тот отвечает, что он был один, когда обнаружил тело, никому ничего не говорил, сразу позвонил в полицию, даже хозяйке химчистки ничего не сказал, ждал, разрешения полиции. И, оказалось, он с места не сдвинулся, с тех пор, как нашел тело. Бойл записывает его показания, телефон, контактные данные, и только после этого разрешает уйти.
Надо опросить людей в этих домах, во сколько был выстрел, слышал ли кто-то его. Может быть, видели стрелявшего.

+1

13

Беатрис и не знает, насколько ее простая реакция заинтересовала напарника.
     Она как раз раздумывала над тем, как теперь носить с собой пистолет (и можно ли), отбросив мысли о кобуре (фу, некрасиво, почти как бронежилет), есть ли смысл брать его с собой в кофейню или оставить здесь, вот прям в кабинете? А потом снова возвращаться за ним сюда? Конечно, если выложить все из сумки, он туда влезет, но, оказывается, он ощутимо тяжелый, если все время таскать с собой!
     Уже набросив на плечи шубку, как раз упихивала пистолет в свою элегантную сумочку, оставив в ней только пудру, помаду, и салфетки, когда в кабинет вернулся то ли Боб, то ли Джон - она так и не запомнила его имени! - и испортил ей все планы на прекрасное завершение дня.

     “У нас убийство” - эта фраза заставила ее растерянно захлопать ресницами. У нас...Здесь, в здании полиции? А такое вообще возможно? Он ее разыгрывает? Что за идиотские шутки опять! Вихрь мыслей за несколько секунд, пока напарник хватает куртку, бросает просто-таки оскорбительные слова про пять минут и исчезает, не дав ей возможность договориться хотя бы минутах о пятнадцати. Значит, их все-таки ждет дорога. 
     Но пять минут!
     Беатрис тщательно проанализировала услышанные слова. Значит, убийство уже совершено, и если невозможно теперь что-либо исправить или, тем более, предотвратить - к чему такая спешка?! Почему она не может выпить чашку кофе, плюс-минус полчаса погоды не сделают, никто не воскреснет и никуда не денется! 
Надо будет поговорить об этом с...да как же его зовут то...Помедлив еще некоторое время (убедиться в идеальности макияжа и поправить прическу), все-таки отправилась вниз, на улицу, идя чуть более быстро, чем следовало. Убийство! В первый день! Хороший знак для начинающего полицейского? Любопытство, любопытство...Ладно, съездит сегодня с ним, посмотрит, что это и как, а там дальше видно будет.

     Уже выйдя на улицу, огляделась в поисках машины. Застыв на месте, зябко ежась после теплого помещения - ветер игриво трепал подол недлинной шубки, скользила взглядом по припаркованным автомобилям. Благо, двигатель работает только у одной.  Глубоко вздохнула, уже начиная смиряться с неизбежным, усилием воли подавив в себе негодование. Как ему вообще не стыдно на этом ездить?
     В машину садилась очень осторожно, чтобы не испачкать ни шубки, ни платья, ни сапожек - тут надо было проявить чудеса изворотливости. Тут же заполняя салон автомобиля запахом своего парфюма. Кресло какое неудобное...И тесно как, куда ей свои длинные ноги девать? Брезгливо, двумя пальчиками пристегнула тугой ремень безопасности, не глядя на сидящего за рулем напарника, всем своим видом показывая, что лишь обстоятельства непреодолимой силы вынуждают ее находиться сейчас рядом с ним. Удивительно, что это чудо автопрома еще может ездить.
- Вы машину не моете, потому что боитесь, что какая-нибудь важная деталька отвалится? - единственное, что проронит за всю поездку, и, хотя на кончике языка вертелось множество вопросов, будет упорно молчать.

     Позже, потом, все остальное время будет держаться позади Сэма.
Пока их ведут в неприятно пахнущую помойкой улочку, где и двоим не развернуться, она старается не наступить ни во что (а это сложно), не испачкать ни сапожек, ни шубку. Ну почему ей так не повезло, ну почему сегодня, ну почему в этой грязи? Даже бриллиант, обычно ярко мерцающий на пальце, словно потускнел, понимая свою неуместность...Да еще и холодно то как...Или это не от холода вдоль позвоночника обжигает озноб? Крепче запахнувшись в белоснежный теплый мех, очень недолго смотрела на убитого. Очень недолго, потому что в глаза сразу бросилось кровавое пятно на одежде, и неестественность застывшей, словно у куклы, позы, и снова кровь.  И почему, как этот человек здесь оказался?! Он не похож на завсегдатаев помоек, шарящих по мусорным бакам в поисках добычи.
То есть...его ограбили? а потом убили?  Или не хотели убивать, а он случайно умер? Беатрис стало совсем плохо. Вот идешь ты по улице такая нарядная, а через 5 минут в нечистой подворотне с твоего пальчика снимают колечко (так она еще и легко отдаст это колечко, как же), и...Но она же не дура с незнакомыми сворачивать в грязные переулки! Так и мужчина этот, точнее то, что раньше было мужчиной, на дурака с виду не тянет. Она краем уха слышит слова какого-то человека, рассказывающего, когда и как он обнаружил тут...тело...а взгляд уже вернулся к застывшему, словно маска, лицу убитого. А ведь его наверняка сейчас где-то кто-то ждет. Волнуется, наверное, переживает. А он не придет. Беатрис смотрит до тех пор, пока оно не начнет расплываться у нее перед глазами, а потом схватится рукой за рукав куртки Сэма:
- Можно я посижу в машине? Мне...мне нехорошо… - и даже не старалась придать жалобному голосу хоть сколько-нибудь суровые интонации.

+1

14

Сэм делает пару шагов в сторону от мусорных баков и тела и поднимает голову.
Фонарей тут нет. Есть шанс, что могли заметить при выходе из переулка…
Старые красные кирпичные здания поднимается всего на 4 этажа. Одна из стен переулка – глухая. В ней нет окон, только одна дверь, вероятно, запасной выход. Другая стена ощетинилась металлическими решетками пожарных лестниц. На одной из них, на третьем этаже, стоит мужчина и неспешно курит.
Мысли Бойла обрывает ощущение, что за его рукав кто-то схватился.
- Можно я посижу в машине? Мне...мне нехорошо… - слышит он голос Беатрис.
Сэм опускает глаза на ее лицо, и вздыхает.
Этого следовало ожидать…
Бойл слышит, как рушатся его мечты на разделение труда и обязанностей. Но, в конце концов, кто он такой, чтобы ее заставлять. Если она не сможет ему помочь, то пускай хотя бы не тормозит его собственную работу. Сэм бы мог сейчас разозлиться, но жалобный голос его напарницы отбил намерение раздувать конфликт дальше. К тому же, здесь место преступления и пришло время для работы.
Он мягко перехватывает ее руку, высвобождает рукав и одновременно разворачивает своего напарника спиной к трупу, затем делает пару шагов в сторону выхода из переулка.
- Этого можно было и не делать… - сам не зная к чему, он говорит эти слова.
Затем Сэм залезает в карман и вылавливает оттуда ключи автомобиля.
- Только не ройся в бардачке. И над водительским сидением. – он передает ключи Беатрис. – Я буду в этом доме, проведу опрос. – Он показывает на дом, который с лестницами. – Потом нужно дойти до ночного клуба вниз по улице, посмотреть, если ли там кто и когда он снова работает. Как придешь в себя – присоединяйся.
Сэм оставляет Беатрис и возвращается к телу. Он садится на корточки рядом с жертвой. Аккуратно берет левую руку убитого и закатывает рукав. Как он и думал – чуть выше запястья есть метка ночного клуба. Сэм отпускает руку и еще некоторое время сидит напротив тела.
Ограбили. Убили. Сначала ограбили. У тебя не оказалось того, что искал убийца и он был взбешен? Или наоборот, у тебя было именно то, что он искал? Он стоял напротив тебя, когда стрелял. Ты его знал?
На эти вопросы молодой парень, зашедший вчера в переулок, уже не ответит.
Сэм поднимается и кивает криминалистам, что они могут убирать труп с места преступления. Затем он обходит здание и заходит внутрь дома.

+1

15

Даже странно, что ее напарник (Сэм, как она успела услышать (и принять к сведению) в обмене репликами между ним и прочими присутствующими на месте убийства) оставил без саркастических или ядовитых комментариев скромную просьбу. Есть в нем что-то человеческое. Совсем чуть-чуть.
И странно, что она сама не догадалась отвернуться. Если не смотреть на лицо убитого, дышать становится значительно легче. Но она все равно не хочет больше находиться тут. Ей не нравится.

- Этого можно было и не делать… - тут Беатрис была согласна полностью. Она бы даже сказала - “этого не нужно было делать”. Зачем было убивать несчастного парня именно сегодня? Авось завтра он бы прошел по другой улице, а Беатрис не получила бы свое первое дело в первый же день. Да она еще даже к этому Сэму не успела привыкнуть, и вдруг такое! Подлость просто.

- Только не ройся в бардачке. И над водительским сидением. – Беатрис получает ключи от машины в раскрытую замерзшую ладошку и четкие инструкции, что делать дальше.
- Как придешь в себя – присоединяйся. - Беатрис кивает и бредет к машине, ежась под порывами ветра. Мысли ее возвращаются к убитому, но она старательно гонит из памяти образ застывшего у помойки тела. А если оно теперь ей сниться будет? Это всерьез расстраивает Беатрис и вызывает новый легкий приступ тошноты.

     Хорошо хоть, что машина нашлась быстро. Беатрис снова поморщилась, но выбирать не приходилось. Удивительно, что машина, кажется, не обладала таким же противным характером, как ее владелец, во всяком случае, открылась с первой попытки - и Бесс осторожно опустилась на место водителя. Некоторое время сидела, закрыв глаза, стараясь думать только о хорошем. О теплом ласковом море, прогретом южным солнцем, в котором так хорошо купаться после заката, о вкусных холодных коктейлях за сытным поздним ужином... 
Что я вообще здесь делаю???

     Здесь же по прежнему было холодно, пришлось завести машину (Беатрис страшно боялась, что автомобиль либо не заведется, либо развалится, но все обошлось), включить максимальный нагрев. Беатрис откопала в сумочке помаду, а вот маленькое зеркальце упрямо не желало попадаться под руку. Ладно, ведь в любой машине есть зеркало. Беатрис подняла руку, отогнула солнцезащитный козырек, и испуганно вскрикнула, взмахнув рукой, отбиваясь от, как ей показалось, чего то бросившегося прямо на нее. Уффф...несколько листочков бумаги. Один на коленях, два на пассажирском сиденье, третий упал куда то под ноги.
      Бесс аккуратно собрала все листочки в кучу и начала рассматривать.

     Первым оказался снимок на плотной, потертой от времени бумаге.  Какая-то женщина. Бесс перевернула фотографию, но никаких подписей на обратной стороне не оказалось. Пожала плечиком, взяла в руки второй листок. Еще одно фото. Теперь какое-то дряхлое строение, явно за чертой города. Ни даты, ни подписи опять. Связаны ли между собой эти два снимка? А какое ей до этого дело? Ну любопытство же. Заглянуть под пыльное покрывало, где прячутся чужие тайны, всегда интересно. Третья бумажка оказалась неинтересной - чек...Запчасти какие-то. А над четвертым листочком Бесс удивленно приподняла брови. Ксерокопия...записка, написанная от руки корявым, Бесс была уверена - мужским - почерком. “да поможет вам бог”. Почерк Сэма? Она посмотрит потом бумаги, написанные его рукой, благо в кабинете нет в них недостатка...но вообще вряд ли, зачем тогда делать копию своей же записки и держать под рукой? неужели эти слова так дороги Сэму? любопытно...ладно, а пока...Аккуратно сделала на свой телефон фотографии найденных бумажек, убедилась в хорошем качестве получившихся картинок. Что ж, Сэм, тебя ждет много вопросов.
После того, как воспользовалась все-таки зеркальцем над сиденьем водителя, тщательно подведя контур губ яркой красной помадой, аккуратно убрала бумажки туда, откуда они выпали. Словно ничего никогда не трогала.

     Ну и конечно же, рука сама потянулась открыть бардачок. Просто заглянуть. Вдруг там завалялась бутылочка воды, а то так пить хочется…осторожно извлекла не новый термос, отвинтила крышку, сморщила нос от кислого запаха - когда-то это было кофе. Гадость. Что тут еще. Сухари? Вот что можно сказать о человеке, который возит с собой прокисший кофе и упаковку сухарей? Ничего хорошего нельзя сказать о таком человеке. Пожалеть разве что. Но это не к Беатрис. Так, флаер ночного клуба. Беатрис повертела в руках яркий листок. Ну Сэм, вот уж не ожидала, что ты ходишь по ночным клубам. Странно, что тебя вообще туда пускают. Надо будет провести собственное расследование - как ведут себя полицейские в неформальной обстановке. Ее напарник и ночной клуб - это как Беатрис и тяжелая атлетика. Не сдержала улыбки и засунула флаер в свою сумочку, небрежно сложив листок пополам и продолжила увлеченно копаться в бардаке бардачка дальше. Нож. Даже трогать его не стала. Визитка полицейского управления. Сэм Бойл. Номер телефона. Блокнот? Беатрис быстро пролистала тонкие странички. В глаза бросилась фраза “...она со мной не пойдет. Все они такие... гордые суки, поэтому я прикидываюсь туристом и, когда она подошла в к моей машине - схватил ее и затолкал на заднее сидение.” Чем то жутким от этих слов повеяло, нездоровым, неприятным. Сэм, а ты точно полицейский? Не прячешь ли ты под маской служителя закона страшную и коварную тварь? Знаешь, я, пожалуй, присмотрюсь к тебе повнимательнее. Или, возможно, ты эту самую тварь покрываешь и всячески ей содействуешь. Вот ведь дрянь, а. 

     Беатрис аккуратно сфотографировала все странички, на которых был текст. Сравнила почерк найденной ранее записки и текста в блокноте. Он не совпадал, но это пока ей ни о чем не говорило. Забирать блокнот с собой опасно, задавать о нем вопросы тоже. Позже она прочитает все, и не один раз. Брезгливо бросила блокнот обратно в бардачок. Больше ничего интересного там не оказалось. Смятые пустые бумажки, крошки, мусор, как в урне. Вот свинья. 
   
     Даже разговаривать с ним не хотелось. Но дело есть дело. Поглядывая на визитку, Бесс набрала номер телефона, глубоко вздохнула, стараясь спрятать свои эмоции.
- Со мной все в порядке. - Сухо проинформировала. - Куда мне подойти?

Отредактировано Beatrice Haig (11 Янв 2021 23:01:47)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Договор с дьяволом