Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Sweater Weather


Sweater Weather

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://i.imgur.com/2U17iwO.png

Richard Farrell
&
Lauren Lehmann

13.11.20
пригород Лондона

+3

2

Этот год, что казался для нее началом чего-то многообещающего, подаривший е прорыв в работе, оказался слишком беспощадным к чувствам и эмоциям Лоурен, лишая ее всего что, когда-то давало ей силы, что питало ее, во что она верила. Он лишил ее слепой любви, которой она дышала, которой она жила, и для поддержания которой не хватило искренности.
Джаред, он все еще обжигал ее воспоминания, она слишком вросла в него, чтобы так легко забыть, отпустить все, что было между ними, и последнее осознание с последней подписью на бракоразводных документах. Больно. Холодно. Одиноко. И всплывшие в СМИ подробности ничуть не утешали. Пусть официальных заявлений не делала ни Лоурен, ни Джаред, но слухи летали, и желающие то и дело пытались заполучить оригиналы дела или увидеть их. Но, зато фанатские теории имеющие под собой почву растеклись по сети Интернет. Сравнения квартир, мест пребывания и фотографии с мероприятий, где их красноречивые взгляды друг на друга наконец-то были замечены.
Если бы это всплыло раньше, они бы забавлялись с этого, только все было кончено... Она не смогла простить подобной подлости, хотя ее рассудок предательски молил о том, чтобы она одумалась. Но только сильная боль, раздосадованность и сожаление помогали оставаться непреклонной.
Ашиль... И он ушел. Его новый брак... Казалось бы Лоурен, сделала все, чтобы этот человек остался рядом с ней, но вновь его чувства и желания его семьи развели их, и многолетняя дружба сошла на нет. Да, он был с ней в сложные период ее жизни, но пришло время расставаться, выбивая этим остатки самообладания Йерсель, руша веру в людей.
Но, рядом оставался Джаспер, который во многом взял на себя работу, до появления Элис, которая ловко включилась в весь процесс, сумев занять свое место в огромной компании и в музыкальной индустрии разбираясь в связях с общественностью и сумев добиться уважения у менеджеров лейбла.
Работа была утешением, позволяющим забыться, занять голову, чтобы давить саднящую тоску и боль от потерь. Слишком много предательства и грязи для нее было за последний год, от которых она задыхалась, от которых ей не хотелось жить, и которые давили на нее столь сильно, что бессилие не отпускало ее, сколь сильно она старалась удержаться в этом всем.
Но судьба подослала ей Рихарда, вернула его в ее жизнь, дала ей твердое плечо, которое проводило ее сквозь весь этот ужас развода, формальности и провалы. Сквозь давление Виктора, сквозь уход Ашиля, сквозь развод с человеком без которого она не представляла свою жизнь.
Лоурен была рада тому, что ее семья смогла вырваться на неделю, сквозь всю эту пандемию и побыть с ней, пусть и в обход некоторым законам, но Йерсель нужно было позволить себе сломаться, разреветься, уткнуться в грудь матери, чтобы сжимающийся ком боли внутри наконец-то взорвался и вышел гноем. Она устала быть сильной, устала доверять не тем, устала разочароваться и падать об земь со своими чувствами и преданной любовью.
Отъезд родителей и брата, что стал просветом в этой осени, был очень тяжелым для Йерсель, и вновь работа накрыла ее с головой, пока ее организм не отказал, до той степени, что она оказалась в больнице с истощением на гране нервного срыва...

Но, Лоурен утешало, что скоро контракт Джареда подойдет к концу и он вернется в Чикаго, или Лос-Анджелес и пересекаться им станет практически невозможно, а она останется тут, в Лондоне. Городе который дал ей слишком много и отнял столько же. Возможно она закончит тут дела и тоже покинет Туманный Альбион. Может уедет в Нью Йорк, или рванет в Финляндию. Но в США вернулся и Блэйк, а двое мужчин причинивших ей боль в одной стране было перебором, с учетом их профессий.
Только теперь она могла вздохнуть чуть свободнее, ведь наконец-то у нее был свой дом. Дом ее мечты, с красивой территорией, дом в который она вложила пугающую сумму фунтов, чтобы все было достаточно идеально, пусть и вышло темновато, но это был ее дом. Ее территория, позволяющая наконец-то разложить вещи, и наконец-то ощутить то, что она стала независимой от всего. И ощутить одиночество.
Некогда лучший друг ее оставил, но рядом были Риччи и Виктория, которые приходили или звали ее поддержать, стараясь вытащить ее из торнадо гнета и осознания пустоты в сердце. Только вот ночи были все ее.
Поджав под себя ноги, Лоурен расположилась в гостиной держа в руках очередной бокал с белым вином. Она стала пить гораздо чаще, но сейчас она осматривала помещение, понимая, что наконец-то это ее. Спустя полтора месяца она смогла въехать и вздохнуть, понимая, что наконец-то внутри нее появилось некое успокоение.

+1

3

Перемены. Говорят, что вся наша жизнь состоит из перемен, что основываются на принятых нами решениях. И в чем-то это верно. Вот только порой, наши решения не просто меняют нашу жизнь, но добавляют в нее не только дискомфорт, но и боль. И в итоге получается так, что скрываясь от собственных чувств, ты стараешься концентрироваться на работе. Ты ищешь в ней отдушину, но больше не находишь. Ведь то, что является смыслом твоей жизни,  в итоге причинило боль родному человеку.
  Жалел ли Фаррелл о том, что именно ему попало в руки дело Лоурен? И да, и нет. Он помог ей избавиться от гнета Джареда и "выбраться" на свободу. Да, она теперь была полностью свободна от бывшего мужа и, казалось бы, в этом была заслуга именно англичанина. Вот только была еще и другая сторона данной монеты: Риччи видел, на сколько Йерсель больно! И пусть она обрела свободу, но при этом рухнул ее карточный домик под названием "идеальный брак". Хотя... на самом деле он рухнул уже очень давно, но легче от этого не было ни ей, ни ему.
  Когда процесс был в самом разгаре, Фаррелл встретился одним вечером со своим наставником. Матерый адвокат, Эммет давно уже не практиковал, но при этом оставался сведущ во всех нюансах и поправках к законом. И когда они сидели в пабе за бокалом пива, умудренный опытом друг отметил, что не стоило Риччи браться за это дело. Ведь, как ни крути, но здесь все равно присутствует конфликт интересов. Конечно же англичанин мог оспорить высказывание наставника, но... не стал, так как тот был прав! Ведь Рихард действительно хотел, чтобы Лоурен развелась. Ему невыносимо было даже думать о том, что она хоть как-то связана с Расселом. И чего в этом чувстве было больше: ревности или дружеского негодования? Не мог сказать даже он.
  Вот только все это отошло на задний план после того, как Леманн попала в больницу! В тот промежуток времени он несколько выпустил ее из поля своего зрения, так как нужно было разбираться с теми делами, что мужчина задвинул, пока занимался разводом немки. Да, это было несколько не профессионально, но для него важнее было именно это дело. Именно бракоразводный процесс Йерсель! В тот вечер он опять сбрасывал свою ярость путем общения с боксерской грушей, а на утро отправился к подруге в больницу. Он провел у нее не больше пятнадцати минут. Говорил ни о чем. Пытался шутить. И прятал сбитые костяшки в карманах брюк. Потому что не хотелось, что бы она их видела...
  ... Свой отдых Ричард всегда планировал заранее. Раз в три месяца он брал два выходных дня, отключал мобильный телефон и уезжал за город. Там, на территории, что принадлежала его семье, в лесу находился небольшой домик. В нем были все блага цивилизации, кроме двух: интернета и сотовой связи. И это было выбором именно Фаррелла, которые скрывался там от суеты окружающего мира, от людей и ненужных разговоров. Он всегда уезжал туда один. Не важно, был он с кем-то в отношениях или не был; задевало ли это новоявленную пассию или нет... Мужчине было на это плевать. На протяжении двух дней, он наблюдал за природой, жарил себе свиные стейки и запивал их пивом. Так было обычно, но не в этот раз.
   Рихард не стал предупреждать подругу о своих планах. Он просто решил поставить ее перед фактом. И плевать на ее работу! Хватит! Даже сильной и независимой порой нужна передышка. Просто возможность выйти на крыльцо и подставить лицо не то, что солнечным лучам, а просто свежему лесному воздуху. Воздуху, который можно вздохнуть полной грудью и не почувствовать смога большого города. Поэтому, закупив продуктов на двоих, он просто поехал в ее новый дом. Дом, который они выбирали вместе. Дом, который просто обязан стать ее крепостью.
  Остановив машину перед входом и уверенно покинув ее, Риччи поднялся по ступенькам и нажал на дверной звонок.
  - Лоурен, я знаю, что ты дома. Открывай давай. Не вынуждай меня выламывать дверь в страхе за твое здоровье. Я серьезно. - и хрен поймешь: серьезно он это говорил, или же шутил?

+1

4

Лоурен прикрыла глаза, переставая всматриваться в пейзажи за своим окном. Она устала, устала от постоянного повторения того, что она справится, что она сможет, что она сильная, что ей просто нужно это гребаное время, чтобы отойти от предательства своего друга, и чтобы привыкнуть к жизни без Джареда.
Да, она была свободна, она понимала это, чувствовала, что будто нечто тяжелое упало с ее сердца, и освободило грудь, позволяя ей дышать. Пусть болезненность вдохов была слишком ощутимой.
Лоурен открыла глаза, делая очередной глоток и отставила бокал на небольшой столик перед диваном. Пальцы сжали телефон и гостинную наполнила музыка, проникновенная, поддерживающая ее настроение, наполняющая, и Лоурен мягко соскочила с дивана, позволяя предаться мелодии, ритму и своему отчаянию.
float:leftОна двигалась следуя зову своего сердца, разбитости, вспоминая последние написанные ей тексты, пропитанные отчаяньем и разочарованием. Сможет ли она спеть это? Или все это уйдет в стол? Стоит ли ей вообще заниматься сольной карьерой? А может попросту продать лейбл и сменить направление, смять все под своими пальцами и выбросить, чтобы начать вновь с нуля?
Она опаля на под поднимая голову к высокому потолку, горячие слезы предательски соскользнули по щекам, заставляя молодую женщину сделать глубокий вдох.
Она мечтала о своем доме, и вот она получила его. Она хотела, чтобы ее лейбл приобрел вес, разросся и приносил много денег, вот, у нее искали контрактов, и ее артисты котировались.
Но, явно загадывая желание под прошлое рождество, она не думала, что все будет так...
"- ты же знаешь, что ты ничего не сделаешь с тем, что происходит и будет происходить между нами. Ты боишься этого, и делаешь правильно, Ло. Наш мир слишком тесен, чтобы у меня не было шанса все исправить." - слова Джареда и распаляли ее и пугали.
- Тебе это не нужно. Никогда не было нужно. У нас была бешенная химия, но у нас не было семьи, никогда.
Она сказала все абсолютно верно, она осознала то, что пытались столь долго донести до нее, но от осознания проще не было. Ведь ей всегда было достаточно его прикосновений, его взгляда, его слов, для ее желания спасти его, раскрыть.
Но, всё было кончено.
И это было благом для неё.
Она это понимала.
Лоурен хмыкнула, сделав поворот, приподнимаясь в танце, ведь когда она оказалась в больнице, напичканная лекарствами, ей было так хорошо, она ощущала умиротворяющую эйфорию, и ей было хорошо. Возможно, наркотики действительно порой могут быть выходом? Нет! Конечно нет... Лишь глупые размышления...
Она приподнялась на мысочках и сделала очередной оборот, от которого закружилась голова, точнее из-за алкоголя, который был в ней.
На плеере заиграла песня Нико, ее друга и коллеги по поп-сцене в Германии. Воспоминания приятным теплом легли на сердце, только вот последняя поездка была темным пятном на Берлине, и ей следовало отправиться туда вновь, чтобы затереть пребывание, когда мысли были все в разводе, а рядом еще был Ашиль.
Ведь хорошие воспоминания должны затирать плохие. Хотя... В Германии вернулся Рихард, правда с весьма волнительными новостями.
Лоурен упала на диван и взяла остатки вина, делая очередной глоток, когда в дверь раздался звонок, и приятный мужской голос, с присущем ему британским языком произнес ее имя.
Он был рядом, когда ей стало плохо. Очередной мужчина оказавшийся рядом, только этому Йерсель доверяла.
Улыбка искренне отразилась на ее губах, и обтерев тыльной стороной ладони слезы, Леманн подскочила к входу открывая дверь:
- Эй, новый дом, а ты его уже ломать решил? - она сузила глаза, и впуская мужчину внутрь,- Какими судьбами? Решил проверить не сдохла ли я тут? Так вот - нет. - она хмыкнула,- Хочешь выпить? - она посмотрела на опустошенную более чем на половину бутылку вина,- Кажется, у меня в холодильнике есть бутылка ещё?
Лоурен закрыла дверь и прошла в гостинную смотря на Рихарда, и скрестив руки на груди, наблюдая за своим другом.
- Наверное, рождественское дерево будет смотреться неплохо в этом интерьере.

вв

https://i.pinimg.com/564x/0e/5e/35/0e5e35c10301260522f9b27d06f93f68.jpg

+1

5

Нет ничего более простого, чем плыть по течению. Не взвешивать все "за" и "против". Не принимать решений, которые могут затронуть окружающих. Не быть мужчиной, который готов нести ответственность не то, что за себя, но и за близких. Наверное, Риччи бы порой и хотел быть именно таким, но просто не умел. Мужчина действительно имел правильное воспитание. Его с самых ранних лет приучали к тому, что мужчина - в первую очередь, защитник. Он обязан, даже если ему самому паршиво, быть поддержкой для тех кто рядом и слабее. И пусть кто-то может заявить, будто подобное воспитание свойственно лишь аристократам - Фаррелл лишь надменно на это усмехнется и пойдет своей дорогой дальше. Ведь, не важно, в какой семье ты родился . Если ты мужчина, то ты будешь им всегда. В любых обстоятельствах. Ведь настоящий мужчина - это не тот, кто имеет деньги и титул. Это тот, кто в состоянии поступать правильно. Тот кто, не бежит от ответственности. И сейчас, Риччи чувствовал свою ответственность за то, что происходит с Лоурен. И пусть он был виновен косвенно, но, тем не менее, он не собирался больше быть в стороне. Ни как друг, ни как претендент на нее, как на женщину. И пусть он еще не скоро заявит на нее свои права, так как прекрасно понимает, что Йерсель требуется время, но это не значит, что он потерпит рядом с ней кого-то другого. Она - его, просто еще об этом не знает. А вот Рихард... он уверен в том, что сможет сделать ее счастливой. Главное - не торопиться и просто ждать подходящего момента. А пока... он просто, на правах друга, устроит ей чудесные выходные и поможет вспомнить о том, что она потрясающая и талантливая женщина. Поможет вспомнить ту самую Лоурен, которой она была до Джареда.
  - Не надо смотреть на меня таким грозным взглядом, - насмешливо произносит англичанин, входя в дом. Он старается не смотреть на нее, так как внешний вид подруги... это истинное испытание для его выдержки. - Это не я довел себя до нервного срыва и, что-то мне подсказывает, истощения. И, прошу заметить, что это не я оказался в итоге в больнице. Поэтому, да, если бы ты не открыла дверь в течении ближайших двух минут - я бы ее выломал. - возможно, сейчас это несколько не вязалось с его привычным образом, но именно таким Риччи и был по жизни. Он был собственником. Он был тем, кто привык все контролировать. И этого уже не изменить. Просто, раньше в их с Ло взаимоотношениях, никогда не было ситуаций, при которых он бы был вынужден продемонстрировать эти свои черты характера.
- И это не может не радовать. - еще одна усмешка и не довольный взгляд на остатки вина в бутылке. - Нет, спасибо, я за рулем. И, раз уж у тебя настроение наконец-то отдохнуть, - при чем слово "отдохнуть" он произносит с сарказмом - То, будь добра, подняться сейчас в свою спальню и переодеться во что-то удобное и теплое. ну и заодно прихватить с собой вещей на два дня. Так как мы  тобой через десять минут отправляемся загород. И, предупреди, кого тебе там надо, что два дня ты будешь вне зоны действия сети. - он понимает, что возможно излишне резок, но... при этом мужчина понимает и то, что ему слишком сильно не нравится ее состояние и настроение. - И, к слову, отказы не принимаются. А будешь спорить, - хитрый взгляд в глаза Йерсель - просто закину на плечо и, в чем есть, понесу в машину. Время пошло. - причем последнюю фразу он произносит довольно весело. К слову, видимо он все же мазохист, так как идея забрать ее в чем есть - очень даже нравится Фарреллу.

+1

6

Лоурен нравилось, как пахло деревом в ее доме. Эта вся натуральная отделка, эко-материалы, и весьма стильная обстановка. Когда-то она мечтала о небольшом доме, так, для души, но ее дело росло, и она решила позволить себе что-то действительно внушительное, что-то, что радовало бы ее искренне в этот сложный период в ее жизни, что согревало ее душу и отвлекало от всего. И вот, это был дом ее мечты, который оценили и ее родители и ее брат, что в отличие от матери действительно смог увести мысли Лоурен в сторону своими шутками и подколами, заставляя ее улыбаться.
Порой Йерсель думала о том, чтобы просто забрать Ирвина к себе, заботиться о нем, чтобы он учился в Европе, чтобы поступил тут же в университет и не был оторван от своей Родины. Но, мать и так страдала, что Лоурен была столь далеко и отнимать у нее еще и брата было бы глупо и неправильно.
- А я смотрю грозным? - улыбнулась Лоурен, - Рада, что у меня это выходит на кого-то, кроме моих сотрудников.
Она склонила голову, показывая быстро язык Ричарду, совершенно не беспокоясь о том, сколько им лет и какое у них положение. Дурачиться с ним было легко, и от его присутствия на сердце становилось хорошо и спокойно, да к тому же, Риччи был весьма обаятельным и харизматичным, и Йерсель лишний раз понимала, почему, будучи подростком нередко засматривалась на него, восхищаясь его блестящим знанием языков, его вышколенности и интеллекту. Она всегда усердно училась, но она понимала, что до Фаррелла ей было далеко, зная, что его профессия подразумевает под собой постоянное совершенствование, в то время, как Лоурен была просто довольна тем, что окончила высшее учебное заведение в Нью Йорке и свободно говорила и думала на английском. В остальном она всегда полагалась на наитие, на предчувствие, которые редко ее обманывали.
- Ого, какой грозный, - проговорила молодая женщина, облизнув губы, смотря на лицо Рихарда, ловя в его взгляде решительный холод, и понимая, что он зашёл не просто так. Внутри все неприятно сжалось, от мысли, что это может касаться развода, но ведь они подписали все бумаги, а слухи и так гуляли везде, что все присылаемые интервью то и дело содержали вопросы о Расселе. И подобное внимание не на территории Германии Лоурен было не нужно, ведь теперь о ней говорили не как о той, кто владеет музыкальный лейблом, что за три года заимел шестерых артистов, что были известны во всем мире, а четверо были одними из самых востребованных в нынешние года и их записи расходились миллионами. Нет, теперь все говорили о ней, как о бывшей жене Джареда Рассела. Даже теперь она оставалась его тенью. Или стала большей его тенью?
В горле пересохло от этой мысли, и она подошла к столу беря бутылку и делая некуртуазный глоток из горла.
- Да, что ты переживаешь, с моей работой это нормально, вот так падать... - она улыбнулась, - Правда это второй раз за год... - она многозначительно хлопнула ресницами,- Первый раз в начале июня, а потом у меня вообще было сотрясение, когда у меня пытались украсть сумочку, и в оба раза был мистер Блэйк рядом, который я надеюсь вернулся в свою преисподнюю.
Она мотнула бутылкой:
- Точно не хочешь?
Да, все, мужчины окружающие ее вечно твердили о том, что ей плевать на свое здоровье, но Лоурен не умела иначе, постоянно желая двигаться вперед, пусть и понимала, что возможно настало время остановиться и притормозить.
Она скривилась с теплой иронией на то, как прозвучало его "отдохнуть" и отставила бутылку в сторону.
- О, не пьешь за рулем, в такие моменты в тебе просто чувствуются немецкие корни, а не британские, - пальцы легли на губы скрывая легкий смешок. А вот дальнейшее высказывание заставило Ло удивленно хлопнуть глазами рассеяно разводя руки в сторону:
Ого... - только и выдохнула молодая женщина, смотря на Рихарда, надеясь, что последует фраза, что это шутка, но ее не было, а зная Риччи, то можно было не сомневаться в том, что ее просто утащут, если она не успеет сбежать.
- Я ж могу сбежать, - улыбнулась Лоурен,- Но... Это как-то неожиданно, четно говоря.
Рука проскользила по волосам и она поджала губы:
Что значит без сети, смерти моей хочешь?! - она подумала о том, что не сможет почитать последние новости или посмотреть последние сводки в инстаграмме, и ужаснулась, впрочем ее быстро отпустило, ибо последние новости лучше и вовсе не читать и не смотреть...
- Ладно, что-то мне подсказывает, что спорить с немцем внутри тебе бесполезно, я сейчас.
Шумно выдохнув, Йерсель двинулась в сторону спальни, и достала телефон написав сообщение Элис и Джасперу... И если перед первой Ло было пока еще стыдно, то вот для Джаспера было нормально.
Лоурен взяла небольшой чемодан, закинув туда пару джинс, сменное белье, объемный свитер, футболку и майку, пару носков и косметичку для переездов с средствами личной гигиены.
Она привыкла быстро собираться. Она накинула на себя поверх еще свитер и станула волосы резинкой, надевая очки на глаза.
"красавица" - иронично подумала Йерсель, спускаясь вниз.
- Я готова, и не готова одновременно, - засмеялась Ло, - Но знай, для меня это очень уж неожиданно!
Она подошла к панели с сигнализацией закрывать дом.

+1

7

  - Смотришь, но на меня это не действует. - очередная усмешка и победный взгляд. С ней можно не играть, а быть собой. Хоть и с оговорками. Ведь Ричард не знает, что такого должно произойти для того, что бы он открыл подруге свои чувства. На самом деле, мужчина сомневался, что этот момент вообще когда-нибудь настанет. Да, он знал о том, что мать не довольна его холостым образом жизни, хоть она никогда об этом и не говорит. Знает, что она мечтает о внуках, но... Фаррел не собирался связывать свою жизнь с женщиной, что безразлична ему, только ради того, что бы порадовать матушку. Вот и получалось, что в итоге он предпочитал не заводить действительно серьезных отношений, а лишь удовлетворял свою физиологию.
  А Йерсель, даже не подозревая о мыслях давнего друга, продолжает его провоцировать. Наверное, если бы она знала о его мыслях, то просто запретила бы мужчине к себе приближаться. По крайней мере, только страх именно такой ее реакции и удерживала его от безрассудного поступка. А ведь в этот момент, когда она беспечно проводит языком по своим губам, ему так неистово хочется просто сделать шаг вперед, с силой прижать ее к своему телу и впиться поцелуем в ее губы. Он бы целовал ее яростно. Вторгаясь языком в ее рот, в то время как рука по хозяйски забралась бы под ее топ и принялась ласкать упругую грудь. Он желал ее. Как же сильно он ее желал...
  Женский голос... он вырывает его из столь сладостных и опасных фантазий. Встряхнув головой, Риччи все же пытается сосредоточиться на том, что говорит ему Йерсель и, конечно же, ему не нравится то, что он слышит. Недовольно поджав губы и строго посмотрев на подругу, он произносит:
- Лоурен! Это не правильно! Я понимаю, что для тебя значит твой лейбел, но и о себе забывать нельзя! если я узнаю, что ты вновь себя довела - я тогда перееду к тебе жить и начну жестко контролировать то, чтобы ты достаточно спала и нормально питалась! - фразу про Блейка же он просто игнорирует. Ни к чему его принцессе знать, что этот урод не просто вернулся в США, а за одно и обзавелся парочкой гематом от Риччи и вполне доходчивого предупреждения о том, что именно произойдет, если он посмеет побеспокоить Лоурен еще хотя бы раз. Хотя бы это Фаррелл для нее сделать мог. Она заслужила спокойствия. Заслужила того, что бы ее не тревожили.
  - Скорее во мне просто говорит ответственность серьезного человека, а не распиздяя. Я могу рисковать собой и своим здоровьем, но я никогда не буду рисковать тобой. думал, ты это знаешь. - со стороны может показаться, буд-то он обиделся на подругу, но в его глазах отчетливо видны веселящиеся чертики, а значит - все хорошо.
- ну, почему же сразу же неожиданно? - с притворной наигранностью вопрошает мужчина - Я ведь предупреждал тебя, когда мы были в Берлине, что обязательно "украду" на выходные. Так что, - победный взгляд, - Я свое слово сдержал, а ты, если память мне не изменяет, обещала не сопротивляться. Дорогая моя, время пошло.
  С самодовольной улыбкой Риччи проследил за тем, как девушка отправилась собираться. Он понимал, что своим этим решением обрекает себя на адские муки, но... ей требовалось отдохнуть. Исчезнуть с радаров вездесущих папарацци, не думать о своих подопечных и просто расслабиться. И ему тоже требовался отдых. Ричард уже действительно был на пределе, что стало ясно, когда он не сдержался и врезал Блейку. Но и уехать, оставив Йерсель вообще без присмотра, он не мог. Ведь Джаред все еще был в Лондоне и отказывался признавать факт того, что он больше не имеет власти над бывшей женой.
- Если тебе от этого станет легче, то ты первая, кого  беру в свое тайное логово. Так что, в какой-то степени, мы в равном положении. - подхватив сумку подруги, англичанин направился в сторону двери, что бы открыв ее, дождаться пока Ло включит сигнализацию. - Прошу Вас, мисс, карета уже подана. - черный Range Rover Evoque приветливо мигнул огнями после того, как мужчина отключил сигнализацию. Подойдя же к передней пассажирской двери, он галантно открыл ее перед своей спутницей - Ну же, смелее, я обещаю тебе вкусные стейки и пиво, а если будешь хорошей девочкой, то и вино.

+1

8

- Ах, не действует... - она театрально выдохнула, - Scheisse!!!
Вновь легкая и искренняя улыбка появилась на ее губах. Он всегда действовал так на нее, будто незримо защищая, позволяя ей не бояться и не думать о том, что мир вокруг слишком жесток, что он рушиться, разваливается... развалился, и сейчас ей надо только все собрать заново, в иную фигуру, более устойчивую.
Она сделала шаг, она купила дом, позволила себе забыть уход Ашиля, зная то, что рядом с ней остались лишь действительно верные и важные люди. И зная, что она все равно не сделает ничего со своей верой в людей. Но просто теперь она поставит барьеры , пока не укротит свою ранимость.
Только одиночество не очень помогало в этом. Хотя казалось бы, у нее был Джастин, был Рихард, был Джаспер, из ее старой гвардии, но внутри все еще было неспокойно.
Все пройдет. Я знаю. Я верю...
потому что, я могу улыбаться...

- Эй, что за угрозы! - театрально возмутилась Лоурен округлив глаза,- Я самостоятельная девочка, я сама справлюсь! - она показательно насупилась и показала мужчине язык, мотнув головой,- Если тебе нравится мой дом и хочешь пожить, так и скажи, только вот никаких ролей цепного пса.
Она картинно отвернулась в сторону и медленно повернула голову на Риччи, давя улыбку, цокнув языком.
Самое прекрасное было то, что у Рихарда было такое же настроение, что и у Ло, они были на и некой одной волне, и он так же принял вид мужчины обиженного, что сквернословие из его уст прекрасной едкостью резануло Лоурен, заставляя ее улыбнуться с удовольствием. Все же, видеть плохиша в этом чаще всего вышколенном и серьезном человеке было завораживающим зрелищем. Да и что говорить, в юном возрасте это у него проявлялось весьма красочно, от чего все ее знакомые девчонки вздыхали по улыбке Ричарда, и мечтали, чтобы он обратил на них внимание, и сама Лоурен нередко ловила себя на том, что думала о Фаррелле не всегда, как о названном брате. Но ей казалось диким смотреть немного иначе на него, учитывая, что они знали друг друга фактически с рождения.
А ведь это было глупо...  -  внезапная мысль коснулась головы Йерсель, ведь во многом они сходились с Ричардом, и возможно...
Что возможно? Столько лет прошло прошло...
- Знаю, но я знаешь,э то работает и в обратную сторону! - она обернулась, все еще держа руки скрещенными на груди, и тыкая указательным пальцем в сторону мужчины,- Мне легче сказать, что ты себя загоняешь, чем остановиться самой, - она фыркнула, и опустила руки, уже расслабленно говоря без всего напускного драматизма,- Просто сейчас это единственное, что глушит мое одиночество.
Леманн шумно выдохнула, опуская голову в пол. Вышло слишком жалко, но честно. Ведь Рихард должен был ее понять, разве они не были похожи в этом?
Ведь даже в браке она пыталась так избавиться от пустоты недопонимания и отдохнуть от вечной борьбы в сердце Джареда.
Нервный хохот Лоурен:
Ого, мистер адвокат, да у Вас память еще та... Я то думала, что это лишь угрозы.

Ее дом. Ее жилище. Тут в Лондоне, в городе, что принес ей столько боли в личной жизни, раскрытие обмана, дурацкое влечение от отчаяние и разочарование в друге, но при этом произошел расцвет ее карьеры, как продюсера, как владельца лейбла. И вот она впервые покидала это место, что должно стать ее контрольной точкой.
Лоурен улыбнулась Риччи и закатила глаза на его фразу, залезая в автомобиль.
- Хорошие девочки скучные. А вот стейк... Ты прямо по больному бьешь, прямо в сердце.
Она хмыкнула, вспоминая ту поездку в Швейцарию с Джаредом, то, как он готовил для нее, как они пили вино у камина, и как ей казалось, что у них будет полное взаимопонимание, а все это было лишь маской, обманом, чтобы он мог действовать в своих интересах, ведь он знал, что ее здоровье под его контролем.
Мерзко.
Автомобиль поехал, и Лоурен посмотрела на отдаляющийся дом, прислоняясь лбом к холодному стеклу:
- Иногда мне кажется, что я совершила глупость, решив остаться в Лондоне... Да, переезд сюда даровал мне крутых исполнителей, и сразу успешных, завязки с театром, да и пандемия благоприятно подействовала на моих музыкантов, что вышли новые альбомы, релизы, видео. Но при этом, Лондон связан у меня с болью. - она прикрыла глаза,- Хотя, я рассуждаю,  наверное, очень глупо. Ведь люди же как-то живут, справляются. А я порой вообще не пронимаю, где мой дом.Наверное там, где родители, но в Чикаго возвращаться не легче...

+1

9

Бровь плавно ползет в верх, в то время как взгляд становится несколько недовольным:
  -  Родная моя, я ведь просил тебя при мне грубо не выражаться. - нельзя сказать, что Ричи был поборником морали и считал использование грубых слов недопустимым. Тут дело было в том, что... - ты ведь знаешь - это не идет тебе. - и он действительно так считал. Ведь в мировосприятии Ричарда, Лоурен была подобна ангелу: возвышенная, утонченная и прекрасная. А ангелы, как известно, не сквернословят. При этом, мужчина прекрасно отдавал себе отчет в том, что ему совершенно безразлично на тот факт, что подруга может употреблять не нормативную лексику в его  отсутствие. Главное, что он этого не слышит.
  - Нет, ну почему сразу угроза? - с наигранными возмущением переспрашивает Фаррел, после чего продолжает с самодовольной улыбкой - Всего лишь констатация факта и предупреждение. - он внимательно отслеживает каждое ее движение. Взвешивает все "за" и "против" того, что бы взять и обнять ее прямо сейчас, но все же остается на месте. - А что, неужели пустишь? - и вновь наигранность в голосе. Вот только теперь он переигрывает чувство удивления. Он не в суде и не стремится ввести Йерсель в заблуждение. Ему совершенно ни к чему сейчас играть убедительно, ведь вся прелесть  этой игры заключается в том, что они оба знают истинные эмоции друг друга. - А чем тебе не угодили цепные псы? Они очень преданы своим хозяевам и ради них готовы пойти на все. Особенно, когда хозяйка так прекрасна. - при этом на его губах появляется усмешка. Ведь с каждым разом, Ричи становится все труднее контролировать собственные порывы. Легко не думать о своих истинных чувствах и желаниях, когда человек, на которого они направлены, находится в дали от тебя. И все становится в разы сложнее, стоит вам оказаться рядом. Вновь возобновить общение. Быть может, ему бы стоило вновь отдалиться от нее и попытаться найти альтернативу, но не хочет. Да и, будем откровенны, не может. Ведь в отличии от всего остального мира, мужчина прекрасно понимает то, на сколько тяжело Ло дался развод. Как понимает и то, что его исчезновение из жизни подруги - лишь причинит ей новую боль. И последующие слова девушки лишь подтверждают его выводы. Плюнув на собственное же решение избегать физического контакта, англичанин просто делает несколько уверенных шагов и мягко обнимает подругу:
- Ты не одинока. Ты ведь знаешь это? - в его голосе отчетливо слышится нежность, что так ему не свойственна. Едва ощутимо поцеловав ее в висок, Ричард выпускает ее из своих объятий так же быстро, как и обнял. И лишь отойдя в сторону, вновь возвращает себе свой невозмутимый вид и, напустив в голос менторских ноток, добавляет - В отличии от некоторых, я прекрасно знаю, когда нужно остановиться и взять перерыв. Так что, не надо мне тут менять тему разговора.
  На последнюю фразу подруги он даже не стал отвечать, лишь многозначительно посмотрел на циферблат наручных часов и отошел к окну, тем самым давая понять, что на данный момент разговор окончен и кому-то нужно поторопиться.

    - Но именно хорошие девочки всегда нравятся плохим мальчикам, - весело парирует Фаррелл на реплику подруги - Ты даже не представляешь скольким товарищам я доходчиво объяснял за пределами университета, что тянуть свои грязные руки к принцессе Ло - чревато сломанными носами и выбитыми зубами. - и он сейчас совсем не приукрашивал действительность. Ведь, Йерсель не могла не нравится. И это при том условии, что я, как тебе известно, не сторонник драк. - ага, правда Блейк с этим согласится вряд ли. Хмыкнув себе под нос и уверенно вливая машину в не сильный поток уличного движения, Ричи продолжает - Да? За то твой желудок мне явно будет благодарен.
  Слова девушки о доме... о том, что она понятия не имеет где именно он находится - понятны и близки англичанину, хоть и под другим углом. У него так же, в большинстве своем, не было уже места, которое он назвал бы своим домом. Разве что хижина в лесу, ведь только там он мог расслабиться, но она скорее была для него убежищем, чем домом. Местом, где всегда можно спрятаться от внешнего мира и насладиться размеренным движением времени.
- Не торопись. - спокойно произносит Рихард - После всего, что случилось и через что тебе пришлось пройти - ты слишком многого от себя требуешь. Я понимаю, что это часть твоей натуры. И я всегда восхищался твоей целеустремленностью, но сейчас тебе нужно взять паузу. Перевести дыхание. Быть может, что-то пересмотреть в себе и собственных планах, что бы в итоге суметь оставить все в прошлом и не сломаться. - остановившись на светофоре, мужчина поворачивает голову к Йерсель и добавляет глядя в ее глаза - Ты очень сильная личность, Лоурен. Но порой, позволь себе быть просто слабой молодой женщиной, о которой есть кому позаботиться... Собственно, чем я сейчас и занимаюсь. - заканчивает он с улыбкой, после чего вновь сосредотачивается на дороге.

+1

10

Брови медленно устремились к носу, вырисовывая на лице Лоурен некое напускное неудовольствие и губы сжались в некую линию, что явно не желали пропускать иронию и ехидствожелающие соскользнуть с ее языка.
- Ах, да, тут же теперь рядом со мной человек, который так же способен думать на немецком. - уголки ее губ приподнялись,- Какая досада, что я столь опрометчива. И что значит не идет? Цтц! - она возмущенно щелкнула языком, вновь возвращая спокойствие своей мине.
Голова мягко качнулась и в ее взгляде появилась нежность и тепло:
- Надеюсь, ты понимаешь, что я не принцесса? Не зря же меня за глаза столь яростно называют тощей сучкой.
Лоурен вздернула подбородок, горделиво-наигранно и по-дружески мазнув взглядом Рихарда, скорее проговаривая, чем напевая одну из своих песен:
When life gives you lemons mix it up with vodka soda
Skinny bitch with issues, let 'em talk 'cause they don't know ya
When life gives you lemons mix it up with vodka soda
Love your imperfections, fuck the haters, they don't know ya**
- Лоурен продолжила свою линию наигранности, вплетая в атмосферу задор, который неожиданно проснулся в ней, будоража, и ее пальцы прикрыли ее губы, - Ой, как неловко, кажется я сказала "нахуй хейтеров".
Она беззастенчиво засмеялась, демонстрируя молодому мужчине язык.
Эта легкость в их общении, возможность не думать о их статусах, положении и куче дел, что лежали на их плечах, проникала в каждую клеточку ее сознания, отталкивая навязчивое одиночество назад, заставляя забыть о нём, и о всем том дерьме, что уже пол года, держало ее за горло.
Это было слишком ценно, живительными каплями жизни, среди пустоши в которой была лишь работа, и полное отсутствие что-то изменить, вновь уехать, сбегая, ведь все аэропорты были закрыты, даже все бары с ресторанами. Пандемия обратила мир в клетку и так,  превращая жизнь лишь в четыре стены, где надеешься на то, что скоро вакцина будет доступной.
- Эй, ну что ты меня смущаешь! - весело выпалила Лоурен, махнув рукой в сторону Фарелла,- Да и какой тут "прекрасна", когда я уже одичала.
Она понимала, что не лукавит, она давно перестала ощущать себя желанной, нужной и привлекательной. Эти чувства приносили ей только боль, особенно когда она повелась на вспышку Блэйка, но она устояла. Устояла в доме, хотя ее мысли после вынашивали план того, что ей необходимо было сделать шаг ему навстречу, чтобы отделить своим поступком от себя Джареда, стать недостойной его, но не случилось. Обошлось.
И это явно хорошо.
Это было к лучшему.
Она больше не сделает ошибок.
Она больше не хочет боли, разочарований, понимая, что вкус на парней у нее дерьмовый...
Или просто она глупая?
Ведь все пытались ее брать, не особо спрашивая ее мнения, лишь разжигая страсть, которая ослепляла или использовали разлад внутри нее. Хитрым оказался лишь Джаред, а быть может просто игроком, чей азарт завел его в тупик. Ведь ему не нужно было это всё... Семья, дом, уют... Лишь обладание, ее преданный взгляд и смирение... Она повелась на его силу, на его власть, не понимая, что под этим не было того, что так необходимо было ей.
Озноб, холод, и вновь приступ тошноты, от которого сводило горло, комом, что разрастался перекрывая кислород, нервным напряжением растекаясь по телу, вновь заставляя чувствовать собственное бессилие.
Потеря слишком ощутима все еще...
Одно мгновение, и она оказалась прижатой к Рихарду, улавливая, сколь сильно пахнул его парфюм. Такой непохожий на тот, что предпочитал ее бывший муж... Как же хорошо...
Пальцы ее рук не успели сомкнуться между собой, как Фаррелл отстранился, что разочарование на лице Йерсель, что все столь быстро кончилось не успело вовремя исчезнуть.
Манеры... Дистанция...
Но миг теплоты, что так сильно был ей необходим. Поддержи, от которой сердце защемило, заставляя Лоурен задержать взгляд на лице Риччи дольше нужного.
Знал ли он, сколь очаровательна его улыбка?
И отчего он все еще не женился...
- Спасибо... - выдохнула Йерсель.

Стоило переместиться в автомобиль, чтобы всё осталось за его дверью, и вновь легкость вернулась в их общение, пусть она и понимала, что это ненадолго, ведь она понимала одно, еще настанет тот миг, когда она сломается, ее прорвет, и ее эмоции накроют Рихарда, как накрывали всегда Шона, когда Лоурен необходимо было отпустить себя.
Шон...
Он ей звонил, писал...
Лоурен понимала подсознательно, что ей не стоило общаться с Расселом старшим, ей надо было забыть об обоих братьях, пусть она и понимала, что ее разрыв с Джаредом давал зеленый свет его брату, только вот... Страницы были закрыты.
Взгляд Леманн сузился, переместившись с дороги на водителя:
- Ах, вот оно что, - нескрываемая усмешка и вновь щелчок языком,-  А я то думала, что это со мной что-то не так, что от меня все разбегались, а это большой брат всех отгонял, - она засмеялась,- Как ты мог? Фу! и нет, я не принцесса, ты посмотри на меня, я же железная леди в музыкальной индустрии. Стремлюсь к этому, точнее, но пока только на сучке остановилась.
Она успокоилась слишком резком, от вновь накатывающих мыслей, что непредсказуемым цунами били в подкорке.
- Я что выгляжу голодной? - она игриво насупилась, и вновь вздохнула.

Лондон. Действительно ли ей стоило оставаться тут? Может ей надо было все же перебраться в Нью-Йорк? А может Лос-Анджелес? Еще филиал открыть, и плевать на то, что Рассел мог появляться на тех же вечерах, все равно мир шоу бизнеса тесен, и поэтому, стоило сделать шаг, но закрытые аэропорты не способствовали, да и для нее это было доказательством того, что она справиться.
Слова Ричарда, они были приятной мелассой, топящей острые копья ее боли, заливая их, смягчая.
Ее голос, он терялся в горле, позволяя прорываться звукам лишь немногим громче шёпота:
- Ты же знаешь, я не умею... Я или сталь, или прорвавшийся водопад... А мне кажется, я только собрала себя по кусочкам... По гребаным кирпичикам... Хотя, я все чаще думаю о том, когда я была действительно полноценно собрана и не думала о том, что я распадаюсь... - болезненный выдох, и она опустила в кивке голову,- Я даже не знаю, что мне надо переломить в себе, чтобы вытравить из себя предвзятость к проявляемой ко мне заботе, чтобы не было мысли о том, что меня или используют или просто хотят трахнуть и это лишь игра. А последнее время вся забота скрывала лишь предательство. Джаред увез отдыхать, чтобы его не мучила совесть, чтобы внушить доверие, Блэйк заботясь желал моего развода, чтобы получить меня, как трофей, Ашиль заботился обо мне, чтобы вновь уйти, опять, в трудный момент, я понимаю, он желал счастья, но я ведь верила, что он всегда будет моим плечом... Да и Шон... Это брат Джареда, все тоже самое... Хотя, может это нормально, - она подняла голову,- Просто так ничего не бывает в этом мире, все отношения должны предполагать выгоду или удовлетворение. Я же не лучше, я это знаю... Я всегда люблю тешить своё эго...
Она подняла голову, вновь тряхнув головой:
Прости, Рихард, я что-то явно еще в опьяненном состоянии, и ты не должен слышать то, как я индульгирую. Ты и так слишком много делаешь для меня. Я просто не заслужила этого. Да и разговор явно не для поездки на автомобиле, где и так пространство ограниченно, чтобы душить это подобными вещами.
Она улыбнулась.
- Лучше скажи, долго ли нам ехать? Откуда этот домик у тебя? И что ты будешь делать, когда у меня начнеться нервный срыв от недоступности сети?
______________________________________
**Если жизнь даёт тебе лимоны, смешай их с водкой.
Тощая сучка со своими изъянами пусть болтает, она тебя не знает.
Если жизнь даёт тебе лимоны, смешай их с водкой.
Цени свои недостатки, нахуй хейтеров, они тебя не знают.

+2

11

Ричард понимал, что ступает по очень тонкому льду. В жизни Лоурен все было слишком неоднозначно, слишком болезненно и с кровью. Он видел это по ее глазам, по перепадам настроения и наигранному оптимизму. Ей было плохо, а он не знал, как не сделать хуже. Потому что его желания - они были слишком откровенными и далекими от дружеских. Ведь Фаррелл хотел не просто обладать ее телом. Ему требовалась и ее душа. Потому что фарфоровая кукла без чувств не нужна никому. А Ричард был из тех, кому требовалось все или ничего. И если в зале суда мужчина всегда сохранял трезвость рассудка и быстро просчитывал все свои ходы, то Йерсель... она была женщиной, а не очередным судебным иском. Она была той, кто заставлял его становиться лучше. Хотя бы рядом с ней. И кто, параллельно, будил в нем самые темные желания.
  - А я смотрю, - с усмешкой произносит англичанин, - ты прямо жаждешь того, что бы я перекинул тебя через колено и отшлепал. - и не понятно, кого именно он сейчас провоцирует больше - себя или же ее? Ведь Риччи действительно хочется это сделать. Хочется почувствовать под своей ладонью шелк ее кожи, в то время, как звонкий шлепок от соприкосновения, будет разноситься по комнате. С трудом избавившись от столь желанной картины в воображении, Фаррел лишь внимательно отслеживает каждую эмоцию на лице подруги...
 
   Изначально, дорога не должна была занять много времени, но, так как выехали они чуть позже, чем привык мужчина, то, естественно, они угодили в вечернюю пробку.
  - Естественно отгонял. Ведь, в отличии от тебя, я прекрасно знал о чем они думали! - знал, потому что думал и хотел того же. Вот только, в отличии от своих знакомых, для Риччи это не было просто желанием одержать очередную победу. Он ни за что бы не обидел ее. Не хотел становиться тем, из-за кого бы она плакала. Пусть и был бы виновным в этом косвенно. Поэтому и держал себя в руках, а за одно и иных не подпускал близко. - Дорогая, я с юных лет несу за тебя ответственность, так что, - он на мгновение отвлекается от дороги и смотрит на Йерсель - именно мне и судить о том, принцесса ты или тощая сучка. - при чем на последнем эпитете он недовольно морщится - Хотя с тощей, я, пожалуй, соглашусь. Это, к слову, в тему ответа относительно твоего голодного вида.
   Постепенно поток машин сокращался и очень скоро они выехали на трассу, которая и в лучшие дни не сильно была загружена, а в период пандемии так и вовсе опустела почти полностью. Риччи внимательно слушал девушку и то, что он слышал - лишь увеличивало его мысленный список тех, кому бы он с радостью пересчитал зубы. Потому что никто не имел права причинять Лоурен боль. Никто, а уж он, особенно. И Фаррелл действительно надеялся на то, что из-за него она никогда не будет плакать. Поэтому, он просто обязан не выходить из роли лучшего друга. Ведь новые отношения - это сейчас не то, что требуется Ло. Вот только, стоит ей начинать извиняться и говорить что-то о том, что она не заслуживает его отношения, как англичанин срывается. Скинув скорость и включив аварийные проблесковые маячки, мужчина паркуется у обочины и поворачивается к девушке. Протянув руку и взявшись пальцами за ее подбородок, что бы не отводила взгляд, Риччи тихо и, быть может, с ноткой угрозы, произносит:
  - Лоурэн, я скажу это раз и, в ближайшем будущем повторять не буду, поэтому, пожалуйста, запомни. Я никогда не делаю ничего из того, что мне претит или не нравится. Меня, как ты выразилась, не душат твои откровения, так как я понимаю - тебе нужно выговориться. Тебе нужно избавиться от всего этого гнета и начать жить полной жизнью, без оглядок на прошлое. И я сделаю все, что бы ты была счастлива. - а после накрывает ее губы нежным поцелуем. И плевать ему уже на то, что сам же убеждал себя в необходимости не торопиться. Ему уже совершенно безразлично на то, что сам же доказывал себе правильности молчания о собственных чувствах. Ричард целует ее медленно, проводя языком по ее губам, но не спеша вторгаться в тепло ее рта. Он словно дает ей право выбора: оставить все как есть или же углубить эту спонтанную ласку.

+1

12

[video2=320|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/38180322/4909974[/video2]

Атмосфера вокруг была такой обволакивающей, уютной, но Лоурен не могла не уловить напряжение, которое исходило от Рихарда, напряжение, которое Йерсель старалась не замечать.
Впрочем, она хоть и испытывала некую легкость рядом с Фарреллом, ехать куда-то с ним на пару дней, казалось ей неким безумием, и чем-то не совсем правильным, притом что она не могла объяснить, точнее, признаться себе, в чем истинная причина.
- Ой, ну вот значит, кто поломал мне всю личную жизнь, - засмеялась Лоурен, качнув головой,- А я-то всё винила свою занятость и незаинтересованность. - она откинулась на спинку кресла, переводя взгляд на Риччи.
Это странно, но что-то в этом, казалось, и правильным, и диким одновременно. Рихард был с ней рядом в этот слишком сложный период в ее жизни, когда она понимала, сколь сломлена, потеряна и совершенно не понимает, как ей жить дальше.
Она привыкла быть лидером на работе, вгрызаться в глотки конкурентов, манипулировать артистами и заманивать их аппетитными, на их взгляд, контрактами, которые, по сути ,были золотой цепью с шипами, и стоило им попытаться сорваться с поводка, им становилось  больно. Но таковы законы шоу-бизнеса или ты съешь, или тебя.
Но из-за этого, личная жизнь всегда у нее получалось такой, что ее просто брали... И да, ей нравилось это, отпускать контроль, и чувствовать свою слабость, и ее бывший муж это прекрасно знал.
Возможно, она просто привлекала к себе таких людей, тех кто хочет властвовать над ней, знать, что эта акула, на самом деле весьма эмоциональная и чувственная, или она просто была лёгкой добычей для абьюзеров.
Лоурен много думала об этом, особенно после того, как решилась сходить на пару сеансов к психологу.
Только вот не понимала, как решить подобную проблему, но Виктора же она смогла отшить, пусть он и дал ход ее разрыву.
Даже забавно...
Стоило ее отношениям дать трещину, как вокруг нее начало происходить куча всего.
И поэтому она чувствовала, как ей становилось все тяжелее справляться с собой, с тем наплывом размышлений и эмоций, что накатывали на нее всё чаще, и поэтому ее слова, они вырывались из нее, она говорила и говорила, понимая, что это не то, что нужно ее другу, который и так пытается ей помочь.
Лоурен слишком прямолинейна для немки, и не чопорна для британки, и ей тяжело собраться, чтобы вновь накинуть на себя приятное и безопасное дружелюбие, по крайней мере, пока, чтобы выдохнуть, ведь через пару дней она вновь вернется в дом своей мечты, чтобы откупорить очередную бутылку вина и постараться уснуть раньше четырех утра.
Йерсель удивлённо моргнула, когда поняла, что Рихард снижает скорость и паркуется к обочине.
Сердце бешено застучало в непонимании, в сознание упрямо вмешивалось смущение и стыд за своё поведение за излишние эмоции, это было столь некуртуазно... А ведь они даже особо не успели отъехать от города.
Автомобиль остановился, и Лоурен посмотрела на Ричарда, стараясь сделать вдох, который застрял в горле, разрастаясь неприятной тянущей сухостью.
Голос Рихарда звучал тихо, но уверенно, наполнял собой все пространство автомобиля, приникая в Лоурен, касаясь ее нервов, от которых все внутри опасливо сжималось, заставляя биться сердце чаще.
Риччи, человек с которым она была так давно знакома, который заботился о ней, он вновь вернулся в ее жизнь, вновь оберегал, и вновь старые чувства привязанности и восхищения, взращенные возрастом и временем отозвались, натягивая нервы.
Он столь умело говорил, что от его тона по ее рукам пошли мурашки, а желание разреветься стало лишь сильнее, просто так, чтобы отпустило.
- Рихард... - выдохнула Лоурен, пытаясь найти слова для ответа только вот...
Она чувствует его, его горячие прикосновение, его дыхание и его губы.
Тело Лоурен содрогнулось, все напряжение острым лезвием прошло внутри, образуя единый ком, что бил в сознание, и опускал в низ живота. Напряжение, эмоциональная перегрузка так легко перерастали в тянущую истому желания, что Леманн подалась вперед, касаясь пальцами щеки мужчины, совершенно не понимая, что перестает контролировать себя, и ей трудно думать о последствиях.... Блядь, она собиралась переспать с Виктором, только чтобы отрезать себя от чувств к Джареду, но тут...
Она мягко отстранилась, выдыхая, понимая, что ее сердце бешено стучит, и кончики пальцев содрогаются от наполняющей ее нервозности.
- Риччи... И что это? - выдохнула она, возвращая себе положение в кресле. Что ей было теперь делать? Как она может поехать к нему, ведь это было бы неким согласием на то, что она давала зеленый свет происходящему, но... Но она не знала, как относиться к этому, как воспринимать... Наверное, все это было очевидно, но только... Только в ее голове все это не укладывалось.
Ее опять просто брали. Что и нравилось ей  и вновь пугало. У нее были чувства к Фарреллу, очень сильные, и теперь они балансировали на грани, на опасной для нее грани.
Что это было? - она мотнула головой,- Как мне теперь куда-то с тобой ехать...Риччи... Я не знаю, что происходит в моей голове.
Я же даже обещать тебе ничего не могу, ибо не знаю, обманываю я себя вновь или нет...
Кажется, все немного усложнилось, да?

+1

13

Как же давно он мечтал это сделать. Просто забыть о последствиях и том, что будет правильно. просто поддаться своим желанием и узнать, каковы же ее губы на вкус. почувствовать, как ее стройное тело прижимается к нему и сотрясается от предвкушения большего. Он множество раз, лежа ночью в пустой постели, представлял себе то, каким будет их первый поцелуй. Ее реакцию и то, что почувствует сам. В его голове были сотни сюжетов, но ни один из них не был похож на правду. Потому что воображению оказалось не под силу нарисовать именно эту картинку и именно эти ощущения, когда дыхания уже отчаянно не хватает, а сил прекратить эту пытку просто нет. Потому что она нужна ему. Нужна на столько сильно, что Ричард понимает - ему будет чертовски трудно вновь вернуться к прежней линии поведения и не требовать от Йерсель большего, чем она может ему дать. И потому, когда Ло отстраняется от него и потеряно смотрит в его глаза, мужчина лишь нежно проводит тыльной стороной ладони по ее щеке и отстраняется. Он вновь пристегивает ремень безопасности и заводит двигатель, что бы спустя минуту, отключив аварийные огни, вновь влиться в редкий поток машин.
  - Ничего. - несколько напряженно произносит Фаррелл - Я всего лишь поддался желанию, которое съедает меня уже долгие годы. - возможно, было бы правильнее сейчас солгать, не придавать случившемуся никакого значения, но это будет не честно. Не честно по отношению не только к нему, но и к самой немке - Спокойно, Лоурэн, спокойно. То, что я поддался слабости и поцеловал тебя - не означает, что ты теперь мне что-то должна. - на мгновение, мужчина отрывает взгляд от дороги и смотрит на свою спутницу - Если однажды между нами и произойдет что-то большее, то... - усмешка искривляет его губы - только по твоей инициативе. Потому что я не хочу, что бы однажды ты меня возненавидела. - ричард прекрасно отдает себе отчет в том, что, в какой-то степени поставил молодую женщину в неловкое положение, но... уже ничего не изменишь и, если быть совсем честным, Фаррелл и не хотел ничего менять - И, нет, я не повезу тебя обратно в город. Там, куда я тебя везу, есть отдельные спальни, так что за свою добродетель можешь быть спокойна. - при этом, он даже позволяет себе улыбнуться. - А ехать нам еще примерно пол часа. Охотничий домик находится на территории участка моих родителей, но на достаточном отдалении от цивилизации. По факту - это домик по среди леса в два этажа и с камином. А с твоей истерикой я буду бороться прогулками по лесу. Поверь, та естественная красота, что будет нас окружать - просто не позволит тебе вспомнить об интернете. работе и городе. По крайней мере, мне там удается забывать обо всем. - и ему действительно хотелось, что бы Йерсель там понравилось; что бы она тоже смогла проникнуться духом девственной природы, что в это время года приобрела золотистые оттенки. Ведь дом действительно был удален от цивилизации и, что уж там, электричество в нем было исключительно благодаря генератору.

+1

14

Сердце билось быстрее, вызывая внутри неприятный болезненный спазм.
Что это было? Как теперь ей совладать с этим. Осознать? Чтобы чувства и разум вновь не сыграли с ней злой шутки, ибо все в голове обратилось в хаос. Волнение внутри, ей удавалось сдерживать весьма посредственно, ломая пальцы, сжимая ладони между ног, вжимаясь в кресло.
Лоурен всегда было легко держать лицо на работе, выстаивая свое мнение перед большими боссами, не пасовать пред трудными решениями, и смело выступать на публике, защищая своих подопечных или говорить о позиции своей компании. Она не тушевалась перед сложностями, делая вперед шаги, и принимая все последствия на себя, но вот... Вот все, что касалось ее лично, ее жизни, ее чувств, всегда предательски уходило из-под ее контроля.
Она не стремилась к идеалам, лишь к постулатам, что придумала сама для себя, считая, что их выполнение приведёт ее к тому, что сделает ее счастливой.
И ведь работало...
Ведь помогало...
Ее лейбл, наращивал обороты, был успешен. Её брак, казался ей счастливым, ведь она утопала в Джареде, и думала что то, что он не изменяет ей, уже показатель того, что у них всё хорошо, однако... Его необходимость в ней, не было тем, что заставляло ее улыбаться.
Наивно. Глупо. Но она верила в это.
Рихард. Что же теперь делать с этим? Ведь все внутри нее было столь не однозначно и противоречиво, отт того, как электрический разряд прошел по ее спине от его прикосновения.
Йерсель лишь судорожно выдохнула, касаясь пальцами своего лба.
Неужто и вправду, нет дружбы между женщиной и мужчиной, и кто-то всегда кого-то хочет?
Возможно грубо сие звучало в голове, да только все же истинна была в словах. Ведь Рихард ей нравился, когда она училась в школе, она засматривалась на него, но понимала то, что он был слишком взрослый для нее, и ему не было дело до соплячки, и тогда она пыталась успокоить чувства, и принять его как брата и как друга, но теперь...
Все рушилось, вот так, осколками, рождаясь новым осознанием.
- Долгие годы? - она не смотрела на него, впиваясь взглядом в собственные руки, проводя ногтями по ладоням, царапая кожу, и не понимая.
Ричард заговорил, его тон был спокойным, размеренным и рассудительным. Действительно, он был отличным адвокатом, ибо то, что он говорил заставляло Лоурен успокоиться, даже понимая то, что это всё равно будет глупым поступком, вся эта поездка, и это будет попросту слишком неправильно с ее стороны.
Она теперь точно знает его чувства, понимает что твориться внутри него, и от этого ей было слишком не по себе.
- Рихард, это выглядит слишком жестоко, с моей стороны... - проговорила Леманн,  - Но мне кажется, что ты все равно сделаешь так, как считаешь нужным. - она хмыкнула,- Иногда я понимаю, сколь эгоистичной я могу быть, и мне становиться страшно.
Паника, она была в каждой ее клеточке, растерянность и страх того, что будет дальше, что будет дальше  именно в ее голове, в рассуждениях и чувствах, ибо вновь позволить себе сорваться она не позволит, она не посмеет, она чуть не натворила бед связавшись с Блэйком.
Идиотка, что просто не понимает, что ей делать со своей жизнью, что кажется действительно не умеет в отношения, из-за своих внутренних барьеров и дурацких мыслей.
Так страшно ошибиться, и так страшно снова делать шаги навстречу к отношениям, но...
Но не с проста сердце так сильно стучит, а его прикосновения приятно обожгли.
- Надеюсь мне действительно получиться забыться. - она посмотрела на него, -Спасибо. Спасибо Рихард.

+1

15

Возможно, он совершил ошибку. Возможно, теперь все будет еще сложнее и, быть может, с болью. Вот только менять что-то уже поздно. Да и не имело смысла. Ведь он никогда от нее не откажется. Даже если в итоге она выберет другого, того, кто сможет сделать ее счастливой - Ричард никогда не напомнит ей об этом поцелуе и о ее же реакции. Он вновь станет ее лучшим другом, почти братом, что всегда будет рядом, хоть и на расстоянии. Наверное, это смахивает на мазохизм, но... Фаррелл, в первую очередь, был именно мужчиной, что умеет нести ответственность за свои решения и заботиться о той, что дорога. Наверное, именно поэтому, когда Лоурэн начинает говорить - он начинает громко смеяться:
  - Ло, жестоко с твоей стороны будет заставить меня отвозить тебя в город. Потому что я крайне редко беру выходные для того, что бы выбраться в лес. И, честно, я не хочу проводить их в городе, так как вместо отдыха вновь уйду в очередное дело. - не смотря на то, что все действительно стало сложнее, как сказала Йерсель, ему все равно было легко рядом с ней. Потому что она действительно была его. Пусть не так, как хотелось мужчине, но все же.
  - Не стоит Лоурэн. Не надо благодарить меня за то, что я делаю по собственному желанию. - серьезно произносит Фаррелл глядя исключительно на дорогу - Я не идеал. Я эгоист, который пошатнул твое спокойствие в угоду собственному желанию. Единственное, что я могу пообещать - не допускать подобного впредь. Если, - его губы вновь кривит усмешка - ты сама этого не захочешь. - после чего, надавив на педаль газа, полностью сосредоточился на дороге, предварительно чуть увеличив громкость музыки.
   На место они добрались спустя двадцать минут. Остановив машину перед домом, Риччи быстро покинул машину и поспешил к пристройке, что стояла рядом. Заведя генератор, он подходит к своей спутнице и с улыбкой произносит:
- Как я тебе и говорил, никакой цивилизации. - открыв багажник, мужчина извлекает из него пакеты и, сделав приглашающей жест, начинает подниматься на крыльцо. Сгрузив пакеты на крыльце, он извлекает из кармана ключи и, прежде чем отпереть дверь, оборачивается к подруге - Каждый раз, когда приезжаю сюда, думаю о том, что стоит завести собаку. Что бы в ее компании гулять по лесу, а по вечерам любоваться огнем в камине, но потом я вспоминаю о том, что по возвращению в Лондон я опять начну пропадать на работе,  и отказываюсь от этой мысли. - отперев дверь, добавляет - Проходи. - щелкнув выключателем, он сразу же направляется в сторону кухни, где и оставляет пакеты. - Как смотришь на мясо, что будет пожарено в открытом гриле? - он смотрит на нее с дружественной улыбкой, но при этом не может отделать от чувства теплоты, что наполняет его душу от созерцания Йерсель в своем укромном убежище.

+1

16

I know the light is growing faint now
I know that hope can wear away now
But I always keep your heart
Safe when it gets dark

Как тяжело взять себя в руки, когда внутри все колотит от эмоций, а спокойствие было так необходимо. Ее стены давно рухнули, ни оставляя ни одного кирпичика от себя, и ей было так трудно выстроить нечто новое, и пусть эта новое и создавалась из хрусталя, тонкого и хрупкого, для трещины на котором было достаточно одного неловкого движения.
Пальцы провели по коротким волосам, и Леманн лишь плотнее вжалась в кресло, понимая, что ее тело слишком сильно срезонировало с головой, в тот миг, когда Рихард коснулся ее своими губами. Волнение мелкой россыпью было трудно не заметить, и так соблазнительно было просто упасть в эти чувства, в которых она нуждалась, после всего. Но, слишком страшно. Слишком опасно, когда не понимаешь, что это будет за проявление. Нет, она так боится вновь сделать что-то не правильно, поспешить, обидеть и потерять.
Как глупо все это, и как сложно, когда в голове столько всего вспыхивает и переворачивается, обращаясь в торнадо из обрывков мыслей и осознания. Это так неправильно с ее стороны, но ей так надоело быть одной, зная, что еще немного и она попросту сможет сорваться, а она этого себе не простит.
Темные глаза Лоурен вновь поднялись на Риччи и она поджала губы, отражая на своем лице выражение извиняющееся и смиренное, при том что сердце собиралась вырваться от паники, и ей хотелось орать от того, что она оказалась в ситуации с которой ей было трудно совладать. Опять.
Его голос заполнял собой все пространство, и Йерсель опустила голову, кивая мужчине и фыркая на том, что он даст себе волю, если Лоурен сама пойдет на встречу.
знал бы ты, сколько внутри меня всего. сколько сомнений. как мне страшно ошибиться...
- Ладно, это я учту, - ответила продюсер, пытаясь держать ровный тон, и спокойствие, но нервозность была слишком уж заметной, в том, как она ломала пальцы, как предательски участилось ее дыхание.
Дальше тишина до конца пути, и время погрузиться в собственные мысли, которые снедали, убивали и изводили, доводя в некоторые моменты до нервной тошноты, которую необходимо было скрыть. Слишком эмоциональная во всем, что касалось ее чувств и ее жизни, что она привыкла подавлять, и сейчас она была будто бы в ловушке, убеждая себя в том, что нет никакой ошибки, что все правильно и она справиться со всем, и ничего не измениться в их с Рихардом отношениях.
Машина остановилась у небольшого домика, и Фаррелл по хозяйски вышел из машины направляясь к некой пристройке, давая Лоурен время собраться с мыслями и выйти из машины, время чтобы осмотреться и вздохнуть, или время в панике убежать в сторону цивилизации.
Лес вокруг, это явно внушительный участок, принадлежащий его семье и при этом не так уж и далеко от города, а значит стоимость весьма внушительная. Роскошь, которую Риччи явно мог себе позволить. Мать говорила Лоурен, что Рихард весьма востребован и весьма обеспеченные люди нанимают его, но Лоурен даже толком не интересовалась его успехами, при том, что Фаррелл явно следил за ее карьерой. Но, у Йерсель было явное оправдание подобного, ведь кроме Джареда она никого не замечала, да и к тому же, ее бывший муж вряд ли бы одобрил рядом с ней друзей мужского пола не гомосексуальной ориентации. Да, он терпел Джастина, ибо понимал, что Ло относиться к нему, как к брату и Джаспера, которого сам знал, а в остальном. Может поэтому так и вышло, что большинство работников лейбла, что были рядом с Лоурен были представителями ЛГБТ.
- Тут потрясающе. Большая территория? - она извлекла свой чемодан, и двинулась к входу, - Да, я тоже думала о собаке, но потом понимала, что я не могу себе ее позволить.
Она прошла в небольшой домик, в котором было все еще прохладно, в нем приятно пахло древесиной и воздух в этих местах явно был совсем другим. Свежим.
- Ого, прямо так сразу и в сердце? - улыбнулась Йерсель, закрывая дверь, смотря на Риччи,- Сразу видно, хозяин приехал в дом. И да, от мяса не откажусь.
Она достала телефон, смотря на то, как грустно у нее то появлялась, то пропала одна полоска возле значка антенны, и телефон показывал изредка лишь сеть 3G.
- Да, с сетью тяжко. - она посмотрела на Ричи,- Может сначала устроишь мне экскурсию по дому? Я могу разжечь камин, если доверишь сие дело мне, только покажи, что и где у тебя.
Лоурен вздохнула. Странно, но в этом новом месте, где не было воспоминаний и никаких ассоциаций, она чувствовала себя потрясающе легко, даже не смотря на инцендент в машине. Она впервые не была привязана к образам, что так больно процарапывали ее душу. Приятная свобода и осознание.
- Тут очаровательно.

+1

17

Каждый раз принимая все решения в своей жизни, Ричард старался просчитать все возможные варианты развития событий. Он не считал себя принадлежным к тем, кто живет чувствами. Прагматик до мозга костей, он всегда смотрел со скрытой насмешкой на тех, кто поддавался чувствам и рушил тем самым всю свою жизнь. Он считал себя выше подобного. Считал до того момента, пока Лоурен, изливая свои чувства, не "сломала" в нем этот прагматизм по отношению к себе. Да, он поддался эмоциям и собственным желаниям, что так успешно скрывал и контролировал долгие годы. но порой, наступают моменты, когда сгорают "предохранители" разума и ты просто поступаешь так, как тебе велит сиюминутное "хочу". Хотя... нет, в его случае - это было желание, что протягивается через года. Что слишком долго билось в монолитную стену его логики и самообладания, но которое все же сумело прорваться наружу. жалел он об этом? Нет. Ведь сожаления -  это самая бесполезная вещь на свете. И у мужчины на это просто не было время.
   Он любил это место. Любил за тишину и уединение. Любил за величие окружающего леса и возможность просто расслабиться. Здесь нет нужды носить дорогие костюмы и галстук. Здесь не требуется идеально укладывать собственные волосы, что бы они не выбивались из привычного образа успешного и востребованного профессионала. Здесь всегда можно было просто быть собой. Вспоминать, как это - быть собой! И это место - оно было именно тем, в чем так нуждалась Йерсель в его понимании. В свободе... В том, что бы не думать и не вспоминать, не анализировать каждый свой шаг и не держать на лице маску успешной стервы, ведь в любой момент на нее могут быть нацелены фотообъективы камер вездесущих журналистов. Ей требовалась просто передышка...
  - Конкретно эта - не очень. Но она прилегает к землям родителей, так что по факту получается довольно таки обширной. Если захочешь, то смогу у родителей взять лошадей и покатаемся верхом. Но, - мягкий прищур глаз и шальная улыбка - лучше не говорить им о том, что вторая лошадь будет именно для тебя. Тогда про отдых можно будет забыть, а мама просто не выпустит тебя из своих цепких объятий и замучает расспросами. - и ни грамма преувеличения. Не смотря на то, что Фаррелл прекрасно знал, что одинаково любим обоими своими родителями, он понимал и то, что мать всегда мечтала о дочери. И это было одной из тех причин, почему она так нежно относилась к дочери подруги и, в последнее время, начинала требовать и от самого Ричарда, что бы он наконец женился! А это уже, быть честны, несколько раздражало самого мужчину.
  - Именно так. если ты рассчитывала на овощную диету, то вынужден тебя разочаровать, так как овощи будут подаваться исключительно к мясу и тоже обжаренные на огне. - взяв немку за руку, а за одно и прихватив чемодан своей гостьи, он не спешно повел ее на второй этаж, где располагалась единственная спальня, а так же довольно обширная ванная с отдельным санузлом. Открыв дверь в комнату и оставив чемодан на пороге, Ричард произносит - Это твоя спальня. Сам же я буду спать внизу. Соседняя дверь с тобой - ванна, а дальше по коридору туалет. Освежиться можно будет через пару часов, как раз вода нагреется, а чистое белье - в шкафу напротив кровати. - после чего, не выпуская ее руки, возвращается на первый этаж. - Собственно говоря, гостинная и моя комната на эти дни, кухня и - он указывает рукой на неприметную дверь - кладовая. Там ты сможешь найти все необходимое для растопки камина, включая небольшое количество дров. Но для начала с тебя разобрать пакеты. А я пойду пока пополню запасы дров и разведу огонь в гриле. - после чего, скинув куртку и оставшись в одной футболке, вышел на улицу.
  Не смотря на то, что на улице было довольно прохладно, мужчина согрелся довольно быстро. Собственно говоря, к тому моменту, как он перетаскал к поленнице древесину из сарая, а за одно и вытащил из него мангал, он уже согрелся и для полного удовлетворения не хватало лишь бутылки прохладного пива.

+1

18

Some days I feel everything, others are numbing.
Can never find the in between, it's all or nothing.
I never, never, never said that I wanted,
I never, never, never, never said I wanted...

Шум деревьев, тут он был слышан весьма отчетливо. Шелест листьев, что уносил в некое ностальгическое прошлое, что неприятным холодом отдавало где-то под позвоночником, то же чувство ускользаемости прошлого, как от просмотра старых фотографий, когда видишь неизбежность лет, только сейчас будто был привкус давно забытого спокойствия. Откуда столь тонкие ассоциации, когда она всегда была ребенком города? Быть может отголоски парка в Берлине, когда после школы можно было расположиться под деревом на газоне, и постараться отключиться от излишнего шума.
Приятное тепло коснулось подушечек пальцев, и Лоурен улыбнулась шире, все еще держа в голове недавние события, что паникой и растерянностью били в душу. Она понимала, чувствовала этот налет эгоизма с ее стороны, только ничего не могла с собой поделать. Да и поздно было давать заднюю.
- О, твоя матушка чудо, - ответила Йерсель, - Но я не знаю про лошадей, это скорее прерогатива британцев, подобное время препровождения, немцем же подавай пиво и сосиски. - она хмыкнула, - У твоих родителей тут дом?
Прикосновение Рихарда к руке и Лоурен выдохнула, чувствуя, как ее ударило током. Опасно. Слишком опасно прикасаться к нему, быть рядом, в ее состоянии отчаяния, и при этом получать столько заботы, которой она попросту не заслужила.
- Ого, мне можно попрощаться со своей фигурой? - приподняла бровь Лоурен,- Это слишком жестоко с твоей стороны. особенно с учетом того, что все залы все еще закрыты, а онлайн тренировки я стала пропускать.
Быть рядом с ним и видеть то, сколь он спокоен и решителен, было волнительно, ибо сама Лоурен понимала, что выбита из колеи и совершенно, не знает что думать и что чувствовать, всё внутри трепетало и требовало риска, но она уже достаточно делала глупых и поспешных поступков, чтобы вновь наступать на те же грабли.
Небольшая и весьма уютная спальня пахнула запахом дерева и сырости, что было ожидаемо. Это Англия, тут всегда и во всем есть примесь сырости, но при этом это не умоляло чистоты и желания упасть на кровать и отключиться на пару часов с бокалом вина или пива.
- О, ванная, отлично. - она кивнула головой, с пониманием на то, что надо подождать обогреватель, - Ага, бельё, - она кивнула, - Думаю, да, надо переодеться и помочь тебе с едой и пакетами, а то я могу и забаловать.
Отчего было так волнительно, почему-то все изменилось, хоть ей казалось, что она сможет справиться. Мысли о поцелуи слишком сильно стояли в голове, то и дело стараясь нарушить некий устой, который она выстроила для себя.
Лоурен скинула с себя свитер, когда Риччи ушел и спустилась на кухню, заглядывая в пакеты. Еды было более чем достаточно, и вот наличие вина и пива приятно грело душу. Девушка выглянула в окно, смотря за тем, как на улице передвигался Риччи. Что-то было в этом завораживающее, правильное, что не хотелось упускать. Она грустно опустила голову, сомнения, они только множились, заставляя мысли путаться. Все слишком сложно.
Она неспешно доставала продукты, расставляя их на полки в холодильник и в ящики, в которые пришлось заглянуть, чтобы понять, где должно быть чье место. Было не ловко вот хозяйничать в чужом доме, непривычная обстановка которого не добавляла уверенности в себе.
Закончив с пакетами и убрав что-то в холодильник, а что-то в кладовую, она прошла в гостиную, чтобы разжечь камин, на что вызвалась сама. Опустившись перед каменной кладкой, она соорудила колодец из поленей. Этой атмосфере не хватало огня, и треска горящего дерева, чтобы дополнить эту удивительную картину, и все еще непривычную картину. Вернувшись на кухню, после успешного завершения миссии, Лоурен открыла бутылку вина и весьма дерзко наполнила бокал, который нашла на полке позади стаканов.
Огонь несмело, но трещал и девушка самодовольно улыбнулась, после чего взяв бутылку пива двинулась к выходу. На улице было прохладно, и Йерсель скользнула взглядом по Риччи:
- Мой каманданте, все сделано: пакеты разобраны, огонь горит, дом не разрушен. Какие дальнейшие указания? - она качнула бокалом в руке, и протянула бутылку пива - Я тут немного обнаглела. Хочешь? или тебе того же, что и мне?
Интересно, мне это надо чтобы расслабиться и не париться об инциденте в машине, или у меня действительно начинаются  проблемы с алкоголем?..

+1

19

Лес был тем местом, где он всегда находил успокоение. Обретал столь необходимое для его работы душевное равновесие и трезвость суждений. При его работе, именно хладнокровие и трезвый рассудок - были гарантами успешности. Мало просто знать законы и все лазейки в них. Не достаточно уметь запутать судью, присяжных и сторону обвинения. Все это просто бесполезный хлам, если ты сам не веришь в то, что говоришь! Если твои же собственные слова и доказательства не подкреплены твоей же уверенностью. И пусть для всех он никогда не сомневался в собственных решениях, но даже этому англичанину свойственно порой сомневаться. Ведь не у всех дел отсутствует не приятный "запашок", бывают те дела, которые порой вынуждают проснуться совесть. Качество, которое лишь мешает при его работе. Но здесь, именно в этом домике среди высоких деревьев, он мог позволить себе быть самим собой. Наверное, помимо всего прочего, именно поэтому он и привез сюда Йерсель. Для того, чтобы она наконец смогла отпустить свое прошлое, принять его, и двигаться дальше.
  - Ты в отличной форме, - весело парирует Фаррелл, - так что прекращай напрашиваться на комплименты. Но если так сильно переживаешь, то тебе обязательно стоит завтра отправиться со мной на верховую прогулку. Чем тебе, по сути, не столь желанная тренировка? - и, как для себя решил мужчина, они действительно отправятся завтра на конную прогулку. Просто потому, что он знает - это подарит ее новые, яркие эмоции, которых, судя по всему, не хватает. - Да, живут не далеко. Но, нет, в гости мы к ним не пойдем. - напоминает он еще раз с наигранной строгостью.
  Экскурсия по дому, конечно же, не заняла много времени, ведь он был не большим, а после случившегося в машине поцелуя - и вовсе казался маленьким. Но, тем не менее, это не вызывало в мужчине опасений. Почему-то в нем поселилась уверенность в том, что эти выходные либо укрепят их дружбу, либо выведут на новый уровень. Хоть и добавят сложностей. Вот только Риччи был готов к этим самым сложностям, как оказалось.
   - Думаешь, я тебе это позволю? - с мягкой иронией интересуется мужчина, после чего, в мимолетной ласке гладит ее по щеке. Его взгляд лишь на секунды задерживается на ее губах, после чего Фаррелл резко разворачивается и выходит из комнаты. Ему срочно нужно остыть и проветрить голову! А что, как не физический труд, справится с этим быстро и надежно?!
   Ричарду всегда нравилось колоть дрова. Странное, казалось бы, увлечение. Вот только оно требовало не только наличия физической силы, но и полнейшей концентрации, что бы раскалывать поленья одним ударом. Собственно, именно поэтому здесь всегда был внушительный запас дров! Вот и сегодня, методичность движений и полная сосредоточенность на процессе, позволили ему избавиться от ненужных чувств и неуместных желаний.
   Когда на улице появилась Ло, он как раз успел разжечь огонь в мангале и с наслаждением наблюдал за танцем языков пламени. Треск поленьев, что легко влился в перекличку птиц, навевал мысли о том, что не плохо было бы просто развести костер и после поседеть возле него. Быть может, он так и поступит, но завтра. На сегодня, пожалуй, впечатлений хватит.
  - Указания?.. - задумчиво протягивает Ричард, - Если хочешь, можешь составить мне компанию в любовании огнем, - хоть его красота все равно никогда не сравнится с твоей. - а после вместе сходим в дом за мясом и овощами. Или же, можешь подождать в доме, пока я все приготовлю. Выбор за тобой... - с неким подтекстом произносит англичанин, забирая из рук подруги бутылку с пивом.

+1

20

- Эй, я не напрашиваюсь, - улыбнулась Лоурен, - я говорю факты, так что вот не надо. Я вообще все чаще думаю о том, что было бы неплохо стать веганом, ведь коровок жалко, их жестоко убивают и выглядит все это так чудовищно. Но потом я смотрю на мраморную говядину, чувствую ее запах, и понимаю, что есть закон жизни.
Она улыбнулась шире и кивнула головой:
- Да, это я уже поняла, что мы не идем в гости, но я знаю о твоей идеи, я не умею ездить верхом, это привилегии родовитых британцев. - она приподняла брови и хмыкнула.

Его прикосновения не успокаивали, и Лоурен все больше путалась в собственных чувствах и эмоциях, ей хотелось орать от перепадов настроения. То ей удавалось взять себя в руки, то вновь она ощущала взвинченность оттого, что ее разум и душевные потребности были в разладе. Ей хотелось тепла, ей было страшно оставаться одной, но все это было столь неправильно, она только-только закончила бракоразводный процесс с мужчиной которого боготворила, с мужчиной, которым дышала, который был источником ее боли и ее зависимостью.
Прыгать в объятия Рихарда было бы нечестно не только по отношению к нему, но могло быть и самообманом. Простым желанием забыться и создать вокруг себя ту прекрасную иллюзию спокойствия и защищенности. Чёрт, а это было слишком соблазнительно, только вот совесть слишком рьяно отрицала подобные инициативы. Она не хочет причинять боль.
Лоурен перевела взгляд на камин, и поджала губы, неожиданно ловя мысль о том, что быть может, и не будет никакого обмана, если она попросту решит подойти к отношениям без туманящей разум страсти, а с рациональной точки зрения.
Она любила Ричарда, она это знала, пусть как брата, как друга, но только от того, что не смотрела на него иначе раньше. Она была уверена в нем, и знала, что он ее точно не обидит, он будет рядом, он поддержит.
Но честно ли это? Правильно ли?
Но может так она сможет стать счастливой, не чувствуя гнета и не боясь быть собой?

На лице было свежо, и в мангале уже горел огонь. Запах леса приятно дурманил, и костер вмешивался в эту идиллию, что выбивала Лоурен из равновесия, и при этом внутреннее спокойствие предательски разливалось внутри. Слишком все сложно, но слишком соблазнительно, и слишком опасно, чтобы по рабочей привычки рискнуть прыгнув в омут. Тут она не могла быть стервой идущей по головам ради выгоды, потому что она так не умела, она была всегда честной в том, что касалось ее чувств и души.
- В доме тоже есть огонь, и там теплее, - заметила Йерсель, - Но тут так потрясающе пахнет лесом, что устоять трудно. - она передернула плечом. - Я останусь тут. - ответила Лоурен и подошла к Риччи.
- Значит, ты сюда приезжаешь один? - она скрестила руки на груди, чтобы удержать тепло, - И как, помогает отпустить мысли? - она хмыкнула. - Хорошо, что выбрала дом с грилем во дворе, можно баловать себя будет чаще. - она присела на корточки, - Мне правда стыдно, что за эти полтора года в Лондоне мы так и не встретились. Прости. Я вся была в работе, слишком сильно хочу стать значимой, - да и вряд ли бы Джаред одобрил...

+2

21

Ему нравится ее улыбка. Когда она именно вот такая: живая, яркая, не наигранная. В такие моменты, Лорэн как никогда напоминает себя прежнюю: жизнерадостную девочку, что смеясь подставляла свое лицо лучам солнца и постоянно что-то напевала. Когда он увидел ее в Берлине, спустя столь долгий промежуток полнейшего молчания, Ричард опасался того, что Джаред "убил" в ней эту вот легкость; способность радоваться мелочам и просто наслаждаться жизнью. Сейчас же, ведя этот шутливый разговор, Ричард чувствовал, что та девочка, из его воспоминаний, все еще жива. Просто нужно время. Время для того, что бы все разочарования и горечь Йерсель остались в прошлом и она наконец вдохнула полной грудью.
  - Ну, ароматное жареное мясо ты получишь уже сегодня, что бы мысли о подножном корме окончательно улетучились из твоей чудной головки. А завтра... Завтра я научу тебя ездить верхом и, что-то мне подсказывает, что тебе это понравится.
 
   Изначально, Риччи собирался сразу пожарить стейки и перейти с ними в дом, чтобы там, в тепле, насладиться как сочным, горячим мясом, так и холодным пивом. Но когда он развел огонь и тот, выпуская искры, принялся стремиться к небу, англичанин мог лишь завороженно смотреть за столь хаотичным и прекрасным танцем живой стихии. Собственно говоря, именно за этим занятием его и застала девушка. Улыбнувшись ей уголками губ, мужчина подкинул в огонь еще поленьев и тот, став больше, начал отдавать больше тепла.
  Ричард внимательно наблюдает за ее действиями, вслушивается в интонацию каждого слова, что произносит Ло и, в который раз за этот вечер, предпочитает довериться собственной интуиции, а не привычному голосу разума. Наклонившись, она сжимает своими ладонями талию девушки и вынуждает ту встать на ноги. После чего, даже не дав ей шанса возмутиться, крепко прижимает к себе спиной, а щекой прижимается к голове Леманн, чувствуя, как нежно пахнет шелк ее волос.
  - Правильно, тут куда красивее. - он позволяет себе легкую улыбку, которую можно почувствовать, но не увидеть. Он обнимает ее крепко, но при этом - не позволяет ничего лишнего. Да, они всего лишь друзья. Возможно. Главное, не спугнуть ее. Да. - продолжает он с усмешкой - Ты первая, кого я решил сюда привезти. А на счет мыслей... - протягивает он задумчиво - не всегда. Ведь, есть вещи, которые с тобой постоянно. Но здесь, вдали от цивилизации, можно взглянуть на них под иным углом. Можно просто о чем-то не думать, сосредоточившись исключительно на природе и длинным лесным прогулкам. Отец, правда, пыталась пристрастить меня к охоте, но ничего не вышло. Мне куда интереснее наблюдать за зверьем, чем загонять его и убивать.
  А потом... он просто едва ощутимо целует ее в висок. Потому, что хочет этого. Потому, что может. и лишь еще сильнее сжимает ее в своих объятиях.
  - Прекращай, Ло. Все получилось так, как получилось. И это уже прошлое. - произносит он тихо ей на ушко, - Расправь уже свои крылья и просто живи для себя. Стань вновь счастливой и свободной. Я ведь вижу, что та девочка из берлина, что все эти годы жила в моих мыслях, все еще существует...

+1

22

Это действительно трудно вот так отпустить все мысли, научиться жить заново, боясь оступиться и сделать очередную глупость в своей жизни. Лоурен не знала, что лучше, отпустить всё или же старательно хвататься за ниточки разумности, за логику, чтобы стараться удержать от очередного желания повестись на эмоции. Йерсель привыкла контролировать артистов, привыкла держать руку на пульсе, но сейчас по ее больной израненной душе проходились слишком злостно, заставляя отрицать какую-то адекватность.
Ей хотелось просто ни о чем не думать, следовать за наитием, не боясь вновь оступиться. Но наитие ее всегда приводило к пропасти, с которой она не оступалась, нет, она падала спотыкаясь.
Тихий выдох и Лоурен оказалась прижатой к Рихарду, не зная, что ей предпринять. Рассудок голосил отойти, держать дистанцию,  он вопил о том, что она сделает глупость если проглотит это, ведь она демонстрировала то, что готова принимать его внимание, то внимание, которого она хотела сторониться. Она вообще не хотела отношений. Только телу было приятно жаться к нему, чувствовать запах, ощущать защищенность подле него. Удивительно, чувствовать защищенность в руках опасности.
Голова коснулась его плеча, и она шумно выдохнула:
- Хм, какой же ты коварный Рих, - она прикрыла глаза, - Я думала, мы решили не торопить события, но кажется я ошиблась, - аккуратно фыркнув, она цокнула языком,- часть меня хочет тебе врезать и уехать, а вторая половина слишком отчаянная.
Лоурен выпрямилась и сделала шаг в сторону, смотря на мужчину, поднимая на него ресницы:
- Я знаю, что есть прошлое, только оно все еще есть в моем настоящем, да, я очень сильно хочу научиться дышать, жить. Но я совсем разучилась за эти годы. Пойми меня правильно, я боюсь на эмоциях обмануть тебя, я не могу сказать, что мне это не надо, я про отношения и прочее. Но... Я не уверена, что достаточно адекватна сейчас, и я хочу... Хочу вновь верить, вновь нравится, но я не уверена в себя. Мне кажется, у меня вечно проблемы в выборе. Что за столько лет я не могу выстроить свою жизнь. Может я  не создана для семьи. - Она опустила взгляд на огонь,- Я благодарна тебе за заботу, и все больше путаюсь в том, что происходит в моей голове.
Она замялась, она сама толком не могла объяснить себе, какую мысль пытается донести до Риччи. Мысль, что она готова поддаться его влиянию, но не уверена в том, что чувствует, она хочет сказать, что ей не нужны отношения? Или просто оттолкнут? Или же нет?
Ее метало из стороны в сторону, что она была готова поддаться соблазну, но что-то говорило ей, что все слишком неправильно. Слишком много противоречий, слишком много подводных камней, от которых было не по себе. Она выпила не много, чтобы мычсли становились столь туманными, но эффект явно был, хотя, возможно, стоило винить свежий воздух, эту тишину, лес, что лишь подчеркнули прожигающее эти месяцы ее одиночество? Отвратительно. Непонятно.
- прости, я даже толком не могу понять, что хочу сказать, какую мысль хочу донести. Я совсем разучилась. Но, я рада, что ты видишь во мне хоть что-то, что осталось от прежней меня. Порой я не знаю, хочу ли я видеть что-то прошлое в себе...

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Sweater Weather