На комментарий о похожести Лариса лишь отсалютовала бокалом и сделала глоточек вина. Если бы они не были похожи, вряд ли бы они сейчас сидели здесь, имея в планах найти какую-то суперкрутую ерунду, спертую идиотом-наркоманом. — Да уж, когда не знаешь, чем занять себя на Рождество, займись работой, — делает она вывод из их беседы. — Но знаешь, в свете твоих слов и работы фраза "отправиться на покой" заиграла новыми красками. — Она улыбается, но без особого веселья. Не столько шутка, сколько констатация факта.[читать дальше]
саунд от Андрея:
Soen - Antagonist
#reallife #эпизоды #NC-21 #Лондон

The Capital of Great Britain

Объявление

Новогодний
ивент
Вешаем, рубим,
жжём!
Дискотека
миллениалов
Спаси
сласти
Новогодний забег
набор
С Новым годом,
Лондон!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Залечь на дно в Ирландии


Залечь на дно в Ирландии

Сообщений 1 страница 30 из 37

1


ЗАЛЕЧЬ НА ДНО В ИРЛАНДИИ
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/724WVSd.jpg

Larissa O’Shea & James Islington
Англия и Ирландия

На заправке в Лондоне наркоман ворует кейс с деньгами. По воле случая этот кейс принадлежит ученому, который украл секретную разработку из своей лаборатории. Он надеялся ее продать одному могущественному человеку, поставляющему оружие террористам и наркокартелям.
Теперь разработка в руках у наркомана, который оказывается братом Ларисы О’Ши  - примы бурлеск-шоу клуба «Burlesque»
Джеймсу Ислингтону необходимо добраться до Ларисы О’Ши первым, чтобы с ее помощью найти вора и вернуть украденное.
По пятам идут люди оружейного барона, отщепенцы-террористы ИРА и предатели из МИ-6.
Могут ли эти двое доверять друг другу или каждый будет сам за себя?

История со взрывами, оружием, блестками и танцем.

Отредактировано James Islington (27 Ноя 2020 02:05:50)

+2

2

Jingle bells, jingle bells
Jingle all the way
Oh, what fun it is to ride
In a one horse open sleigh

До Рождества оставался еще добрый месяц, но песенка надежно засела в голове и отказывалась оттуда уходить. Даже простые обыватели уже начали вовсю готовиться к праздникам, скупая подарки и планируя меню, что уж говорить о сфере услуг и развлечений. Программа на Сочельник была расписана до мелочей еще в мае, номера поставлены в июне, и репетиции шоу начались в начале осени — пусть без особого ажиотажа, но чем меньше времени оставалось до двадцать пятого декабря, тем интенсивнее становилась нагрузка. Они с Вик сбивались с ног, солистки, кордебалет, оркестр, комики и даже маг тренировали свои выступления до состояния "без сучка без задоринки" — Лариса в клубе проводила больше времени, чем дома, танцовщицы, кажется, сбросили по паре килограммов, музыканты играли мелодии даже во сне, кролик отказывался вылезать из шляпы и — она была уверена — из недр оной показывал волшебнику смачный кукиш. Швеи самозабвенно шили волшебные сверкающие костюмы. Коронавирус, конечно, вносил свои неминуемые коррективы, но праздничному представлению быть, пусть и зал будет заполнен лишь наполовину. Отсутствие фул-хауса не означало, что качество программы в этом году будет слабее, чем в прошлом.

Но вся эта феерия будет позже, в самом конце декабря. Сегодня, здесь и сейчас, был обычный вечер после суетного дня репетиций и обычная программа, в которой у Ларисы было три сольных номера и три коллективных выступления. Усталость приятно давила на плечи осознанием славно отработанного дня, и настроение оттого было замечательным — и вечер будет замечательным, и внимание публики, и она привычно будет сиять блестками костюмов и улыбкой, очаровывать движениями, полными грации балета и пикантностью бурлеска, будет прятаться в перьях и дразнить недосказанностью, манить белизной бедра в дерзком разрезе строгого платья в пол, кидать в зал игривые взгляды поверх нагого плеча, соблазнять жесткой плавностью корсета и изяществом лодыжек в муаре чулка.

— Дай поправлю!, — и ловкие руки ассистентки подтягивают шнуровку на кружевном корсете. Айрис помогает накинуть сверху закрытый викторианский жакет, застегнуть на туфельках ремешки, закрепить в прическе заколки. На них попадает свет — и радуга брызгами рассыпается по потолку.

— Спасибо, дорогая!

В открытую дверь гримерки доносится голос конферансье — и Лариса слышит свой псевдоним.

— Ну все, я пошла! — яркие губы вскользь касаются щечки ассистентки, и дива в шуршании платья выбегает в коридор.

— Хорошего выступления, фея! Хотя плохих у тебя и не бывает, — кончиками пальцев Айрис легко касается щеки.

Софиты привычно слепят после темноты, овации бьют по ушам и конферансье подает ей руку, помогая выйти на сцену. Оркестр играет джаз.

— Встречайте! Несравненная Астрид!

В четыре утра она снова сидит перед зеркалом в своей гримерке, стирая с лица яркий макияж. Айрис ушла домой еще часа два назад, официанты убирают зал. Закончив снимать косметику, Лариса выдавила на ладонь ароматного крема и втерла его в кожу лица. Хотелось вытянуть руки вдоль столика, положить на них голову и уснуть здесь и сейчас. Или, если собрать немного сил, добраться до софы и заснуть на ней. Но нет, у нее было неизменное правило: возвращаться с работы домой — даже если надо на нее вернуться меньше, чем через десять часов. Лариса поправила на себе широкий шелковый халат, затянула пояс и потянулась за сигареткой — тонкой и изящной, как и все вокруг нее.

Отредактировано Larissa O’Shea (1 Дек 2020 13:00:09)

+1

3

Джеймс Ислингтон забегает в литературный клуб для леди и джентльменов. Частный литературный клуб. Таким он видится обычным лондонцам. Мужчина стряхивает снежинки с плеч, снимает черное пальто и отдает его Эдварду.
Сколько себя помнил Джеймс, этот старик всегда был тут, словно стоял  на страже традиций частных английских клубов.

Джеймс спускается на лифте вниз, под землю и идет по светлому коридору. Он знает, что за ним наблюдает Система. Она уже сканировала роговицу его глаза и проверила отпечатки пальцев.

В отдельном кабинете молча сидят Джеймс и Стэн - его новый координатор, который пока заменяет Алекса. Они ждут коллег из МИ-6. От них собственно и поступило задание. Хотя ребята из МИ-6 часто нанимали агентство Ислингтона,  между ними всегда сохранялась легкая конкуренция.
Наконец, коллеги заходят и тут же начинают вводить Джеймса в курс дела.  Они показывают записи видеокамер, взятых на заправке.

Останавливается машина. За рулем сидит мужчина, но возраст определить сложно. Вдруг мужчина отъезжает, не успев заправиться, останавливает машину и выбегает из нее. Он мчится в сторону кафе-магазина на заправке. По его движениям заметно, что случилось что-то очень важное или ужасное. Дверь автомобиля остается приоткрытой.
Тут же из кафе-магазина выходит парень в толстовке с капюшоном и порванной куртке, со злостью пинает мусорку и идет неспеша. Парень пристально смотрит в камеру, и его лицо очень хорошо различимо. Он отворачивается  и движется в сторону машины мужчины. Парень замечает приоткрытую дверь, быстро заглядывает внутрь и ворует кейс с переднего сидения.

Запись останавливается. На экраны кабинета выводится досье. С фотографии на Ислингтона смотрит тучный мужчина с потухшим взглядом.
- Это ученый. Зовут Говард Клиф, - объясняет Мэтью Уайт, который будет в этом деле координатором Джеймса со стороны МИ-6.
- Он украл из лаборатории последнюю разработку. Мемристор, - продолжает коллега Уйата, - это такая штука… она поможет нам в разработке портативного робота-солдата. Мы пытаемся сейчас скопировать  структуру мозга, построив нейроны из транзисторов, а синапсы заменив мемристорами. И только сейчас мы дошли до того… так сказать… как сделать подходящий для нас мемристор.
- А Говард украл его, - перебивает Мэтью. - Потом ему позвонили из онкологии и сказали, что его жена хочет с ним попрощаться, и, как выяснилось, в машине у него сел телефон. Поэтому он бежит в кафе с зарядкой. А этот воришка, который утащил кейс,  он же и забрал мемристор. Устройство очень маленькое и остро реагирует на перепады температуры, поэтому мы узнали, что Говард спрятал его в золотой кулон и запаял.
На экране появилось досье воришки. Джеймс внимательно рассматривает парня, который понятия не имеет, что украл целое состояние.
- Воришку зовут Бриан О’Ши. Он ирландец и наркоман, поэтому ничем особо не занимается.  Не работает, где живет постоянно -  непонятно. Его по камерам заметили, что он сел на поезд из Лондона в Холихед. Там он сел на паром перевозчика Irish Ferries, ведущий в Дублин… видимо, хочет залечь на дно в Ирландии… и пропал с камер, словно и не сходил с парома. Еще Бриан, насколько нам известно ошивался в ИРА. Но не прижился там. Словом, он как в воду канул. И его надо найти. Живым не обязательно оставлять, надо всего лишь найти мемристор.
- Братья? Сестры? Родители? - уточняет Джеймс.
- Сестра. Лариса. Работает в ночном клубе “Бурлеск”. С нее вам и стоит начать. Она скорее всего знает, где ее брат.
- А теперь выкладывайте вишенку на торт, - с хитрой улыбкой замечает Ислингтон, понимая, что самое коварное они приберегли на потом.
- Говард хотел продать мемристор... бизнесмену, которого все в мире зовут Черный Джек.
Ислингтон кивает. Кто не знает этого человека и его теневую организацию? Он торгует оружием направо и налево, во время Арабской весны в 2011 году Черный Джек поставлял оружие обеим сторонам конфликта.
Продажа оружия. Шантаж. Заказные убийства. Теракты. Кто скрывается за личиной Черного Джека неизвестно.
- И он или они... скорее всего в Лондоне и крайне расстроен, что не получил свой мемристор, - подмечает Ислингтон. - И скорее всего тоже наведается в клуб “Бурлеск”. Вопрос времени.
Ислингтон замолкает. Раздумывает.
- Джентльмены, дайте мне еще 10 минут, чтобы повнимательнее изучить досье, и думаю, я готов начинать.

Джеймс вежливо прощается с Эдвардом и желает ему хорошего Рождества. Мужчина садится в свой Фантом роллс-ройс и заезжает домой, чтобы переодеться для похода в клуб.  Он выбирает черный смокинг с белой рубашкой и завязывает бабочку, стоя у зеркала. Под ногами вертится корги. От скуки пес погрыз ножки большого стола в гостиной. Стол хоть и не нравился Ислингтону, но Руди мужчина все же пожурил.

Джеймс заходит в клуб “Бурлеск”, и его окутывает музыка, разговоры, звон бокалов и веселый смех. Это место создано, чтобы гости забывали о своих проблемах в реальной жизни.
Мужчина заказывает виски у барной стойки и внимательно осматривает толпу. Где-то там, возможно, люди Черного Джека. Но пока идет шоу, они не покажутся. Ислингтон наблюдает за яркими танцевальными номерами, которые сменяют друг друга на сцене.

И вот, наконец, занавес поднимается и появляется Лариса. Она грациозно исполняет свой номер под аплодисменты зала.
Мужчина внимательно изучает ее и решает, что с ней можно попытаться договориться. А если не получиться договориться, то всегда можно воспользоваться планом Б. Ислингтон в какой-то момент встречается с ней глазами и слегка улыбается, салютуя бокалом.
Мэтью из МИ-6 шепнул ему, когда выходил, что рыжая -  темная лошадка и может оказаться предательницей и работать на ИРА.
Что же, может быть. Кровь не вода. От семейных дел так просто не избавишься.

После выступления Ларисы идут еще номера, но мужчина не обращает на них особого внимания. Он ходит по залу и изучает возможные пути отступления. Краем уха Джеймс слышит как  одна дама кивает другой, показывая на столик, где сидит владелица клуба. Ислингтон на всякий случай запоминает ее лицо.

Рано утром, когда шоу закончилось и последний гость покинул клуб, мужчина возвращается в машину. Он достает оттуда букет из красных роз и бельгийский шоколад. Весьма банально, но универсально,  особенно если ты не знаешь вкусов девушки.
Ислингтон узнает у одного из служащих в клубе, что Лариса в гримерке, и  убеждает парня при помощи магической силы денег, что он, Джеймс, страстный поклонник  Ларисы и ему срочно надо заглянуть к ней на пару минут, чтобы вручить подарки.
Вообще у Ислингтона хорошее настроение, ведь если тут нет наемников оружейного барона, то он пока не в курсе. Однако мужчина держится настороже.

Что разумно. Пока Джеймс еще не знает,  но люди Черного Джека будут в клубе ровно через 15 минут. Они ждали Ларису дома, и двое из них решили наведаться в клуб и, так сказать, поторопить девушку.

Мужчина  деликатно стучит в дверь гримерки.
- Доброе утро, мисс, меня зовут Джеймс, и я ваш поклонник. Пришел засвидетельствовать свое почтение. Также у меня к вам есть разговор.  Он не займет много времени.  Вы позволите войти? - вежливо спрашивает он.

+1

4

Лариса удивленно вскинулась на стук. В этом предутреннем покое притихшего клуба он прозвучал более, чем внезапно. И она невольно выпрямила спину, вперив взгляд в дверь.

— Войдите, — отозвалась она, гадая, кто бы это мог быть.

Чужака она не ждала — клиенты имеют обыкновение забегать между номерами, не дожидаясь столько позднего — или раннего? — часа. А если и дожидаются, что все куртуазности происходят в зале, когда прима спускается со сцены, позволяя быть ближе, одаривая улыбками и принимая подарки. Оттого она сейчас и глядела на вошедшего с заметным удивлением в голубом взгляде, невольно поправив волосы привычно кокетливым жестом.

— Приятно познакомиться, Джеймс, — наконец отвечает она спустя мгновение раздумий и легко протягивает незнакомцу бледную холеную ручку. — Присаживайтесь, — следом кивает на стоящий у стенки диван-софу в стиле ар нуво — как и вся имеющаяся здесь мебель.

Взгляд ее все еще насторожен, но она знает, что охрана совсем рядом и, стоит ей крикнуть, Дэвид и Тайлер будут здесь спустя секунду. Пока мужчина усаживается, она изучает его, сидя к нему в пол-оборота. Нога закинута на ногу и целомудренно прикрыта полой халата — впрочем, эти же ноги мистер Ночной визитер уже имел возможность наблюдать, сидя в зрительном зале.

— Вы впервые в "Бурлеске"? — непринужденно интересуется она. — Как вам шоу?

Верхний свет в гримерной погашен, и единственное освещение здесь — это подсветка по периметру зеркала на туалетном столике за спиной Ларисы.

Отредактировано Larissa O’Shea (3 Дек 2020 23:56:12)

+1

5

Джеймс дожидается разрешения и, получив его, заходит в гримерку Ларисы. Он рассматривает девушку, невольно задерживаясь чуть дольше, чем положено взглядом на губах и рыжих волосах. Мужчина читает в ее глазах легкое удивление и немой вопрос.
Ислингтон улыбается тепло.
Всему свое время, мисс, думает он.
Надо признаться: на первый взгляд Лариса ему симпатична.
Мужчина аккуратно кладет на столик, стоящий возле рыжеволосой красавицы, букет из роз и коробку бельгийского шоколада. Он не говорит: “Это вам” или “Это для вас”.
Все и так чертовски очевидно.
Джеймс продолжает улыбаться, и у глаз как обычно собираются морщинки.
Мужчина не сводит глаз с девушки. Про себя отмечает, что такое внимание ее  ни капли не смущает.
“Ну, еще бы, она же выступает на сцене”, - подмечает внутренний голос.

Лариса протягивает ему руку, и мужчина нежно касается сухими губами внутренней стороны ее запястья.
Это совсем не по этикету, и Джеймс просто поддается внутреннему желанию дотронуться губами до синих венок, пульсирующих под белой кожей.
- И мне приятно с вами познакомиться, - отвечает мужчина, слегка понизив голос, и, наконец, выпускает ее руку из своей.
И это на пару секунд чуть дольше, чем следовало бы.

Когда ему разрешают присесть на диван-софу, Ислингтон вежливо кивает и спокойно садится, принимая непринужденную позу.

Машина людей Черного Джека сворачивает на улицу, где стоит клуб.

- Впервые в вашем клубе, - отвечает мужчина и добавляет. - Если честно, я не смотрел шоу. Целиком не смотрел. Я здесь ради вас.
Ислингтон замолкает, пристально рассматривает Ларису, думает недолго и идет в ва-банк.
- Позвольте мне быть честным. Ваш брат Бриан влип в неприятности… скажем так… очень крупного масштаба… и я уверен, что и вам угрожает опасность. Вы можете, конечно, не верить мне. И я вас понимаю. Меня вы видите в первый раз. А здесь все выглядит безопасно. Но это сейчас. А завтра? Или у вас дома?
Джеймс встает с софы и подходит к Ларисе вплотную. Он смотрит сверху вниз, но в глазах нет покровительства - Ислингтон вообще дает понять, что тут за другим. И это все не шутки.
- Если мы уйдем в любое другое безопасное место, то я вам все расскажу. - предлагает он.
Мысленно Джеймс просчитывает в голове, что он сделает, если Лариса позовет охрану на помощь. У нее же должна быть кнопка какая-то.
Например, под этим аккуратным столиком с косметикой и прочим.

Трое парней в кожаных куртках проникают в клуб. Они стреляют в двух телохранителей клуба из беретты с глушителем. Слышатся резкие щелчки. Это киношная иллюзия, что с глушителями оружие не издает никаких звуков. И на эти щелчки приходит служащий клуба, который показал Джеймсу гримерку Ларисы.
Он быстро поднимает руки вверх и испуганно пялится на незнакомцев.
- Спроси его, как ее найти, - говорит один из наемников другому.

+1

6

Спокойствие улетучивается после слов о шоу. Мужчины, которые хотят стать ближе, сократить дистанцию, начинают заливаться соловьями о том, как она прекрасна, как не могли оторвать глаз, как их сердечко пробито навылет стрелой Купидона. Она даже не успевает до конца осознать, в чем странность этого позднего-раннего визита, как гость продолжает, и слова его выбивают у нее дыхание.

На секунду голубые глаза распахиваются от удивления и страха, но следом во взгляд приходит злость.

— Бриан? — особой сестринской любви и заботы в голосе не слышно. — Неприятность — его второе имя, — недовольно отвечает она, уже желая, чтобы этот Джеймс убрался восвояси, заодно прихватив и шикарный букет, и замечательный черный шоколад, к которому она, между прочим, питает слабость.

Она пытается игнорировать его слова об опасности, но те эхом резонируют у нее в сознании — а она никогда не была рисковой авантюристкой, и прохладный страх касается волосков в основании черепа.

Она смотрит на него снизу вверх, испытывая острое желание встать, оттолкнуть его и увеличить дистанцию. Его слова слишком дики — Бриан, что мог натворить этот идиот? Да почему он до сих пор не сдох от своих наркотиков, в конце концов?! Да что ж он — острый взгляд холодных глаз впивается в лицо Джеймса — стоит над душой?

— И какое "любое другое безопасное место" вы имеете в виду? — рыжая бровь эффектно выгибается, демонстрируя ироничное неверие. "Уж не вашу ли квартиру, а, мистер... Джеймс?" — Она не произносит этого в слух, но вопрос отлично читается в скепсисе взгляда.

Из-за закрытой двери доносятся какие-то щелчки, но Лариса и знать не знает, что это такое, и оттого остается спокойна. Ее единственная проблема сейчас — это стоящий над ней мужчина с непонятными претензиями.

+1

7

Джеймс слышит странные щелчки. Они слабые и тихие, но чертовски знакомые. Мужчина не успевает ответить Ларисе про “безопасное место”.
Ислингтон молча достает Walther PPK и быстро подходит к двери. Он открывает ее и прислушивается.
К ним приближаются шаги.
Быстрые.
Мужские.
Их несколько.
Ритм рваный.
Почему?
Потому что они волочат кого-то перед собой. Видимо того, кто показывает им путь к гримерке.
Я могу их убить, но тогда они узнают, что Лариса не одна и в дело вступила еще одна сила.
Нужно бежать.

Ислингтон закрывает дверь в гримерку и молниеносно окидывает взглядом помещение. Гримерка на первом этаже.
Это раз.
Помимо столика и дивана-софы у стены в углу стоит огромный шкаф и ширма в китайском стиле, за которой скрывается длинная вешалка с костюмами.
Это два.
Рядом со столиком окно.
Парней двое или трое. Не факт, что на улице не сидят в машине еще несколько.  Она в халатике. Времени переодеться нет.  Обувь неподходящая.
Риск, что ее могут зацепить около 80 процентов.

“А тебе она нужна живой. К тому же это ее убедит, что ты хороший добрый парень, пытаешься ей помочь,” - едко замечает внутренний голос.

Джеймс открывает окно, затем быстро подходит к Ларисе и хватает ее за руку. Абсолютно бесцеремонно, потому что времени на церемонии больше нет.

Мужчина обратил внимание на огромный широкий шкаф и пустое пространство между стеной и шкафом.
Ислингтон по пути распахивает дверцы шкафа в разные стороны, потому что оставаясь закрытым он может привлечь внимание.

Джеймс стоит спиной к стене. Лариса напротив.
Они едва помещаются в тесном пространстве. Их тела  плотно прижаты друг к другу, и Джеймс слышит, как бьется сердце девушки.
Ислингтону приходится просунуть колено между колен Ларисы, чтобы удобнее устроиться в этом узком пространстве. Мужчина старается даже тише дышать, как будто дыхание может его выдать.

В комнату заходят наемники и служащий.

Ислингтон внимательно смотрит в синие глаза Ларисы, пытаясь понять насколько хорошо она контролирует свои эмоции. Он чувствует на своем лице горячее дыхание рыжеволосой красавицы.

Мужчина крепко сжимает в руке оружие.

Один из наемников подбегает к окну и выглядывает в него. Двое остаются стоять на месте.
- Блятство. Она сбежала. Говорил же, что надо было в клуб сразу ехать. Вызывай ребят из ее дома. И этих долбоебов, что в отеле остались. Пусть едут на вокзал и бабки отрабатывают. И скажи нашим на охране в аэропорте.
Наемник достает телефон, набирает своих “ребят” и передает указания. Одновременно с этим он открывает коробку с бельгийским шоколадом и отправляет в рот пару конфет. Остальные кладет в карман.
- Крис сказал, что отследит ее, если она воспользуется карточкой. А с этим че делать будем? - спрашивает другой у босса.
- Прикончи его. - отвечает наемник и отводит взгляд от служащего клуба.

И все просто прекрасно. Все замечательно. Но есть одно “но”.
Телефон Ларисы издает звучную трель. А кто в 21 веке убегает, оставляя сотовый на произвол судьбы?
Наемники застывают. Пытаются осознать этот факт. И Джеймс использует это преимущество.  Потому что план просто спрятаться  - провалился.
Он резко закрывает ногой створку шкафа и стреляет.
Черепные коробки наемников встречают три пули. В магазине осталось еще 4 патрона. Тела падают с грохотом. Один наемник все же выстрелил, но пуля попала в стену.
- Простите за беспорядок, -  вежливо замечает Джеймс служащему, не покидая укрытия. -  Я оставлю вам номер своих работодателей. Они вам все возместят.

Джеймс переводит взгляд на Ларису и не может себе отказать в том, чтобы не наклониться к ее шее. Ислингтон втягивает носом теплый ненавязчивый аромат кожи и парфюма.
- А какое безопасное место, чтобы поговорить, вы предпочитаете? Можете сказать мне адрес? - шепчет он и добавляет, лукаво улыбнувшись. - У меня в машине есть еще шоколад. Может, это вас соблазнит?

+1

8

— Вы вообще в своем уме?! — шипит она в ответ на лихой и неуместный вопрос этого Джеймса про шоколад.

Она далеко не супергерой и оружие не то что в руках не держала — видела только в кино. И оттого все, что происходит вокруг нее, кажется какой-то дикой и вывернутой наизнанку феерией.

Когда ночной гость достал из-под пиджака пистолет, сердце дернулось в груди и следом ухнуло куда-то в неизведанные глубины ее души. Мозг работал и фиксировал все, что видели глаза и слышали уши, но предложить хоть какие-то действия в ответ не мог — и оттого она лишь молча наблюдала за этим Джеймсом и следом совершенно беззвучно позволила затолкать себя в щель между шкафом и стеной. Бог свидетель, она столько раз просила ребят задвинуть шкаф нормально, чтобы не было этого дурацкого расстояния в углу. Но труба отопления не давала толком этого сделать, и ей только обещали и обещали, что когда-нибудь... И надо же, как кстати сегодня оказалась эта щель. Стоя вжатой в боковину шкафа, она почему-то подумала именно об этом. И о том, почему он без маски.

А еще о том, как тяжело дышать, когда сжата грудная клетка, и метнула на Джеймса убийственный взгляд, когда он втиснул свое колено меж ее бедер. Но правая его рука была занята пистолетом, а левая — она решила, что если левая позволит себе лишнего, она найдет способ извернуться в этой тесноте, просунуть руку меж двух тел и что есть силы прищучить его за достоинство.

Но к счастью — или к беде — Джеймсу было дело совсем до иного. Когда дверь в гримерку распахнулась и раздались чужие голоса, сердце перестало биться. И теперь все, что еще минуту назад рассказывал ей этот ночной визитер, уже не казалось бредом и выдумкой. Черт, Бриан, во что ты влез, безмозглая скотина?! Джеймс мог видеть — если смотрел в ее сторону, — как расширись в страхе голубые глаза, как дыхание ее стало почти невесомым, как сжала она губы в тонкую нитку, лишь бы не издать ни звука.

Она крепко зажмурилась, когда прозвучало "Прикончи его". Джайлз, прости! Это мог быт только Джайлз. Ночной смотритель, хранитель закулисья и верный помощник всем и каждому. Он давно мог бы уйти на пенсию, но ему нравилось быть в гуще событий, смотреть шоу из-за кулис, болтать с девчонками в перерывах и шутить. Милый старый и безобидный развратник. Именно он больше всего помог Ларисе — не деньгами, но речами, — когда в марте о себе снова напомнило чертово колено. И когда вдруг трелью залился телефон, неосознанная радость плеснула внутри.

— Да что вы стоите истуканом! Дайте выбраться! — она снова шипит на Джеймса, и изо всех сил старается выбраться из тесного их плена.

Вопреки внешнему спокойствию и ровной осанке, Ларису колотит и трясет. На шее еще ощущается касание его дыхания, а в ноздрях осел терпкий, чуть хвойный аромат чужого парфюма, но все эти детали сейчас настолько неважны.

— Д-Дж-Джайлз, — наконец выталкивает она из себя и направляется к старику.

— Мисс О'Ши, — тот тоже испуган, но во взгляде читается облегчение.

Она идет, тщательно избегая глядеть на трупы, и пальцы ее дрожат.

— М-милый Дж-ж-жаилз, — она кладет трясущиеся руки ему на плечи, — мне надо сроч-срочно уйти. К-кажется, у меня большие проблемы. — Она спотыкается через слово, но держится отлично, не давая себе соваться в слезы или панику. — П-передай В-в-виктории, что я ей п-позвоню. П-пусть скажет всем, у меня к-коронав-вирус.

— А что делать с трупами? — спрашивает старик и кивает в сторону одного из лежащих тел. И спрашивает он это так спокойно и со знанием дела, что даже в перепуганный до смерти мозг Ларисы закрадывается подозрение.

Ответа на его вопрос она не знает и бросает вопрошающий взгляд на Джеймса.

После кидается к шкафу, достает из него свою одежду и резко и сухо командует:

— Отвернитесь. Джайлз, тебе лучше вообще выйти.

И когда старик исчезает за дверью, начинает быстро, очень быстро одеваться.

— Если они были у меня в квартире, то в течение какого-то времени это место будет безопасным? — предполагает она, натягивая узкие джинсы и следом засовывая ноги в сапожки.

+1

9

После Ларисы Джеймс вылезает из укрытия между шкафом и стеной и убирает оружие в плечевую кобуру.
- Пусть останутся здесь. Заприте двери. За ними приедут и заберут их, как будто ничего и не было. Звонить в полицию не стоит. Это абсолютно бесполезно, - отвечает Ислингтон на вопрос старика.
- А что мне сделать с двумя телохранителями? - снова интересуется Джайлз.
- Их тоже лучше спрятать до появления нужных людей, все вопросы решити с ними, - советует Джеймс.

Джайлз выходит, а Ислингтон поворачивается спиной к переодевающейся Ларисе. Мужчина набирает номер Стэна, своего координатора в агентстве.
- Пришлите ребят к клубу. Три убитых наемника. И несколько телохранителей клуба. Нет, ничего не взорвал. Не было возможности. Не развернешься, слишком тесное пространство, но в нем были свои плюсы, - смеется Джеймс и уже серьезно добавляет. - Они узнают, что она не одна. Так что времени у нас в обрез, пока они нагонят в Лондон всех своих ребят. Еще мне нужна неприметная машина, сумка с оружием, мой стандартный набор и пару вещей. Сегодня мы с мисс О'Ши отправимся в Ирландию. Адрес ты знаешь. Ее квартира.  Да, за вокзалами и аэропортами наблюдение. Я не знаю, мы еще не говорили. Нет, ты мне пока не нужен. Скажи все Мэтту сам. Все. На связи.
Мужчина убирает телефон и тут же слышит вопрос девушки про квартиру.
- Чисто теоретически да. Но, возможно, один или несколько все же останется. Но это уже не проблема. Они все равно скоро обо мне узнают. Стоит попробовать. Вам все равно понадобится пара запасных вещей для путешествия.

Ислингтон выходит из гримерки, дожидаясь Ларису. А потом они быстрым шагом идут через клуб и выходят на улицу.
Мужчина выходит первым и осматривает улицу.
Чисто.
Он зовет танцовщицу, и они направляются к его роллс-ройсу Фантом.
- Мисс, вам надо сесть на заднее сидение и пригнуться, - говорит Джеймс, открывая дверь перед Ларисой.
Он насторожен и готов к нападению. Но пока им везет.
- Кажется, я вас обманул, - говорит он. - В машине осталась только плитка шоколада.
Мужчина улыбаясь протягивает его рыжеволосой красавице.

Ислингтон едет по улице, он сосредоточен. Мимо него проезжает подозрительная машина и останавливается рядом с клубом. Джеймс точно знает, что это не “его” ребята.
Значит, наблюдатели.
- Пригнитесь, мисс, - командует он.

Ислингтон уже из досье знает адрес квартиры Ларисы и едет туда.
- Пока мы едем, подумайте, где в Ирландии мог спрятаться ваш брат. Может, у своих друзей в ИРА? Они, кстати, ваши друзья также? - спрашивает Джеймс.
По поведению девушки в гримерке, да и вообще…
Что-то подсказывало ему, что, возможно, Мэтью ошибся на счет Ларисы, хотя эту гипотезу до конца не стоит сбрасывать со счетов.

Ехать до квартиры оказывается совсем недалеко. К тому же в такой ранний час машин на дорогах совсем немного, поэтому они приезжают довольно быстро.

Когда они подходят к двери квартиры Ларисы, Джеймс смотрит на замок.
Взломан.
- Я пойду первым и посмотрю, что в вашей квартире. А потом вернусь за вами. Стойте здесь.
Мужчина аккуратно берет ее за подбородок и заставляет Ларису посмотреть ему в глаза.
- Пожалуйста, не убегайте никуда. Это очень опасно. В одиночку у вас нет шансов. Мы нужны друг другу, - серьезно и тихо говорит Джеймс и продолжает с легкой усмешкой. - К тому же, стар я гоняться за такими красотками как вы.
Ислингтон отпускает лицо рыжеволосой красавицы.
- Хорошо? - спрашивает он.

Слышится скрежет дверного замка с внутренней стороны соседской двери.
Мужчина достает Walther PPK и прячет его.

Дверь открывается, и оттуда выходит пожилая женщина.
- Если что они ушли, буквально полчаса назад. Вообще, ошибка какая-то с этой газовой протечкой, но хорошо, что  их вызвали.  Они и ко мне заходили. А замок они обещали прислать тебе людей починить за счет их конторы, ты не переживай.

+1

10

Одеваясь, она внимательно слушает разговор этого Джеймса по телефону. Ну надо же, как у них все легко и просто — и трупы не помеха, а так, досадное недоразумение, которое приедут и уберут. Но Лариса, конечно, от души порадовалась за старика — тому не придется объясняться с полицией. Если только с Викторией. Да уж, та еще история получается, хоть сценарий пиши.

Натянув свитер, пальто и снуд, прихватив из шкафа сумку, она выходит следом за ночным приключением, свалившимся на нее как снег на голову. Здравый смысл еще пытается сказать, что все это ей снится и в реальности с ней происходить не может, но сложно не верить собственным глазам.

В машине она послушно уселась на заднее сидение, сползла с кресла так, что разглядеть ее снаружи было невозможно — оттого и для нее самой обзор улицы был крайне ограничен. Но дорогу домой она знала отлично, и ничего нового из окна роллс-ройса она бы не увидела.

— У вас все на таких машинах разъезжают? — интересуется она, пока они стоят на пустом светофоре. — Или это для образа клиента "Бурлеска"?

Пригнувшись еще ниже, она слилась с сидением, когда ей сказали это сделать. Что там такого увидел Джеймс, она так и не поняла.

— Мои друзья? Вы с ума сошли? Чокнутые безмозглые фанатики, — фыркает Лариса, и становится совсем очевидно, что к ИРА она никакого отношения не имеет. — Ладно бы бузили в своей песочнице — так нет, нормальным людям жизнь портят! Придурки!

Ей казалось, она уже давно забыла и похоронила свою глубокую обиду на брата и отчима за их тупое эгоистичное поведение, за то, что заклеймили ее предательницей и проклинали по три раза в день — на завтрак, обед и ужин. Она так долго о них не вспоминала — пока этот Джеймс не появился на пороге ее гримерки и не принес с собой ворох проблем.

— Откуда я знаю, где этот идиот может быть! Я вообще удивлена, что он до сих пор жив — такие дятлы, как он, должны умирать еще в детстве! Что он натворил хоть?

Но получить ответ на свой вопрос она не успевает — роллс-ройс уже подъезжает к ее дому, правда, останавливается в проулке за углом.

— Вот уроды, — шепчет она, оглядывая дверь своей квартиры. Злость, помноженная на усталость, начинает набирать обороты. Но она всегда умела брать эмоции под контроль, и потому долго выдыхает и сжимает губы в тонкую нитку, гася в себе желание взять и наорать — вот хотя бы на Джеймса, потому что он тут крайний. Вместо этого она выслушивает его, глядя прямо в глаза напротив, молчит какое-то время, борясь с желанием взять и сделать вопреки, и наконец кивает.  — Хорошо.

— Доброе утро, миссис Джонс, — она привычно включает вежливый режим. — Да что вы говорите! Утечка газа — ничего себе! — делая из себя дурочку, она начинает вторить старушке, давая время Джеймсу спокойно осмотреть квартиру. И убить кого-нибудь, если ушли не все "газовщики". — И сколько же их было, миссис Джонс? А кто вызвал-то?

— Двое их было. Один такой высокий, блондин, у него будто бровей нет. Я сначала так подумала, а потом сообразила, что брови-то есть, только они у него такие бледные. А второй пониже, лысоватый. Мне кажется, он какой-то индус! Понаехали к нам, теперь на улицу выйти страшно! Даже в карауле Ее величества теперь в своей чалме стоит!

— И не говорите, миссис Джонс! — Лариса сокрушенно качает головой, пытаясь расслышать, что происходит внутри квартиры. — Скоро Великобританию в Великоиндию переименуют!

— Точно! Точно, помяните мои слова! — охотно соглашается миссис Джонс. 

— Да-да, — кивает Лариса и спешит попрощаться, заметив знак Джеймса. — Доброй ночи, миссис Джонс, надеюсь, у вас еще получиться заснуть.

Она заходит в квартиру и притворяет за собой дверь, с удовлетворением различив щелчок замка и в соседской квартире. Уже с порога видно, что дома все вверх дном.

— Что они искали у меня? Во что влип этот огрызок человека? — она проходит в гостиную, не зажигая свет, и устало садится на диван.

квартира

https://www.pufikhomes.com/wp-content/uploads/2020/05/bondegatan-8-3-5-tr_1203522.jpg
https://www.pufikhomes.com/wp-content/uploads/2020/05/shvedskaya-kvartira-s-obiliem-dekora-pufikhomes-16.jpg
https://www.pufikhomes.com/wp-content/uploads/2020/05/shvedskaya-kvartira-s-obiliem-dekora-pufikhomes-15.jpg
https://www.pufikhomes.com/wp-content/uploads/2020/05/shvedskaya-kvartira-s-obiliem-dekora-pufikhomes-11.jpg
https://www.pufikhomes.com/wp-content/uploads/2020/05/shvedskaya-kvartira-s-obiliem-dekora-pufikhomes-4.jpg
https://www.pufikhomes.com/wp-content/uploads/2020/05/shvedskaya-kvartira-s-obiliem-dekora-pufikhomes-2.jpg

Отредактировано Larissa O’Shea (7 Дек 2020 12:19:50)

+1

11

Джеймс вежливо здоровается с соседкой Ларисы и быстро скрывается за дверью квартиры. Он убирает оружие и осматривает помещение больше для порядка.

Потому что если бы тут кто-то был, они бы уже давно услышали голос Ларисы и миссис Джонс через дверь. И тогда они бы вышли, и завязалась бы драка и перестрелка. Или им бы пришлось бы троим войти в квартиру.  Где двоих из них ждала бы пуля. Чисто теоретически.

Ислингтон быстро осматривает уютную светлую квартиру девушки. Мужчина замечает, что ее обустраивали с любовью и нежностью, как мирок, где можно спрятаться ото всех.

Он замечает грязные следы на кухне и неряшливо лежащие пустые коробки из-под пиццы, которые, видимо, принесли с собой наемники. Одежду зачем-то вынули из шкафа и разбросали.
Что они тут решили устроить - конкурс красоты? Или искали что-то? Но что? Я что-то не знаю? 
Большинство вещей в доме была также раскидана. Тоже странность.
Зачем, если тебе просто надо дождаться девушку с работы? Зачем тратить силы и устраивать бардак? Думали, что брат принес ей кулон с мемристором и оставил у нее?

Мужчина возвращается к девушке.
- Мисс О'Ши, я все проверил. Не подпишите бумаги по страховке? - спрашивает он, вежливо улыбаясь миссис Джонс.

Джеймс ждет, пока Лариса зайдет внутрь и только тогда произносит:
- Вам надо выпить чаю, а то вы так устали, что пожелали ранним утром... миссис Джонс доброй ночи. Хотя почему ваша соседка так рано куда-то идет - тот еще вопрос…
Ислингтон заворачивает на кухню и краем глаза замечает, как Лариса падает на диван в гостиной.
Он включает приглушенный свет на кухне. За окном уже становится светлее - начинается новый день.

Джеймс снимает пиджак и вешает его на спинку стула. На стол мужчина кладет оружие, расстегивает пуговицы на манжетах и закатывает рукава белой рубашки. Ислингтон моет руки, слушая вопрос Ларисы.
- Отвечу по порядку, - говорит он, стоя к ней спиной.
Он ставит чайник и достает из шкафчиков белый фарфор: чашки с блюдцами.
- Вопрос номер один. Который прозвучал в машине. Роллс-ройс мой. Мне подарили его за заслуги… скажем так, - усмехается Джеймс и добавляет. - И да. Это помогает создать необходимый образ.
Ислингтон ставит чашки на стол в гостиной и снова возвращается на кухню. Мужчина ополаскивает чайник, кладет несколько ложек чая, заливает горячей водой (температура не должна быть выше 90 градусов) и оставляет настаивается.

Он тихо движется с чайником в гостиную, ставит его на стол и садится на стул напротив Ларисы.
- Итак, - начинает Джеймс и внимательно смотрит на рыжеволосую красавицу. - Лариса… ваш брат украл вещь стоимостью в бюджет страны. Он украл ее из машины еще одного воришки, который намерился продать ее очень опасному человеку. И теперь… как вы уже поняли…  вся конница и вся королевская рать не может не может парнишку сыскать.

Ислингтон горько усмехается и замолкает, давая время девушке переварить информацию. Мужчина разливает по чашкам черный горячий чай .
- И все думают, что вы знаете, где брат. Или можете привести к нему.  И плохая новость заключается в том, что от вас не отстанут, пока разработка не будет найдена. То есть к нормальной жизни вы пока не вернетесь.  Но есть и хорошая новость. Так как все решили, что ключ к Бриану - вы, то остальным вашим родственникам ничего не грозит.

Джеймс берет чашку с чаем и пробует на вкус крепкий напиток.
Неплохо.
- Вашего брата видели в последний раз на пароме, идущим  из Холихеда в Дублин. Более его камеры нигде не засекли. Есть идеи, что где он может быть в Дублине? Или он едет в Белфаст?  Нам стоит сразу ехать в Белфаст, как считаете? Или южная Ирландия?  - спрашивает Ислингтон и замечает. - Сложно отыскать человека, который не обременен общественными ценностями.

Мужчина ставит чашку чая на блюдце и внимательно смотрит на Ларису.
- И тут вы спросите, кто я такой. Скажем так. Меня наняло английское правительство, чтобы я решил эту ситуацию и вернул то, что было украдено. И еще я очень хочу, чтобы вы выжили. И вернулись на сцену. И поэтому я нужен вам, а мне нужна ваша помощь в поиске нашего проблемного наркомана. Как только все решится - я исчезну из вашей жизни, и больше неприятности такого масштаба вас не коснуться. Обещаю.
Еще я думаю, что раз Бриан понятия не имеет, что украл,  но залег на дно где-то в Южной или Северной Ирландии, то значит, что спрятался он от кого-то другого.
- Вы знаете врагов Бриана? Кому он мог задолжать? Кого мог подставить? От кого он мог бежать из Англии?  - спокойно интересуется мужчина, словно ведет светскую беседу.

Ислингтон встает и подходит к окну. Он смотрит на улицу, скованную зимним холодом, и редких лондонцев, спешащих в этот час по своим делам.
Подъезжает серый неприметный фольксваген. Он для них. Джеймс узнает мужчину за рулем. Больше они с Ларисой не могут тратить время.
Простите, мисс.
- Я надеюсь, что я достаточно дал вам понять, что выбора у вас нет. Мы едем на машине, собирайте вещи. Но лучше немного. Если у вас есть наличка, то берите, если нет, то не беда, - сухо сообщает Джеймс.
На самом деле он хорошо понимает, что вот сегодня буквально за пару часов мир Ларисы перевернулся, и она вообще не осознает, что происходит. На самом деле девушка в шоке.

Джеймс садится обратно на стул и касается руки танцовщицы.
- Лариса? - мягко спрашивает он, чуть наклоняясь к ней.

+1

12

— Она никуда не идет — у нее чуткий сон, — принялась пояснять Лариса про соседку. Хотя, по сути, здесь и сейчас сведения о миссис Джонс были бесполезны. — Все знает, все ведает, все доложит. Она хорошая — только очень любопытная. Так что это вы здорово со страховкой сообразили.

Пока ночной знакомец хозяйничает на кухне, она закрывает глаза и откидывается на спинку дивана — как и была: в пальто, снуде и обуви — только сумку успела кинуть на скамейку в прихожей. Выпить чаю. Ей не то что чаю — ей просто выпить не помешает: внутри до сих пор все подрагивает, а от воспоминаний о лежащих в ее гримерке трупах хочется закрыть лицо руками и разрыдаться.

Но вместо этого она заставляет себя прислушиваться к доносящимся с кухни звукам — уютному звону посуды, бегущей воде, щелчку  электрического чайника. Когда Джеймс заходит в комнату, она по-прежнему полулежит на диване, придавленная усталостью этого бесконечного дня. Сон уже витает над ней — протяни руку и дотянешься, — готовый накрыть сознание плотной ватой. Но она заставляет себя сесть ровно и собраться.

И от услышанной новости у нее сбивается дыхание. Голубые глаза в изумлении округлились, и следом она расхохоталась.

— Святые угодники, впервые в жизни этот неудачник украл что-то стоящее, так сразу подвел себя под монастырь! — и следом сделалась намного серьезнее: — И всех остальных заодно.

На этом она, кажется, выдохлась окончательно, сдулась, как воздушный шарик, и вспышка энергии, разрядившись нервным смехом, безнадежно угасла. Она потянулась к чашке, заботливо придвинутой Джеймсом (— Спасибо.), и дальше молча пила чай, просто слушая, слушая, слушая. Только лишь ощутила, как в груди на секундочку отдалось теплом понимание, что матери из-за этого болвана ничего не грозит. Пока все думают, что в эпицентре всего — Лариса.

— Не знаю, — пожимает она плечами. В квартире тепло, и в пальто становится жарко. Она отставляет чашку на стол и стягивает с головы снуд, отчего рыжие волосы рассыпаются по плечам, словно пламенем обрамляя лицо. — Может, его на том пароме удушили и сбросили за борт? — чуть ли не с надеждой предполагает она. А ведь и в самом деле, если найдут его хладный труп, от нее отстанут. Наверное. — Вы не рассматривали такой вариант?

— Вообще, если у него в Дублине и есть какие-то "друзья", я о них ничего не знаю. Честно говоря, я крайне удивлена, что его вообще видели в Англии — у него же национализм головного мозга, он и меня-то возненавидел за то, что я предала свои ирландские корни и поехала учиться в Лондон, — она снова пожимает плечами. Задумчиво смотрит на Джеймса, пальцами теребя край снуда. — Но думаю, мама может знать. Он ведь все это время у нее и за ее счет жил. Надо с ней поговорить. Я могу ей позвонить... попозже.

Задумавшись, она не замечает, как Джеймс встал из-за стола и отошел к окну. Горячий чай не столько сейчас бодрит, сколько разморил. И она глядит куда-то в стол, слушает голос мужчины, но слышит ли она его?

— А? — вздрагивает, когда Джеймс, оказывается, сидит рядом и касается ее руки. — Кажется, я смертельно устала. Что вы мне говорили?

Когда указания были терпеливо озвучены вновь, она встает и принимается собираться в дорогу. Медленно и вяло, то и дело теряя концентрацию.

— Я же смогу в машине поспать? — скорее даже не вопрос, а утверждение.   

Где-то за полчаса ей наконец удалось собрать самое необходимое: белье, пара футболок, носки, зубная щетка и немного косметики. Она и в самом деле умудрилась упаковать лишь одну сумку среднего размера. С деньгами, правда, вышла загвоздка — она не рассчитывала, что в двадцать первом веке ей может понадобиться наличность.

+1

13

- Вашей матери звонить не стоит. Ее скорее всего прослушивают. За ее домом следят. Вам надо придумать, как мы сможем  с ней встретиться так, чтобы никто не узнал. Тогда она останется вне подозрений.  И это в ваших интересах.

В то время как Лариса собирается Джеймс планирует их путь. Они отправятся той же дорогой, что и Бриан. До Белфаста можно добраться, конечно, и другим путем. Но они поедут в Холихед, а там на пароме.
Также как он. На том же самом пароме, что и ее брат.
Ислингтон подходит к косяку и прислоняется к нему. Мужчина складывает руки на груди и окидывает внимательным взглядом спальню танцовщицы.
Хочется курить. Так стоп. Я же бросил. Но, может одну?
- Можете поспать в машине, -  подтверждает он слова Ларисы.
До Холихеда ехать около 7 часов. Она успеет отдохнуть... насколько возможно отдохнуть в машине.

Внезапно раздается звонок сотового Джеймса. На экране высвечивается “Стэн”.
Новая информация.
Мужчина берет трубку и идет в сторону кухни.
Пока разговаривает с коллегой, моет чашки и чайник и ставит их обратно в шкаф. Надевает наплечную кобуру с оружием, раскатывает рукава белой рубашки, застегивает пуговицы на манжетах и надевает темно-синий пиджак.

Попрощавшись с координатором, Ислингтон возвращается к Ларисе. Она стоит перед ним с собранной сумкой в руках. Он берет ее из рук рыжеволосой красавицы и направляется к выходу из квартиры.
- У меня появилась новая информация, - рассказывает мужчина спутнице. - В Дублине вашего брата пару раз видели с Агной О’Рейли. Мне также сказали, что она ваша  подруга и одноклассница. В каких она отношениях с Брианом? Вы больше с ней не общайтесь? Или? Тогда почему не сказали? Кстати, по зарегистрированному адресу ее не обнаружили. Вы знаете, где она фактически живет?
В любом случае мы начнем с нее.

Ислингтон торопится, потому что нужно как можно скорее уехать из Лондона. Еще было кое-что, о чем он не сказал Ларисе. Каким-то образом люди Черного Джека узнали, что рядом с мисс О’Ши  находится Джеймс. Ребята из отдела информации передали эти сведения координатору.
Нет, это логично. Они бы узнали рано или поздно, что она не одна. Ведь я убил тех наемников в клубе. Но как они поняли, что это именно я?

Ислингтон подходит к фольксвагену и размышляет над словами Стэна.
“Оказывается, есть тайная база всех наемных убийц. Прикинь, Джеймс, ебучая база фрилансеров-киллеров. И там кто-то заказал тебя. Мы не можем отследить, кто. Но указано, что все, кто желает, могут начать с Лондона и отправиться за тобой в Ирландию. И пока... изъявило интерес только трое. Афроамериканец, белая женщина с короткими светлыми волосами и азиат. Его бы я опасался больше всех. Кстати, ты дешево стоишь, мистер Ислингтон. ”
Прекрасно, еще только наемных киллеров мне и не хватало.

Джеймс ни слова не говорит коллеге за рулем автомобиля. Тот молча выходит и бросает короткое: “Все там”.
Ислингтон отдает ключи от своего роллс-ройса, чтобы его забрали в гараж агентства.
- Садитесь, - произносит мужчина, давая тем самым понять, что Лариса вольна занять любое место, какое сочтет нужным.

Джеймс открывает багажник. Две сумки. Одна из которых с оружием. Вторая с вещами.
Мужчина снимает пиджак и наплечную кобуру, надевает на белую рубашку темный свитер крупной вязки, а потом снова застегивает наплечную кобуру и берет с собой в салон теплую зимнюю куртку.

Ислингтон садится за руль и смотрит на девушку.
Надо будет купить сигарет по пути…. она очень милая.
- Лариса, вы умеете обращаться с оружием? - спрашивает он.
Нет, ну, а вдруг?
Сейчас  это умение пригодится ей больше, чем танцевать.

+1

14

— Агна? — Лариса звучит удивленно.

Она спускается по лестнице следом за Джеймсом и пытается не то вспомнить прежнюю Агну, не то представить ее сегодняшнюю. В школе та была неприметной серой мышкой — по крайней мере так казалось Ларисе, у которой от мальчишек отбоя не было. Агна для нее была не столько подругой, сколько тем невзрачным фоном, на котором балерина выглядела еще прекрасней. Впрочем, осознала это она вот только что. Кто бы мог подумать, что столько лет спустя Агна свяжется с Брианом.

— Мы больше не общаемся. Когда я уехала из Белфаста, года два или около того мы еще пытались поддерживать контакт, но в итоге забыли друг о дружке, — пожала она плечами. — Хотя в фейсбуке она до сих пор у меня в контактах. Наверное, я могу поспрашивать у бывших одноклассников, кто-то с ней наверняка общался дольше моего. А вот то, что она с Брианом, это вообще новость. Она всегда была правильной девочкой.

От крыльца до их новой машины они доходят быстро, но сырой утренний воздух все равно успевает забраться под воротник парки и заставляет Ларису передернуть плечами и невольно поглубже натянуть черную шапку, полностью скрывшую ее рыжую шевелюру. Она молча стоит немного поодаль и наблюдает за краткой и немногословной встречей двух мужчин, а следом без всякого недовольства замечает:

— Да, это вам не роллс-ройс.

Жаль, конечно, что при всем своем комфорте и шике, роллс до неприличия приметен.

Поколебавшись с секунду, она все же садится на переднее сидение. При желании, она всегда сможет откинуть спинку кресла и нормально лечь, вместо того, чтобы изгибаться змеей на заднем. Она усаживается и захлопывает дверцу, при этом ей до колик любопытно, что же это "все", которое лежит там, в багажнике. Лариса наблюдает за Джеймсом в зеркальце заднего вида, и часть вопросов проясняется.

Она смотрит, как тот обходит машину, садится на место водителя. Вопрос его оказывается весьма внезапным.

— Умею, — она смотрит ему  в глаза. — Или умела. Отчим учил и Бриана, и меня, мы ездили за город стрелять по банкам. Из винтовки и какого-то револьвера. Но я никогда бы не стала чемпионом мира по стрельбе, — Лариса пожимает плечами. — Вы что, думаете, что мне придется стрелять? — От этой мысли глаза ее округлились и в голосе явно читалось "только не это".

+1

15

- Стоит учитывать и такой вариант. Я дам вам глок 26. Он легкий и подойдет вашей руке, - говорит Джеймс и выезжает с парковки возле дома.
На всякий случай.
Ислингтон бросает быстрый взгляд на Ларису и снова возвращается к дороге. Через пару минут он произносит:
- Спросите у ваших друзей. Может, подскажут адрес. Может, у нее есть родственники, которые знают, где она обитает. Доедем до Дублина и  переночуем там. Я забронировал номера.

После этих слов мужчина замолкает на всю дорогу. Он не особо любит разговаривать за рулем. Да, и о чем ему говорить с Ларисой?  К тому же Ислингтон уверен, что девушка уснет.
Мужчина также не исключает, что когда они найдут Бриана, то Джеймс отправит рыжеволосую танцовщицу назад в Лондон. Потому что логика подсказывала Ислингтону: Бриан не знает, что спрятано в золотом украшении, и поэтому скорее всего уже продал его.
Наркоманам же нужны деньги.
И цепочка потянется дальше.
Если разработка не у ее брата, то Ларисе нечего с Джеймсом делать, и к тому же ей уже не будет ничего угрожать.

Ислингтон заезжает на заправку и покупает себе черный не особо хороший кофе и сигареты.

Где-то рядом с Ковентри Джеймс замечает черную тойоту, которая следует за ними.
Наемники.
Он внимательно наблюдает за автомобилем, но оказывается, что это ложная тревога.

Они проезжают небольшой фабричный город Ковентри, известный своими производствами шляп, часов и велосипедов.
Потом едут рядом с Бирмингемом. Такой же промышленный город, как и Ковентри, но более крупный.

Джеймс не делает остановок, только на заправках и по требованию попутчицы. Они быстро мчатся по дороге к побережью. Небольшие городки и крошечные деревеньки мелькают за окном.

Наконец, спустя 7 часов и 30 минут они прибывают в Холихед - портовый валлийский город на острове Холи-Айленд. Он всегда соединял Англию с ирландскими портами в Дублине и Дун-Лэаре.
Мужчина смотрит на огромный грузо-пассажирский паром компании Irish Ferries и встает в автомобильную очередь. До того как начнется погрузка на судно, у них есть минут 20.
Ислингтон кивает Ларисе и идет оплачивать билет.
- Куплю билет. Побудьте тут.

Они заезжают на паром, и Джеймс ставит фольксваген в ряд с другими машинами. Он достает из сумки глок  и возвращается к Ларисе в салон. Ислингтон протягивает ей оружие.
- Используйте только в крайнем случае. Идемте наверх, - коротко бросает Джеймс, берет куртку и выходит из машины.

Все водители и пассажиры автомобилей были обязаны покинуть их на время путешествия и подняться на палубу парома.

Ислингтон встает рядом с окном и скользит безразличным взглядом по водной массе.  Мужчина отворачивается от окна, и его взгляд упирается в азиата, который не сводит с них глаз.

На палубе полно людей. Джеймс в любой момент готов достать оружие. Но пока просто стоит, закрывая собой Ларису.
Рядом с танцовщицей ссорятся две старушки. Одна из них называет вторую полоумной.
- Все тебе мерещится. Позавчера тебе привиделось, что парень спрыгнул с парома у Дублина. А теперь ты мне говоришь, что в туалете в кабинке труп.
- Да, именно так. Ты же знаешь, я иногда знакомлюсь с джентльменами в туалетах. Я зашла. А там никого не было. И только труп. - сердится вторая, яростно тряся головой.

+1

16

Она уже совершенно не обращает внимания, что там ей даст Джеймс — сама мысль о том, что ей придется стрелять и, возможно, в людей, заставляет страх холодной улиткой свернуться с желудке. И от этого ей делается как-то дурно.

Она лишь кивает на предположения об Агне и сползает пониже в кресле авто, чтобы следом немного откинуть спинку сидения и закрыть глаза. В пять утра кому-то и куда-то писать бессмысленно, еще и потому, что усталость настолько пропитала все тело и мозг, что написать в попытках выведать информацию ничем не напрягающее сообщение у нее, разумеется, не получится. Ее рабочий день начался вчера в два дня — а встала она и того раньше, — закончился сегодня в четыре утра, и вместо того, чтобы сейчас сладко спать в своей мягкой кроватке, она едет куда-то за тридевять земель с человеком, который не далее как два часа назад убил у нее на глазах троицу плохих парней. Но эта ситуация ее уже не пугает, потому что где-то на полмысли Лариса проваливается в сон.

И лишь спустя часов пять рваной дрёмы она наконец заставила себя разлепить глаза и принять вертикальное положение. Кофе с заправки средней паршивости кое-как приводит в себя, но, кажется, это не столько действие напитка, сколько рефлекс. А вот пончик, к удивлению, оказался вкусным. Доедая его и допивая последние глотки кофе, Лариса внимательно изучает страницу Агны на Фейсбуке. Как же она изменилась и с макияжем смотрится неожиданно ярко. А в целом, из нужного — ничего особенного, и последняя запись на стене сделана больше двух месяцев назад. Но всегда есть друзья, которые постят всякую чушь с раздражающей регулярностью. Страницы первых двух оказались закрыты, третий аккаунт оказался таким же вялотекущим, как и у самой Агны, а вот какая-то Мэри О'Киф еще позавчера выложила их совместное с Агной фото, снятое в ночном клубе.

— Смотрите, — она протянула телефон Джеймсу, — фото выложено позавчера. Там и геометка есть. Какой-то "Techno Night".

Следом она отправляет этой Мэри О'Киф сообщение ни о чем. Если та настолько же общительна, насколько любительница выкладывать фото, то разговор должен завязаться. Так что к тому моменту, когда в Холихеде Джеймс с билетом на паром вернулся в машину, у нее для него были новости.

— Сегодня вечером Агна снова должна быть в "Техно-ночи", у них там туса.

Ну уже хоть что-то! Хотя бы понятно, с чего можно начать искать этого идиота. Ей не понравилось, впрочем, что на странице этой О'Киф, сколько бы фото она ни просмотрела, нигде не было Бриана. Либо они по какой-то причине не знакомы, либо братец умышленно избегает фотографироваться. Была бы она на его месте, тоже бы поостереглась торговать лицом направо и налево.

— Э-э-э... — Весьма озадачено Лариса воззрилась на пистолет. Что, уже так скоро? Не в какой-нибудь там неопределенной перспективе, а прямо здесь и сейчас? — Он — автоматический. Я только из револьвера стреляла. — И она испытывает какое-то предательское чувство облегчения, вроде "на нет и суда нет", не умеет таким пользоваться — и стрелять не придется.

Но Джеймс уже сунул пистолет ей в руки и выходит из машины. Не придумав ничего лучше, она спрятала глок в карман объемной куртки, застегнула клапан и выбралась следом. Морской ветер, сырой и холодный, тут же не стесняясь пробирает до костей, и хочется забраться куда-то подальше от края палубы, спрятаться за каким-то укрытием. Но где спасение от ветра, там и люди. Много людей. Может, это даже и хорошо?

А может, и нет.

Медленно и как замороженная, Лариса поворачивается к Джеймсу. Взгляд совершенно ясно говорит о том, что старушек она прекрасно слышала. И о том, что далекая опасность, которая отступила вместе с оставшимися в гримерке трупами, снова нагнала ее и дышит в затылок. Она невольно оборачивается, исследуя каждого нервным взглядом — и каждый кажется подозрительным и опасным, и даже эти самые старушечки, мирно беседующие у борта.

— Что нам делать? — спрашивает она, приблизившись к Джеймсу. Пусть уж лучше думают, что она что-то шепчет ему на ушко. — В толпе же нас не будут убивать?

+1

17

Джеймс обнимает Ларису и притягивает к себе. Девушка ростом чуть ниже 170 см, поэтому Ислингтон говорит ей куда-то в макушку.
Мужчина не сводит глаз с азиата и его злобной улыбки.
- Мы никуда не пойдем. Пока мы в толпе, мы в безопасности. А дальше, как только путешествие закончится, постараемся быстрее слиться с толпой и спуститься вниз, - шепчет Ислингтон.
Пока не знаю как.
Бессмысленно сейчас думать о том, стечение ли это обстоятельств, что киллер тут оказался, или он все это время ехал за ними.

Джеймс вдыхает аромат волос рыжеволосой девушки и еще крепче прижимает Ларису к себе.
- Все будет хорошо.  Если что-то пойдет не так, у вас есть глок. Если что-то пойдет не так, то спрячьтесь  на пароме. А потом встретимся в Дублине в отеле.  Radisson Blu Royal Hotel. Два номера. Зарезервированы на имя мистера Майера. Карла Майера. Хорошо?

И тут действительно все идет не так. Потому что убийца, конечно, просчитывает план Джеймса. И он не хочет, чтобы цели слились с толпой и пропали.
Азиат поступает неожиданно радикально.

Он выстреливает в потолок и кричит одно простое слово “Бомба”.
Начинается паника. Люди разбегаются, кто куда.
Падают.
Кричат.
Кто-то прыгает за борт.
Потому что все думают о террористах.
И азиат движется в их сторону.
- Бежим, - произносит Ислингтон и берет Ларису за руку.
Они мчатся на нижние палубы.

+1

18

Она абсолютно согласна — с толпой слиться проще всего. И безопаснее всего. Но она еще не поняла, кого ей надо опасаться и максимально избегать. Она просто молча кивает, давая понять, что все уяснила.

— Карл Майер, — повторяет Лариса. — Поняла.

Она не говорит, что только лишь представляет, что делать с глоком — она просто видела в кино, как пистолет снимают с предохранителя. Но ладно, она разберется, как-нибудь, на ходу, потому что иного выхода у нее не будет. Она повторяет в уме название отеля и не успевает подумать, что добираться до него ей придется пешком, потому что карточкой пользоваться сейчас опасно, а налички просто нет. Не успевает, потому что ситуация ВЗРЫВАЕТСЯ.

Пассажиры парома превращаются в толпу, толпа превращается в хаос.

Она вцепляется в руку Джеймса и послушно бежит следом. Страх придает скорости и ловкости, она перепрыгивает через две ступеньки и ни на шаг не отстает.

+1

19

Джеймс забегает за угол с Ларисой. И останавливается.
Слышатся крики пассажиров. По громкоговорителю разносится голос капитана, который призывает всех успокоиться и не паниковать.
Мужчина достает оружие.
Он выглядывает за угол.
Никого.

Ислингтон поворачивается к девушке, достает наличные деньги и сует их Ларисе.
- На случай, если мы разделимся.

Мужчина берет рыжеволосую красавицу за руку и тащит ее дальше по коридору. Ближайшую дверь он вышибает ногой и заводит туда Ларису.
- Останьтесь здесь. Вот ключи от автомобиля.

Ислингтон закрывает дверь и бежит дальше по коридору.
Убийца охотится на меня. Не на нее. Значит, ее он оставит в покое.

Джеймс решает, что лучше убрать азиата, поэтому он разворачивается и идет в обратную сторону.
Но убийца словно испарился.

+1

20

Она хватает деньги и лихорадочно сует те в карман. Лариса жмется в стену, словно надеется просочиться сквозь нее. Сейчас бы мысленно проклинать Бриана за все, вокруг происходящее, но ни одной мысли в голову не приходит. Она лишь слушает Джеймса и кивает, кивает.

— Не уходите! — сдавленно выкрикивает Лариса и смотрит на то, что Джеймс вложил ей в руку. Ключи от авто. А что ей с ними делать?!

Тихо. Тихо! Успокойся. Она медленно вдыхает и выдыхает. Вдыхает и выдыхает. Внутренняя дрожь и не собирается утихать, но понимание, что нужно что-то делать, дает сил собраться. Лариса прислушивается — из коридора  не доносится ни звука. Она чуть приоткрывает дверь и впускает внутрь узкую полоску света. Этого достаточно, чтобы через полминуты начать различать предметы в темноте. Судя по всему, Джеймс затолкал ее в подсобку.

Здесь много всего, но она выбирает увесистый разводной ключ. По сути, проломить таким голову — то же самое, что и выстрелить из пистолета, но эта тяжелая железяка кажется ей в сто раз надежнее. Она беззвучно приоткрывает дверь — спасибо тебе, неизвестный техник, исправно смазывающий петли! — и выглядывает в коридор. От страха и напряжения она дышит через раз. Сердце истерически бьется в груди, но Лариса этого не замечает.

Она внимательно прислушивается и, не увидев никого в коридоре и не услышав, выходит из подсобки. И вдоль стены буквально ползет в сторону грузового отсека, где ожидают прибытия автомобили.

+1

21

Джеймс идет по длинному темному коридору. Назад на палубу. Он понятия не имеет, что Лариса сейчас выбирается из своего укрытия и идет вниз к грузовому отсеку.
Мужчина думает, что она в безопасности.

На палубе сидят люди. Они уже более или менее успокоились. Ислингтон встречается лицом к лицу со службой безопасности парома и показывает свое удостоверение.
- Карл Майер. Сотрудник Скотленд-Ярда.
- В туалете мы нашли труп, афроамериканец, - говорит один.
Киллер устранил своего конкурента. Стэн еще говорил про женщину. Остается она.
- Я осмотрю низ, - бросает Ислингтон.
- Да, сэр.

Джеймс спускается вниз. Аккуратно открывает дверь, ведущую на  автомобильную площадку, но сам не высовывается.
Тишина.

Ислингтон буквально выкатывается из двери по маленькой металлической лестнице. А над головой у него свистят пули.
Что же. Я прав.

Джеймс прячется за машинами. Наконец, он видит азиата. Ислингтон стреляет в него и снова прячется в укрытие. 

Какой-то мужчина выбегает из машины. Видимо, он хотел спрятаться и пересидеть в своем автомобиле. Слышится выстрел. Мужчина падает.
Но стреляют слева.
Азиат работает не один. Там где-то еще один… или одна?

+1

22

Тише воды, ниже травы Лариса проползла по коридору. И в самом деле проползла — где-то на четвереньках, где-то полуприсядя или вообще вприсядку, благо, натренированные балетом мышцы верно служат своей хозяйке, — отлично понимая, что первой реакцией у любого будет стрелять на уровне груди. Оказавшись у прохода в грузовой отсек, она высунулась и, внимательно осмотревшись и никого не заметив, юркнула за ближайшую машину.

Есть ли здесь кто-то? Где Джеймс? Стоит ли пробраться за машинами и подняться на верхнюю палубу по лестнице на противоположном конце грузового отсека? Сумбур из вопросов и ни одного верного ответа. Не то что верного — вообще ни одного. Но и сидеть на месте не имело никакого смысла, если уж выбралась из безопасной подсобки. Она решила под прикрытием автомобилей пробраться вдоль стены отсека и следом выбраться наверх, заодно, если повезет, она может заметить Джеймса. Или не Джеймса — если не повезет.

Звуки стрельбы заставили ее подпрыгнуть на месте и вжаться в чью-то грязную машину где-то на полпути к своей цели. Эхо выстрелов метается по всей нижней палубе, оглушая и не давая толком понять, откуда же стреляют. И, главное, кто! Собрав свою невеликую храбрость в кулак, Лариса заставляет себя приподняться под прикрытием машины и осмотреться. Какое-то движение заметно краем глаза, и когда она переводит взгляд, женщина — а ни разу не Джеймс, — прячущаяся за черным седаном снова приподнимается, чтобы сделать выстрел. Это через два ряда по диагонали.

Сердце колотится в ушах, от нервного напряжения свело ребра. Спина женщины с пистолетом в на расстоянии двух шагов. Та сосредоточена на цели за невзрачным хетчбэком. Разводной ключ со всей своей металлической тяжестью опускается на темечко женщины. Черная шапочка-бини съедает звук удара и следом впитывает кровь.

Ключ с грохотом падает на пол, рядом с телом женщины. Лариса застыла на мгновение в немой панике, глядя на тело с пробитой головой у своих ног. Она растерянно стоит меж пустых автомобилей.

+1

23

Ислингтон подбирается к азиату. Шаг за шагом. Где-то высоко вверху над головой мигает лампочка.
Джеймс движется от одной машины к другой.
И снова.
От одной к другой. Осторожно.
Нельзя недооценивать врагов.
Рядом с ним проносятся пули, и врезаются в стекла, шины и разноцветные корпуса автомобилей.
Пуля слева проносится слишком близко.
Зацепило.
По ощущениям рана на плече неглубокая, но чувствительная.
Стрелок слева хорош.

Внезапно Джеймс слышит короткий женский вскрик. Следом идет звук падающего тела, а потом что-то металлическое ударяется об пол.
Азиат высовывается из укрытия и тратит целую секунду, чтобы понять, что случилось с его подругой.
Этим Ислингтон и пользуется.
Джеймс стреляет в голову, и киллер падает на капот красного ауди.

Мужчина, не убирая вальтера, движется в сторону, откуда пришел этот странный звук.
Джеймс медленно приближается, и когда подходит ближе, то замечает Ларису.
Ислингтон чувствует, как из плеч уходит напряжение, и на смену ему в плече появляется боль.
Кровь, скорее всего, уже впиталась в рубашку.
И тревога за Ларису.
Она что, с ума сошла? Какого черта она тут делает?! Разве я не сказал ей сидеть в укрытии?
- Лариса? Лариса?! Посмотрите на меня! Что вы тут забыли? Разве мы не договорились... - сердится Ислингтон.

И замолкает.
Он смотрит на девушку, а потом на труп блондинки с короткой стрижкой.
На металлический ключ на полу.
Мужчина впивается взглядом в лицо рыжеволосой красавицы.
И все понимает без слов.
Лариса убила в первый раз человека.

Джеймс подходит к девушке и крепко обнимает. Впервые по-настоящему и искренне, а не потому, что это надо было сыграть на публику.
Одной рукой мужчина держит Ларису за талию и надежно прижимает к себе, пальцами другой руки нежно гладит ее шею, а потом запускает их в огненно-рыжие волосы.
Ислингтон ничего не говорит, не пытается утешить нелепыми фразами.

Потому что в таких случаях молчание - золото.

+1

24

Сначала она стоит молча, как кукла, уткнувшись носом в плечо Джеймса. В голове как зациклило: бесконечная сцена, в которой тяжелый разводной ключ проминает темечко под черной шапкой. Все аргументы, все "за" и "против" теряются в этой цикличности.

Вдруг Лариса дергается, вырывается из объятий и поднимает на Джеймса осознанный полный ужаса взгляд.

— Я ее убила! — истерично взвизгивает она. Зажимает пальцами рот. Закусывает костяшки и выкрикивает снова: — Я ее убила!

Последняя струна лопает внутри, и она начинает рыдать в ладони.

— Я не... не хотела, — объясняет она сквозь всхлипы, указывает рукой на труп, делает шаг назад, вперед. — У нее голова... как... как... арбуз...

Всхлипы набирают силу, дыхания не хватает, Лариса захлебывается в рыданиях и прячется в ладонях. Подходит к Джеймсу, беспомощно хватается за свитер и утыкается лицом в плечо. Лопатки ее вздрагивают, все тело содрогается с каждым всхлипом. Но впрочем, длится это недолго. Вскоре Лариса затихает и просто продолжает стоять не шевелясь.

+1

25

Джеймс крепко обнимает девушку и снова гладит ее по волосам, давая ей понять, что она не одна, и он тут рядом.
- Я могу вам сказать только одно. Она бы убила вас, если бы вы не убили ее. У вас не было выбора. Это закон джунглей. Если бы вы сидели в укрытии, то вам бы не пришлось играть в эту игру.
Черт. Не так. Не то говорю.
Мужчина приподнимает лицо Ларисы и заставляет ее посмотреть на себя. Снова. Как в тот раз у дверей ее квартиры.
- Лариса, слушайте, вам за это ничего не грозит. Обещаю. Поймите, эта женщина была очень плохим человеком. Она убила множество людей, и убила бы еще. А теперь идите, пожалуйста, в машину. Нам надо сматываться.
Ислингтон аккуратно берет рыжеволосую красавицу под руку и сажает в автомобиль. 
Джеймс поднимается наверх и сообщает охране, что внизу два трупа. Один из них тот самый мужчина, который палил в воздух среди пассажиров.

Когда паром прибывает в Дублин, людей не выпускают, потому что никто не может понять под чьей юрисдикцией это происшествие. Англия или Ирландия?
Разгневанные пассажиры стоят рядом с машинами и возмущаются. Кто-то пытается выяснить, как долго это все продлится.
Это все затянется очень долго. И самое дурацкое, что фольксваген стоит в середине. И сидеть тут до ночи не очень-то хотелось.

Джеймс заглядывает в машину к Ларисе, но ничего не спрашивает. Он просто хочет удостовериться, что она держится.
- Сейчас поедем, - коротко бросает он.

Ислингтон подходит к полиции, преградившей путь пассажирам парома. Сотрудникам в форме приходится отвечать на все яростные вопросы людей.
Джеймс показывает удостоверение полиции Скотланд-Ярда.
- Карл Майер. В туалете на втором этаже заложена бомба. Времени немного. Надо всех выводить, - врет он.
Люди вокруг замолкают.
- Мы должны проверить сначала, - робко отвечает полицейский.
- Уверены, что хотите рисковать жизнями? - строго спрашивает Ислингтон.
Пассажиры начинают не просто возмущаться. Они начинают паниковать.

Через 15 минут серый фольксваген покидает паром и едет в сторону Radisson Blu Royal Hotel.  Это не то чтобы тот уровень отелей, где привык жить Джеймс, но ему сказали, чтобы он не отсвечивал.
Ислингтон подъезжает к современному зданию из стекла и бетона и заезжает на парковку.  Останавливает машину, но продолжает сидеть за рулем.
Прежде чем он возьмет на ресепшене ключи от двух номеров: своего и Ларисы, мужчина хочет поговорить.
Джеймс поворачивает голову в сторону Ларисы и спрашивает:
- У меня есть три вопроса. Первый. Могу я обращаться к вам на ты? Второй как вы себя чувствуйте? И третий, какой дресс-код для таких вечеринок, какие посещает Агна?
Ислингтон мягко улыбается.
- Боюсь я немного старомоден.

+1

26

Услышав прямые и четкие вопросы, Лариса поворачивает голову и глядит прямо на мужчину. Все, о чем он спрашивает, кажется таким незначительным — теперь, когда внутри все как-то странно заморозилось, покрылось тонким ледком апатии. Как на подмерзшей реке, когда любой неосторожный шаг приведет к катастрофе.

Она молчит — всего несколько секунд, — заставляя себя собраться воедино и сфокусироваться. Когда сознание зависло где-то между здесь и там, сейчас и тогда, блуждало в лабиринте невнятных размышлений, картин, проплывающих за окном авто, к ледяному стеклу которого она прижалась лбом, было хорошо. Почти невесомо и очень пусто. Все, что делал Джеймс на пароме и после, осталось за границей восприятия и мало ее тревожило. Но вот теперь снова надо было выдернуть себя в эту реальность, где еще с час назад она размозжила голову какой-то даме.

— М-м-м... Если вам так удобней, называйте, — кивает Лариса, потирая лоб сквозь шапку. Это не та деталь, на которой, по ее ощущениям, вообще стоит фокусироваться: "ты", "вы", на что это может повлиять? Второй вопрос опасен тем, что может спровоцировать самокопание — именно то, от чего она сбежала, впав в ледяную апатию. Нет, ей совсем не хочется вникать в самочувствие, перебирать по косточкам копошащееся в грудной клетке что-то, здорово пришибленное усталостью от истерики. — Это ночной клуб. — Лариса, пропуская второй вопрос, сразу отвечает на третий. — Я думаю, кожа и латекс, мини, что-то темное или блестящее, белое тоже подойдет — в клубе же ультрафиолет. Что-то очень вызывающее. Хотя в ВИП-ложах наверняка сидят какие-нибудь папики в приличных и дорогих костюмах. Так что ваша старомодность будет к месту. Но не на танцполе, — она едва заметно пожала плечами. В свете стробоскопа Джеймс, пожалуй, и вправду будет выглядеть странно, хотя бы в силу возраста.

На ресепшене она молча стоит чуть поодаль, ожидая, пока Джеймс решит все вопросы, возьмет ключи и они, наконец, смогут подняться наверх. Как и ожидалось, она напрочь забыла имя и фамилию, на которую было оформлено бронирование, так что только кивает и соглашается, если к ней обращается администратор.

А в номере, в номере она просто рухнула на кровать, даже не сняв куртки. Заснуть бы и проснуться лет через сто.

— Нам надо еще что-то обсудить? — спрашивает она, лежа спиной к Джеймсу. — Если нет, зайдите за мной, когда надо будет идти в клуб...

Хотя до этого, конечно, надо еще купить одежду, соответствующую дресс-коду ночного клуба, но мысль эта Ларисе даже не приходит в голову.

+1

27

Мужчина слушает ответ Ларисы по поводу дресс-кода и слегка хмыкает на фразе “сидят какие-нибудь папики” и уже совсем хитро ухмыляется, когда девушка произносит предложение про старомодность.
Джеймс кивает, и это значит, что разговор закончен и пора заселяться. Мужчина паркует серый неприметный автомобиль на частной стоянке отеля, размышляет и оставляет сумку с оружием внутри.
Велика вероятность, что на сумку наткнется горничная. Он, конечно, был уверен, что служащие тут по сумкам не роятся, но все же лучше перестраховаться.

Ислингтон заходит  в отель, и тут же в фойе с кресла поднимается брюнетка и подходит к Джеймсу. Она обнимает его.
- Карл, как жена и дети? - называет она кодовую фразу.
- Отправил их в Россию. А твой муж как? - спрашивает Джеймс.
- На бобровой ферме с Мэгги, - отвечает девушка и аккуратно кладет что-то в карман куртки Ислингтона.

Они прощаются, и Джеймс подходит к ресепшн. Он достает свой паспорт и заселяется, а потом вынимает из кармана еще один документ, тот самый, что подложила ему брюнетка.
- Со мной еще Клэр Фрейзер, - сообщает Джеймс и кивает на Ларису.
- Да, второй номер. Сейчас оформим, - вежливо замечает администратор и открывает паспорт Клэр, в котором красуется личико Ларисы.

Ислингтон провожает Ларису до номера. И все также молчит. Он мог бы шутить и прикидываться харизматичным остряком, но не делает этого. Просто потому что  не привык работать в паре.
Поправка. Не привык работать в паре с девушкой, которая оказалась в этой заварушке случайно. По сути я выдернул ее из ее жизни и утащил на дно к дьяволу. Обычно женщины рядом со мной знают, на что они идут. А у Ларисы просто нет выбора. И поэтому я сочувствую ей.

Джеймс наблюдает, как рыжеволосая красавица падает на кровать. Мужчина быстро обходит номер и осматривает его.
На всякий случай.
- В отеле ты зарегистрирована на имя Клэр Фрейзер. Учти это. Твой новый паспорт на столике,  - мягко говорит мужчина и выкладывает новый паспорт Ларисы.
Ислингтон вынимает из сумки конверт с наличными и кладет его также на столик. Ему не хотелось, чтобы она чувствовала себя неловко.
- Тут наличка. Считай - это компенсация за моральный ущерб, - коротко бросает Джеймс. - Если что, я в соседнем номере.

Ислингтон заходит в свой номер, состоящий из двух комнат. Первая - спальня, вторая напрашивалась на то, чтобы зваться гостиной. Мужчина подходит к бару и наливает себе немного виски.
Джеймс рассматривает вещи в сумки, которые за него собрали и довольно хмыкает. Помимо повседневной одежды, ему всегда кладут смокинг.
Классический. Черный. С бабочкой. Из ателье на Сэвил-Роу. Идеальный.
Что же, если я буду сегодня ночью папиком, то пусть уж тогда самым шикарным.

Ислингтон просит служащего отдать отпарить рубашку и складки на костюме, которые не укрылись от взгляда Джеймса.
И только тогда он, наконец, снимает куртку и садится в кресло, вытянув ноги. Мужчина выпивает залпом оставшийся на дне алкоголь и рассматривает свой синий свитер крупной вязки.
Уютный. Как будто сегодня Рождество. Так, стоп, сегодня же сочельник.
Джеймс совсем забыл об этом. Он игнорировал украшенную елку в фойе отеля и прочие рождественские аксессуары, которые создают тот самый праздничный настрой.
А все потому, что если елка не достанет из хвойных веток глок, браунинг или калаш,  то она ему не интересна. Он же на работе в конце концов и реагирует только на потенциальные скрытые угрозы.

Обычно если Ислингтон был дома в Лондоне на Рождество, что случалось не так часто, то он готовил себе каччиаторе  - тушеную курицу в томатном соусе с добавлением вина, с овощами, грибами, маслинами и пряностями.
Потом после ужина брал бутылку виски или джина и садился в кресло в гостиной, где и потягивал алкоголь весь оставшийся вечер, а потом шел спать.
Мужчина не видел никакого смысла украшать елку. По разным причинам. Но главная была такой: и так хорошо.

Джеймс встает, наливает еще виски и снова садится в кресло.
И все же сегодня сочельник. Да, они ехали с пяти утра. В полдень сели на паром. И в пять вечера заселились. И до ночи, до похода в клуб, можно, конечно, спать.
Но все же.

Ислингтон подходит к телефону в номере, подносит белую ретро-трубку к уху и набирает номер Ларисы. И, наконец, дождавшись, когда на том конце ответят, спрашивает:
- У тебя есть силы отпраздновать со мной сочельник? Мне сказали, что внизу в ресторане отличная кухня.

+1

28

— За мой моральный ущерб должен быть хотя бы миллион, — тускло шутит Лариса на слова Джеймса. Но шутит. И сама этому удивляется. Она, конечно, знает себя, знает, что способна на многое и горы свернуть в том числе. Но сейчас, когда чувство такое, будто ее морально размазали тонким слоем... Пожалуй, новое личное достижение.

Она кивает Джеймсу на все его инструкции: да, поняла, запомнила — и несколько раз повторяет про себя новое имя-на-один-вечер. Клэр Фрейзер. Клэр Фрейзер. Клэрфрейзер. Ей нравится имя Клэр.

Лариса закрыла глаза и полежала так какое-то время, прислушиваясь к себе — и ничего в итоге не услышав. Немота была приятной, в ней не было ни эмоций, ни мыслей. Всегда бы так. Вспомнив о лежащем на столике паспорте, она открыла глаза. Пришлось повернуться, чтобы достать его. Что было примечательно, на фото в этом поддельном документе она выглядела намного лучше, чем в своем настоящем. Откуда только эти профи достали такую отличную фотографию!

Она принялась листать паспорт. Вдруг у нее еще муж и дети теперь имеются? Но нет, все прочие страницы оказались девственно пусты, лишь герб Соединенного Королевства украшал каждый лист. Она уже была на последней странице, когда телефонная трель разнесла царившую в номере тишину в пух и прах. От неожиданности Лариса подпрыгивает на кровати и замирает. Стоящий на тумбочке телефон продолжает заливаться, и отчего-то вспомнился старый бабушкин аппарат, который своим трезвоном мог на ноги поднять и мертвого — такой, с вращающимся диском, праотец всех нормальных телефонов.

— Да?

Она слушает, что ей говорит Джеймс — хотя ожидала услышать какой-нибудь женский голос с ресепшена и дважды успела повторить в уме "Клэрфрейзер".

— А сегодня что, уже Соче... — она на полсекунды замолкает, соображая, как же так. Для нее все еще двадцать третье декабря, день, когда она носилась с подготовкой рождественского шоу, а потом к ней в гримерку пришел Джеймс. Она же не позвонила Виктории! — Ах да, точно... Дай мне минуту подумать, — просит Лариса, не замечая, как легко она подхватывает это "ты", донесшееся с того конца провода. — Сил, может, и нет, но лежать на кровати и киснуть, наверное, идея еще хуже. — Лариса сжимает пальцами переносицу, и, кажется, веки перестают быть такими тяжелыми. В голосе, впрочем, явно ощущается усталость и тяжесть. — А в этом ресторане есть дресс-код или меня запустят туда в джинсах и свитере?

+1

29

- Боюсь, что тебя не туда пустят в свитере и джинсах, - врет Ислингтон и смотрит на часы на руке - 17.30
Конечно, сегодня праздничный день, и скорее всего немногочисленные гости ресторана будут одеты более или менее празднично, но если бы Лариса пришла в джинсах и свитере, то ее вряд ли бы выгнали.
Джеймс делает ставку на то, что красивый наряд поднимет настроение танцовщице и сможет отвлечь ее от тягостных мыслей про сегодняшнее убийство на пароме.
- Если ты не взяла с собой подобный наряд, что логично, то ничего страшного. Когда мы ехали, я обратил внимание на ряд бутиков рядом с отелем. И уточнил у администратора. Мне любезно сообщили, что они работают до 19.00. Так что у тебя есть полтора часа. Этого же хватит? И помни: расплачивайся наличкой.
Мужчине кажется, что девушка сейчас положит трубку, поэтому он торопится сказать:
- И да… Лариса.. спасибо, что согласилась поужинать со мной. Я заказал столик на 20.00

Джеймс кладет трубку, снимает с себя свитер, рубашку и брюки и аккуратно складывает их на стул. Мужчина открывает сумку и берет необходимые аксессуары для бритья.  В том числе свою любимую опасную бритву.
Джеймс не использует дешевые станки и электробритвы, считая, что это издевательство над кожей. Влажное бритье и опасная бритва - это удобно, чертовски консервативно и минимум раздражений на коже.
Хоть чему-то полезному меня отец научил, думает Ислингтон.
Его он вспоминает не часто. Тот был харизматичным, шумным американцем с амбициозными идеями. Словом предприимчивый человек, который иной раз попадал впросак.
Например,  бесплодная пустошь в Шотландии. Прикупить ее - так себе идея.

Ислингтон неспешно бреется, он полностью сконцентрирован на процессе. Острое лезвие дамасской модели плавно скользит по подбородку.
Звонит сотовый.
Джеймс не отвечает. Он перезванивает только после бритья. Это Стэн.
- С Рождеством.
- И тебя.
- Ирландцы спрашивали про Карла Майера. Я все утряс. Подчистил за тобой хвосты.
Ислингтон благодарит. Впрочем, это работа Стэна. Нередко случается, что правоохранительные органы спрашивают про него. Делают запрос в Лондон. Как сегодня на Карла Майера.
И тогда чаще всего их просят больше не звонить и вычеркнуть из памяти Карла Майера.

Джеймс принимает душ, долго стоит под горячей водой и смотрит на струи воды, бегущие по зеленой плитке пола душевой.
Затем он выходит в пушистом банном халате, ложится на кровать и внезапно для себя засыпает.
И если бы не стук в дверь, то мужчина точно проспал бы их ужин с Ларисой. Ислингтон впускает сотрудника отеля и получает свой смокинг.
Часы показывают 19.30.
Джеймс неспешно одевается в идеально отпаренный смокинг и завязывает черную бабочку.  Мужчина отдает выбор (впрочем, как всегда) оксфордам и выходит из номера.

В 19.45 он уже сидит за столиком ресторана и оглядывается. Народу не так уж и много, но нельзя сказать, что тут пустынно.
Играет джазовая композиция. Ислингтон узнает ее. Это “Sweet Sue, Just You”
Официант приносит ему мартини, пока он ждет Ларису.
Джеймс вежливо улыбается одинокой леди, которой на вид лет 60-70. Она сидит через два столика и не сводит с него взгляд.

+1

30

Джаз очень кстати, он всегда бодрит. Она появляется в ресторане с небольшим элегантным опозданием и идет по залу вслед за официантом, легко постукивая каблучками  остроносых туфелек. Не Лариса О'Ши, но Клэр Фрейзер плавно течет к столику, за которым сидит Карл Майер. Так странно и непривычно думать о том, что они здесь, в этом отеле, в этом ресторане, находятся под чужими именами. Непривычно и даже немного смешно. Но стоит лишь вспомнить раскроенную голову блондинки на пароме, как легкомысленная улыбочка покидает напомаженные губы и лицо Ларисы снова становится серьезным.

— Добрый вечер, Д... Карл, — запинается она и при официанте называет мужчину вымышленным именем. — Чудесно выглядишь.

Этот внешний вид ей не в новинку — в первую их встречу Джеймс был одет в такой же смокинг, — но Лариса с истинно женским любопытством разглядывает его, потому что тогда, в ее гримерке, было совершенно не до его отутюженного и строгого внешнего вида.

Сама же она для себя в бутике выбрала элегантное черное платье без излишеств и соблазнительных декольте. Все ее соблазнительные формы Джеймс успел оценить еще в "Бурлеске", и Лариса считала, что повторно их демонстрировать совершенно ни к чему. В ее картине мира самым эротичным нарядом было закрытое узкое платье в пол — максимум открывающее лишь щиколотку и тем самым дающее мужской фантазии свободнейший полет. Эротика не в выставленном на показ нагом теле, а в яркости воображения смотрящего. Именно по этой причине Лариса на сцене до нага никогда и не раздевалась, всегда оставляя вишенку на торте на долю фантазии смотрящих.

Позволив официанту придвинуть за ней стул, она уселась поудобней и несколько устало подперла подбородок изящной ладошкой. Глаза подведены аккуратными стрелочками, на губах влажно поблескивает полупрозрачный блеск.

— "Голубую лагуну", пожалуйста, — улыбается она официанту и тут же переводит взгляд на Джеймса.

— Стоит тебе остаться одному, как на тебя слетаются старушки, — улыбнулась она и едва заметно качнула головой в сторону весьма пожилой леди, оставшейся за спиной. — Не рановато для тебя, м?

Внешний вид.

https://i.pinimg.com/564x/03/04/c5/0304c5fa62918279737db33fe21d775e.jpg

https://i.pinimg.com/564x/d2/d9/9a/d2d99a7e31eaa73c21a42a5c6c41568b.jpg

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Залечь на дно в Ирландии