Blue October
Say It

продолжаем в осень
Эван ничего не ответил на заявление матери о том, что она их не кормит и лишь улыбнулся в ответ на эту шутку. Он будет себя хорошо вести и не станет напоминать матери что она давно уже его не кормит и не следит за его питанием. Он и сам прекрасно со всем справляется, лучше всех вообще. Так что не нужна ему ничья поддержка и забота.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
19.10
ЧЕЛЛЕНДЖ
Гаррипоттырный
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Remedy


Remedy

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


REMEDY
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/SjU65PU.gifhttps://i.imgur.com/b07wY0r.gifhttps://i.imgur.com/0JZzusH.gif

Отец Ноубль и отец Томас
июль 2018, квартира Фонзи

— У нас есть что-нибудь выпить?
— Сейчас я принесу воды…
— Я сказал выпить, не помыться!
(с)Роберт Асприн

Отредактировано Thomas Darcy (21 Ноя 2020 20:00:16)

+2

2

Июльская жара убивала с недосыпа. Когда люди проходили мимо, и никто не обращал на него внимания, отец Томас запускал пальцы под римский воротник. Оттянуть его сильно не получалось, но плацебо ритуала помогало думать, что так дышится гораздо легче. Он спешил, и спешил не потому, что опаздывал, а потому что хотел поскорее сбежать от непривычно яркого для Лондона солнца.
Свернув в переулок, полный спасительных теней, священник остановился, чтобы перевести дыхание. Нет, это явно была не только жара. Наверняка Фонзи уже всё понял по их короткому телефонному разговору, а сам Дарси ещё нет. Это не бессонница тяжело клонила его к земле, не духота и спертый воздух городского лета. Сердце ворочалось в груди как у старика, и Томас сердито вскинул голову. Поправив лямку сумки, тяжелой от двух бутылок вина, он решительно двинулся вниз по улице, приближаясь к дому друга его души и врага его церкви. Он старался не думать о том, что скажет, предоставляя сердцу и закостенелому без откровенных бесед языку изъясняться, так сказать, с чистого листа. Было нечто символичное в том, что самые душеспасительные мероприятия исходили от англиканца, которых так рьяно учили отвергать в семинарии.
Ноубль был больше, чем эти предрассудки. Впрочем, это не мешало им препираться о религии на постоянной основе.
Это и делало его особенным, не таким, как другие. И к кому же мог бежать Томас в момент сомнений, как не к своему заклятому другу?
Поднимаясь по ступеням к двери, Дарси прислушался. Одной из причин, почему он так доверял Ноублю, было то, что он, надев сутану, оставался человеком. Не в первый раз Томас сталкивался в дверях с носатой черноволосой женщиной, торопливо поправляющей одежду. Дарси очень надеялся, что сведущий друг ему поможет, и потому старался понять, нет ли какого постороннего шума. Было бы ужасно неловко его прерывать, хотя Ноубль знал, что Томас скоро будет здесь. Господи, для этого они и созванивались вообще-то.
Том позвонил в звонок и терпеливо убрал руки за спину, покачавшись на ботинках вперед-назад.
Вы ещё живы, святой отец? — позвал он. —Или вы ищите среди 39 Статей, можно ли открыть дверь своему брату в солнечный полдень божьего воскресенья?

+4

3

Жара стояла невыносимой в эти дни, и с самого утра если что-то и хотелось, так это пить. Много воды и лимонада, который так любезно занесла сестра Эстер, провожая из церкви отца Ноубля справляясь о его здоровье и сетуя на то, что нынешняя молодежь совершенно отделена от церкви и посему в городе расцветает наркомания и разврат. Фонзи любезно выслушал старушку, и сказал, что пути Всевышнего неисповедимы, и придет время и Господь сам продемонстрирует свою силу этим душам, просто нужно верить. Монахиня оказалась довольна ответом и попрощалась до воскресной ярмарки, позволяя Ноуби вернутся к написанию текста для свадьбы Мари-Эн и Дэниэла, которая должна была быть в среду, а у него в голове не было ни одной оригинальной идеи.
Священник опустился в кресло, когда старенький кондиционер с резким свистом издал последний предсмертный звук и затих.
- Господи... Я знаю за что...
Мужчина прикрыл глаза, и поднялся с места идя в сторону шкафа, в надежде, что старенький вентилятор, хотя бы спасет от духоты. Но это было явно испытание, испытание за его прегрешения, за его чувства к Клэр, которая была наваждением, сколько раз он уходил от нее, сколько раз просил ее не появляться в его жизни, но обстоятельства были против них. Это было его искушением, которому он поддавался.
Вентилятор встал посреди комнаты и слабый ветерок дунул в сторону Ноубля. Слабое утешение, но хоть что-то, пока не придет мастер по кондиционерам, впрочем, святой отец англиканской церкви понимал, что скорее всего придется раскошелиться на новый агрегат, выйдет дешевле, чем постоянный ремонт.
В дверь позвонили и Ноубль ухмыльнулся, направляя к двери и открывая ее, наблюдая в дверях своего закадычного друга:
- Брат мог бы и заглянуть на мою проповедь сегодня утром, но очевидно кому-то вера претит. - он хохотнул и открыл дверь шире, давая Томасу пройти внутрь, - Что случилось? - вопрос был скорее риторическим, но Ноуби должен был спросить,- Хочешь пива, или мне сразу начать хвастаться тебе мои обновками одеяний. Я купил белую далматику с вышитым зеленым крестом. Хотя все еще думаю, что зеленая была бы больше к лицу...

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+4

4

Дарси широко улыбнулся, весело рассматривая отца Ноубля. Почему-то одно его присутствие уже приносило спокойствие — не то, в которое впадаешь во время ночного бдения или одинокой глубокой молитвы, а скорее спокойствие безопасности и легкости. Присутствие настоящего друга. Томас и не думал, что сможет найти такого после смерти Чарли.
Ты же знаешь. Попадись я на глаза вашему настоятелю, и он устроил бы светопреставление, а у меня с утра безбожно болит голова.
Он прошёл в дом, не без разочарования отмечая, что в уютной, светлой квартире не слишком-то прохладнее, чем на улице.
Начинай хвастаться, потому что я вряд ли сразу смогу тебе всё рассказать, — честно признался Том, оборачиваясь. — Пиво? У меня с собой немного недостойной римской отравы, если тебе интересно разнообразие.
Без лишних стеснений, отец Томас проследовал к столу, выставляя две бутылки неосвященного вина для Евхаристий.
Белый — хороший вариант. Благоприятствующий образу, — он улыбнулся. — Я бы и сам от такого не отказался, если бы мог выбирать, конечно. Моего современного подхода хватило только на пластиковый воротничок. Идеальная вещь, очень рекомендую.
Прекрасно зная, где у Ноубля хранятся бокалы, Том открыл створки шкафчика и достал два, придирчиво наклонив сначала один, потом второй, присматриваясь к наличию пыли внутри. Ожидаемо, бокалы были чистыми, как душа Девы Марии. Отче явно был очень занят. Ничего не сказав, Томас деловито вернулся к столу со своей добычей и стукнул ладонью по закупоренному винному горлышку.
Ноуби, тебе не кажется, что иногда Бог просто молча наблюдает, пока ты испытываешь границы дозволенного? Специально игнорирует твои слова, чтобы ты сам нашёл ответ?
С деревянным лицом Том шамкнул губами и скосился на отца Ноубля. К счастью, жарко было так, что красное лицо в их разговоре не должно было значить ничего кроме реакции на невыносимую погоду, потому что Дарси натурально сгорал от стыда. Ему хватало умения держаться, но внутри него был настоящий ураган, готовый взорваться в любое мгновение.
Так и должно быть? Ты не чувствовал ничего подобного?
Он честно верил, что звучит абсолютно спокойно.

+3

5

Ноубль пожал плечами, и кивнул головой:
- Не устроил бы, его думы забиты новым приходом, и, кажется, меня ждет больше работы. Хотя, куда больше. Я и так курирую воскресную ярмарку. Будет выступать духовой оркестр школы святой Клары Ассизской, зрелище... - Нуобль шумно втянул носом воздух и скривился пространно уставившись в стену от задумчивости,- ... будет то еще. -он хмыкнул,- Но, Бог любит всех, даже тех, кто не попадает в ноты. Аминь.
Ноуби посмотрел на Томаса и поджал губы, о он еще по телефонному звонку все понял, понял, что происходило с Дарси и что с ним случилось, и в рамках церкви католика все для него было куда сложнее, чем для Фонзи, ведь у англиканцев не было целибата, но и связи вне брака так же не одобрялись.
- Римское? Фу, боже мой... Лучше бы французское, его даже освящать приятнее, но вот разливать бывает обидно. - отец Ноубль хмыкнул, пытаясь не обращать внимание на жару, веря в то, что Господь опять испытывает его, ведь сегодня под утро Клэр тихо скрылась из его спальни, хотя три недели назад он сказал, что его выбор вера, но ее исповедь на кануне и и святой отец не смог сдержаться, слыша ее голос, зная о том, сколь много любви в сердце этой беспринципной девицы.
- Пластик? Но тканевый смотрится куда эстетичные, хотя и пачкается по такой погоде куда сильнее. Сейчас вернусь.
Фонзи сделал несколько шагов в спальню и открыл шкаф доставая две вешалки на которых новое облачение было спрятано в чехлах и вынес его в гостиную, зная, что Томас и так найдет бокалы.
- Смотри какая белая, - он расстегнул молнию показывая плотную ткань с ручной разноцветной вышивкой из красных, желтых и голубых нитей, которые соединялись к центру выреза в зелёный крест. - Это вот голубая, но она слишком скромная... даже не знаю для какого случая. О, и вот для крещения, желтая, мне нравится этот черный узор.
Мужчина приподнял брови, если бы бренды шили подобные одеяния, то можно было не сомневаться, что Фонзи был бы самым модным на районе.
Ноубль откинул одеяния на кресло, и склонил голову, беря со стола пачку сигарет, после достал одну и подпалил лежащий радом зажигалкой. Да, он не прогадал с темой разговора Томаса. Он уже знал его слишком хорошо.
- Он это любит, - сделав затяжку ответил Фонзи, видя раскрасневшегося от смущения и духоты Дарси, уж очень знакомо ему это было,- Он наблюдает, а потом просто у тебя перестает работать кондиционер в самый жаркий день лета... - он выдохнул. - Ты согрешил, или близок к этому? Ты же знаешь, что твоя церковь слишком строга. Но, знаешь, пусть мы и выбрали путь сложный, путь веры, мы знаем, что Бог существует, он постоянно нам демонстрирует это, показывает, что он с нами, но мы все же люди, родившиеся грешными, мы слабы, когда кто-то проникает в нашу душу. Но разве в этом не наша сила?

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+3

6

Ноуби. Ты, конечно, молодец, но не много ли ты набираешь? Ты же помнишь про такую земную потребность, как сон? С эхом духового оркестра ты вряд ли его познаешь ещё раз в ближайшее время... Аминь. — Серьёзно выдохнул Том и обернулся, ища глазами штопор.
Пришлось за ним отойти к выдвижному ящику. Прямо на душе становилось теплее от того, как сильно Фонзи радел за своё дело, даже будучи грешником, таким же, как сам Дарси. Святой отец старался не думать о том, делает ли это их хорошими или плохими священниками. Это, в сущности, не имело никакого значения.
Не будь таким снобом. Это хорошее вино. Но я тебя не заставляю: по такой жаре пиво может окажется даже лучшим вариантом, но мне точно нужно именно вино. Уберёшь вторую бутылку в холод, пожалуйста?
Найдя инструмент, Дарси сел на свой излюбленный стул и принялся ввинчивать штопор в пробку, но ради разговора оторвался, зажав свою работу между ног.
Ты, наверно, просто не пробовал. Посмотри, — запустив пальцы за ворот, он аккуратно выдавил застёжку и вытянул пластиковый ошейник, — Белый бархатный пластик, почти не отличим визуально. Хочешь, я тебе такой принесу? Только не жди, что я пойду в тот магазин с англиканцем. Что обо мне скажут?
Улыбнувшись ему вслед, Дарси вернулся к своему занятию и к моменту, когда Ноубль вернулся с одеждой, уже справился с пробкой и отставил бутылку на стол, подальше от новых одежд. Друзья друзьями, но пролить вино на новую далматику — это уже немного перебор.
О, вот эта отличная! Мне нравится цвет. Смотри, как хорошо стали делать. Вот здесь у меня часто отходила вышивка, а тут смотрится просто бесподобно. Люблю желтый.
Отец Ноубль рухнул в кресло, а Томас принялся разливать вино. Он слушал, как его друг говорил, а сам взволнованно жевал губу, наблюдая, как бардовый бархат плещется в стекле. Конечно, он был прав, он был тысячу раз прав, но разве не был он таким же потерянным, как Томас? Может, он пытается успокоить себя тоже? Наполнив второй бокал, Дарси подхватил его и отнёс Фонзи.
Ты же знаешь, слабость никогда не была и не будет достойным оправданием, — негромко произнёс он, вяло улыбаясь. — Я могу? — он указал на сигареты.
Слова не шли. Совсем не шли, он даже не знал, с чего начать. Ноубль был прав, Церковь была строга, но ещё строже она была к таким, как он. И сейчас Томас вдруг осознал, что может и друга потерять в этом откровении. Вернувшись на свой стул, он взял и осушил бокал вина залпом.
Надеюсь, что ты не отвернёшься от меня. Я на грани, дружище. Морально на грани, потому что я понял, что готов согрешить. Я готов поступиться правилами, готов переступить через то, что написано в Писании, — он зажмурился, нервно облизывая губы, — Потому что я, кажется, влюбился. Это так неправильно. Так неправильно... Я влюбился в художника, Ноубль. В мужчину, — глухо произнёс Дарси, гипнотизируя замершим взглядом бутылку на столе, потирая губы моментально взмокшей ладонью.
Сейчас он скажет ему несколько вежливых фраз и сошлётся на неотложные дела. Сейчас он закроет дверь, а потом будет переносить их встречи и притворятся, что никого нет дома. И тогда Бог знает, что сделает Дарси.
Но лучше было вывалить это сейчас, чем тянуть из себя жилы.
Вино встало тугим комком поперёк горла.

+3

7

Ноубль опустил взгляд на белый воротник и кивнул, оценив подобную вещицу, что действительно смотрелась куда опрятнее, после долгой носки. Впрочем, быть может демонстрация была и для того, чтобы снять сей аксессуар позволяя бренному телу почувствовать свободу.
Принесенная бутылка номер два, оказалась в холодильнике и Ноубль. Сел на стул, наблюдая за тем, что происходило с его другом. Так знакомо это чувствовать и пытаться высказать тогда, когда сам недостаточно готов, чтобы ответить.
Искушение, он предавался ему, хоть и не раз давал понять, что между этой женщиной и Богом, он выберет того парня в облаках, которому решил служить. И в рамках англиканской церкви он и не был пусть столь порочен, только к чему поддержка или осуждение других, когда совесть самого готова ядом расплавить все его нутро, похуже огненной геенны.
Не будет. – сухо ответил Ноуби, кивая Тому, и вдыхая сигаретный дым, – Но ебал я всё, если я утрачу веру в Бога, от того, что оступаюсь из-за благородных целей, пусть и весьма греховных.
Отец Ноубль грозно взял бокал вина и опрокинул его в рот, поморщась от терпкого вкуса напитка.
– Неплохо, только всё же слишком жарко для эстетики.
Фонзи подступил к холодильнику и достал упаковку с пивом, ставя ее на стол и смотря на Тома.
А что, прекрасной Эсмеральды не нашлось, – хмыкнул англиканец, тяжело вздыхая, – любовь, это прекрасное чувство, ведь именно любовь к Богу облачила нас в сутану. Наши сердца должны быть наполнены этим чувством. Мы должны любить Господа, наших прихожан и мир, но только вот такой страсти мы не должны испытывать. Я не могу сделать Клэр своей женой, и моя душа разбита, с ней я не смогу быть тем, кем должен, кем хочу стать, и ты не должен повторять ошибок, друг мой, ты облачаясь принял целибат. Любить ты можешь, ты это должен делать, только у тебя имеется черта, и только ты способен удержать. Быть может это испытание? А может ход времени на молодые души. Ты можешь найти утешение в страдание, коль хочешь.
Мне трудно что-то тут сказать, ты просто должен ответсвенно отнестись к своей гребанной душе.

Он вновь затянулся и пожал плечами, резко поднимая взгляд на то, как зафырчала белая коробка кондиционера, что
Подал тонкую струйку холода и вновь заглох.
Обожаю, когда он так делает, - хмыкнул Фонзи поднимая глаза к потолку.

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+3

8

Всё время изречений Фонзи Томас неподвижно сидел, вцепившись в свой подбородок. По крайней мере, Ноубль либо не подал вида, либо в действительности не придал значения специфике его похоти настолько, чтобы сразу отвернуться.  Это было замечательно. И, конечно же, он был прав, многие из этих слов Дарси говорил сам себе, и увещевал, и успокаивался — ровно до тех пор, пока не встречался с парой тёмных глаз за россыпью смолянистых кудрей.
Подняв взгляд, отец Томас слепо проглядел пиво на столе и уставился на друга, страдальчески сведя брови.
Да? И что это значит? Что ты прав? Что нас простят? Что, объясни мне.
Отчаяние сжималось внутри тугой пружиной, угрожая разорваться каждую секунду. И каждую же секунду Том старался напоминать себе, что всё это выкручивание рук, всё это липкое страдание — грех уныния, и чем больше он хотел высказать всё, тем сильнее понимал, как зыбко расшаталась почва под его ногами, а под ней ждала только пылающая бездна. Гордыня, уныние, похоть, ложь, гнев.
Не велика разница. Клод Фролло тоже попался, так и не сумев ни вернуться к прежней жизни, ни принять свою натуру, и ни к чему хорошему это его не привело! — Дарси поднялся, загнанным зверем смерив узкую кухню. — Господи, разве я не прохожу достаточно испытаний? Изо дня в день вокруг меня люди совершают поступки куда страшнее, а я нахожу в себе силы даровать им прощение, уняв собственный гнев. Не судить их, а помогать им найти путь. Наставлять и вести, даже если их грехи ужасны и многочисленны. Все эти люди — здесь, в моей голове, а их грехи — в моем сердце. И я сам ничем не лучше убийц и человекохищников!
Отец Томас застонал и обернулся, протягивая своему другу ладони.
Всего три года, Ноуби! Три года прошло с моего рукоположения, и величайшее искушение пришло оттуда, откуда я совсем не ждал! С моей-то страстностью как у булыжника. Я принял священство и целибат с лёгким сердцем. А теперь? Как я могу отпускать грехи? Как я могу быть допущен к таинствам? Как я могу оставить тех, кому обещал присматривать за ними? — Лихорадочно накрыв рот ладонью, Дарси снова отвернулся и заметался из стороны в сторону.
Но я не могу оставить его, Ноуби. Не могу. И я чувствую, что готов совершить. Пойти против законов своей Церкви. Закрыть глаза на то, что сказано в Писании. Я схожу с ума, это просто безумие... Когда речь заходила о блуде, я воспринимал это как обилие, излишество, беспорядочность. Но совсем не как это... Как это. Это кажется... чище.
Замерев на месте, он попытался выровнять дыхание. После небольшой паузы, он набрал в лёгкие воздуха и негромко процитировал:
Катехизис, двадцать три пятьдесят один и далее: сексуальное удовольствие является моральным беззаконием, когда к нему стремятся ради него самого, вне целей продолжения рода и единения. Мастурбация, порнография, блуд, проституция — назови любое. Связи с мужчиной, естественно, — севшим голосом продолжал Дарси, медленно, вытягивая из себя слова раскалёнными щипцами. — Сексуальность — источник радости и наслаждения. Но только если происходит между мужчиной и женщиной в браке! Неужели так и должно быть? Неужели так лучше? Почему так?
Дарси смотрел прямо на своего друга, и вдруг его изображение помутилось. Влажно поплыло, пряча выражение лица англиканца. Томас боялся моргнуть, чтобы не приведи Господь влага не сорвалась вниз по щекам. Держа веки широко открытыми, он отрывисто перевел дыхание. Потом, резко отвернувшись, он метнулся к раковине. Включив кран, он яростно умыл лицо, собирая и стряхивая воду. Вновь закрутив вентель, он упёрся обеими руками в тумбу и повесил голову.

Отредактировано Thomas Darcy (23 Ноя 2020 09:44:48)

+3

9

- Это значит, что он тут, и что в словах есть истина, только... Только истина, которая не устроит не тебя ни меня. - Ноубль сделал глоток пива, радуясь как приятная прохлада освежающе подействовала на весь организм, и даже, вздохи стали легче, только это лишь физическое облегчение, когда внутри все было в всплывающих противоречиях. Его сомнения он давно он обуздал, но вот то, что было на уме и душе Томаса, было куда сложнее.
Отец Фонзи хмыкнул и цокнул языком:
- А я и не говорил, что принятие ведёт к тому, что это хорошо. Просто, честнее осознавать, что тебя ждет ад, - он вновь хмыкнул и сделал очередной глоток, а затем затяжку,- Мы не судьи Томас, им судья Бог, мы можем лишь помочь им душам прийти к праведному пути, но это не значит, что необходимо прощать их, отпускать грехи легко. Должно быть искупление. - он потушил дотлевшую никотиновую палочку,- Ты не должен брать их грехи на свою душу, нам и своих хватает, - Ноубль подался ближе к Томасу, касаясь его руки,- Не преувеличивай и не передергивай.
Томас был на взводе, и Фонзи понимал это чувство, и знал, что помочь тут можно только двумя советами, иных путей нет. Он слушал своего друга, позволяя ему выговориться, дожидаясь, пока последняя капля его размышлений спадет с его уст, пока напряжение не станет прорываться сквозь его сдержанность, пока боль не станет явной.
Ноуби опустил глаза, и горько усмехнулся.
"Но только если происходит между мужчиной и женщиной в браке!" - задумчиво повторил англиканский священник,- Только и это имеет много аспектов. Позволит ли эта женщина быть дальше верной Богу, например, если она не столь благочестива? Поэтому, я желаю отринуть... Но сие пиздец, как сложно, когда все в голове...
Медленно качнув головой Фонзи вздохнул:
К сожалению, тут только два пути, оставаться верным церкви и выбранному пути, или молиться, очень много молится. Но таинства... Мы не можем прикасаться к ним, пока душа на порочна, пока дух не усмирён, просто не можем... - он опустил голову,- Это больно, но мы сами выбрали это, мы знали, что наш путь это Господь, он везде, он все понимает, но его терпение не бесконечно.
Фонзи понимал, что он говорит в чем-то эгоистично, но он не знал, что и лучше ответить. Он столько раз пытался бежать от образа Клэр. На несколько недель запирался от всего, всех, чтобы очистится, чтобы исправится, чтобы принять и быть достойным снова заниматься своим ремеслом, стать праведником, но потом вновь появлялась она, желая излить душу, со своим дурманящем запахом, улыбкой и ее безумием, которое его всегда забавляло, с ее характером и ее прошлым, и он всегда пытался отринуть ее, но все равно, ломался.
- Тут надо убегать, чтобы сохранить свою душу, если духа не хватает. Это слишком больно, противостоять искушению, когда это не просто плотская услада, а когда душа вырывается, когда ты начинаешь сомневаться. Мы должны быть достойными сынами божьими, пусть и со своими слабостями, но мы должны быть честны с собой и знать, что наивысший грех, проводить таинства, когда ты поцелован Сатаной. - он развел руками,- У меня нет решения, нет совета. Я знаю, что надо устоять, надо отказаться, надо помнить о предназначении, но я знаю, сколь сложно это, когда твою любовь к Богу делят. Остаётся только делать ставки на собственную душу.

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+1

10

'Чем больше вы будете сопротивляться,
тем безнадёжнее и глубже будет
ваше падение во мрак безумия.'
Александр Беляев,
"Голова профессора Доуэля"

Томас вздохнул, не поднимая лица.
Моя душа стоит мало, — он медленно улыбнулся. — Но даже пусть так, убегать я не стану. Какой в этом смысл, Ноуби? Бросить того, кто верит в тебя и бежать, представляешь, сколько боли это может принести?
Обернувшись, Дарси встретился взглядом со своим другом.
Представь, если бы ты был влюблён в Клэр, как она в тебя, Ноубль Фонзи. И вдруг однажды она просто исчезает. Ни слова, ни письма, ни прощания. Как будто никогда и не говорила тебе всех этих слов. Как думаешь, могла бы она так поступить, бросить тебя потому, что испугалась ревности того, кому предназначена?
Найдя в себе силы, отец Томас отнял руки от раковины и повернулся к ней спиной. Опершись на её холодный край, он сцепил руки перед собой: с неудовольствием, он заметил мелкую дрожь на кончиках пальцев.
Мы ранили не только себя, Ноуби. Безответственно будет бросить одну  душу ради спасения другой.
Калейдоскоп вопросов не дарил какой-то одной правды, но прятал за собой одну простую истину. Дарси знал наверняка: Куинн сделал бы всё, чтобы помочь ему. Через себя бы переступил, потянулся бы за невозможным. Дышащий томной похотью, пренебрежительно грациозный и в то же время вульгарно медлительный; колоссальный шторм в тонкой бутылке дымчатого стекла. Наверно, не зря Господь послал им с Ноублем таких, своего рода дьяволов огня, наверняка чтобы спалить шоры с их чопорных, ограниченных лиц. Показать, какими живыми и настоящими могут быть человеческие страсти, если переживать их самому, а не слушать в очередной исповеди. В мудрости своей, Господь всемогущий испытывал их, но того ли он хотел, чтобы священники его дрожали и сетовали на свою незавидную долю? Или чтобы один из них толковал его замысел в такую красивую и удобную для себя форму?
Томас не ощущал жару. Его почти что лихорадило, поэтому он не обращал внимание на адский стоячий воздух. Живот будто завязался в узел, но священник всё равно упрямо вернулся к столу. Взяв бутылку вина, он выразительно осмотрел англиканца, подумал — а потом опрокинул в себя питьё прямо из горла.
И — нет, Боже упаси, я возьмусь судить! Я считаю, что не получит душа никакого искупления, пока она тяжело скована влачащимися за ней грехами. Шрамы, конечно, придется лечить долго, вымаливать свой путь к свету ещё дольше, но так хотя бы появляется надежда. Они ведь в большинстве своём не хотели бы совершать того, что совершили, те люди. Понимаешь? Мда. Впрочем, легче работать с ними от этого знания не становится.
Отсалютовав Ноублю бутылкой, Томас воскликнул:
За праведников! — И снова сделал несколько больших глотков.
Шумно выдохнув, он зажмурился, выдавливая на ресницы остатки пролитых нервов. Утеревшись рукавом рубашки, Дарси шумно перевел дыхание и тряхнул головой, отбрасывая волосы с лица. Надо же, а ведь он считал себя сдержанным. И действительно, стоило первой волне немного улечься, как стены неприятия, упрямства, скрытности тут же начали расти снова. Но урон был нанесён довольно ощутимый. Что уж говорить, он почти устроил Фонзи натуральную истерику.
Из-за того, что в голове это слишком сложно, я и пришёл к тебе, брат мой, — мягко указал Томас. — Я открыл тебе душу, и буду благодарен, если позволишь освободить и тебя от тяжести гнетущих тайн.
Они оба не могли просто исповедоваться об этом. Нет, технически — конечно, могли. Один, может, два раза. А учитывая, что католические священники исповедуются раз в неделю, ситуация выходила щекотливая. А без исповеди не могло быть и речи о таинствах. Они были в ловушке собственных страстей.
И ради чего, Господи?
То есть, ты думаешь, Клэр захочет отвести тебя от Бога? Такое вообще возможно? — Придерживаясь за стол, Дарси перехватил бутылку вина за самое горлышко и опустил руку вдоль тела. — Не представляю, что должно произойти. И не хочу представлять, честно говоря. И так вина перед Ним непомерная, — он криво улыбнулся, с немым вопросом поставив палец на пачку сигарет.

+1

11

Представлял ли Ноуби что-то о боли?
О, да! Он прекрасно знал, что это такое, когда всё нутро тянулось к этой греховной девице, когда хотелось разговаривать с ней обо всем на свете, и чувствовать всю бурю эмоций внутри ее души.
Она была огнём, способным вернуть его во времена его юношества, когда он ещё не был очарован домом божьим. И пусть он не был монахом, он слишком много понимал и о себе и о Клэр, о том, как глубоко эта женщина забралась в его душу, со своими рассказами, юмор и дурным характером, ее самоотверженностью.
Фраза Дарси больно резанула и слух и сердце, заставляя Ноубля резко зыркнуть на пока-ёще-друга, хотя кулаки совершенно неправедно зачесались, желая преподать урок католической церкви.
Как он смел судить то, насколько сильно он влюблен в эту женщину?
Фонзи не стал мешать эмоциям отразиться на его лице, и весьма красноречиво сузил глаза, делая глоток холодного пива.
Это была бы не ревность, а правильное решение, – сухо ответил Ноубль.
Сколько раз после первого разрыва он просил не искушать его, исчезнуть, и она пропадала вот-так, без возможности написать ей, узнать, что с ней. Это помогало успокаивать мысли, хоть изредка не думая о том с кем она, как она и сколь ей больно.
А потом она появлялась ю, и они просто пытались вести беседы, пытались дружить, но по итогу все заканчивалось одинаково.
Отец Ноубль молчал, ничего не говоря, но не соглашаясь с большинством высказыванием Дарси, с его оправданиями.
Если Фонзи оправдывал свои чувства и влечения, то Том пытался найти оправдание своей слабости, теряя нить истинности.
Да, отца Томаса захлёстывали эмоции, эмоции которые уже стали добрыми соседями приверженца англиканской церкви.
Фонзи все ещё молчал, задумчиво погруженный в свои мысли, слушая то, что говорил ему закадычный друг, пока тот не спросил о Клэр.
Да, такое возможно, если ты переполнен чувствами, если ты не можешь контролировать себя с человеком, – проговорил Фонзи, – Так что мне и представлять не надо "если бы я был влюблен в Клэр, так как она в меня". – мужчина выдохнул, глядя на своего собеседника, стараясь удержать гнев, ещё больше грехов за этот день ему не нужно, – Потому что я ее люблю, люблю до безумия, до остатка своей души, я бы хотел, чтобы она исчезла из моей жизни, а я из ее. Томас, наш счастливый конец иной. У меня побольше церковь, где я буду предано служить, а тебе добраться до Ватикана. Мы не сделаем этих людей счастливыми. Я не смогу всецело принадлежать той, кто преисполнена любви, что должна найти себе не обременённого человека, который подвозил бы ее по всему миру, который бы не должен был делать выбор, она слишком особенная, и поэтому я не хочу, чтобы она страдала. И иди к Дьяволу, если думаешь, что я не понимаю твоих возвышенных чувств? Лелеять надежду это хуже, и не давать жить другими. Я не имею право быть с атеисткой, и если не с ней, то не с кем.
Я не могу давать тебе советов, я могу сказать лишь мысли на сей счёт. Я понимаю твои чувства и растерянность, но я хотел бы, чтобы католик доказал мне, что он куда сильнее духом. Но, знаю, что контролировать это невозможно.

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+1

12

[video2=100%|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/22424678/2579005[/video2]
But everywhere I go, every way I choose,
I can hear them saying — 'Boy, you know you'll lose'

float:rightДарси не сдвинулся с места, наблюдая за тем, как англиканец сопит от сдерживаемого гнева. В отличие от отца Томаса, споткнувшегося совсем недавно, боль отца Ноубля была уже взрослая, обжитая, слишком давнишняя, чтобы он мог вот так просто взять и снова броситься в омут сомнений. Впрочем, повторение одной и той же мантры, тем не менее, ни к чему его не привело до сих пор. Только вгоняло в тоску.
Но ты всё ещё с ней, — парировал Томас. — Ты не сбежал. Ты не смог.
Он не хотел ни изводить Фонзи, ни уличать его. Постоянное общение с преступниками ужесточило Томаса, и он, боясь своей боли, как-то на автомате попытался найти ответы через призму чужой. Слова отца Ноубля имели ровно столько же веса, сколько его собственные, пока праведность для них обоих болталась на недостижимой высоте.
Постоянно повторяя себе о том, что ты должен делать, и при этом делая совсем наоборот — брат, это так по-католически, — он отставил бутылку на стол. Вино по расшатанным нервам полилось благодатно, стремительно растворяясь в разгоряченном теле, и уже начало понемногу давать свой эффект.
И меня не устраивает такая позиция. Ни о каком Ватикане не может быть и речи, я просто не доживу до того возраста и сана, меня могут убить на улице уже завтра. Впрочем, Папа Франциск высказывался о том, что гомосексуалы имеют право на семью, он поддержал признание гражданских однополых союзов в качестве альтернативы гей-бракам. До своего избрания, правда: традиционалисты просто со свету его сжили бы иначе.
Хмыкнув, он тут же покачал головой и вскинул руки.
Но к нам с тобой это не имеет ровным счётом никакого отношения. Священство отделяет нас своими законами. Господи, Ноубль, у вас даже нет целибата! Приведи свою женщину к Богу и крести её. Честное слово, неужели между вами так сильно несогласие?
На какое-то мгновение Дарси почувствовал, что перегибает. Ему следовало аккуратнее выбирать слова и, что важнее, лучше прятать свою обиду и негодование, в которых добрый Фонзи был совершенно не виноват. Причин можно будет найти тысячу, от подбирающегося опьянения до взращённого и науськанного страха за собственную безнадёжность, но ни одна из них не стала бы оправданием. Если бы Томас был чуточку более мнительным, то он бы решил, что это его греховность болезнью продолжает заражать его душу, но в этом случае — это был бред собачий. Он был сдержан, да, но провинциальная прямота и грубость всегда были его спутниками, скрытыми лишь манерами, любовно собранными в духовной семинарии.
Я не хочу быть мучеником. Я не буду им. ...Но мне так страшно, брат. Так страшно, что я скорее полезу крестить китайских опиатных драконов, чем столкнусь с правдой лицом к лицу.

Отредактировано Thomas Darcy (24 Ноя 2020 11:25:08)

+2

13

Ноубль перевел взгляд на Томаса, приподнимая бровь в неком предупреждающем об угрозе сарказме, который не должен обычно появляться на лице человека, что принял смирение и терпение по отношению к другим, для спасения их душ. Только, это могло, наверное, не распространяться на представителей его пути, что отчего-то считали свою боль куда более праведной и сильной.
Томас видел все легко в отношениях Ноубля, считая, что проблема может быть только в целибате или принятии веры.
- Я не с ней! - проговорил слишком спокойно Фонзи поднимаясь со своего места,- Я со своей верой!
Англиканец прикрыл глаза, шумно вдыхая воздух, стараясь вновь вернуть себе смирение. Упрямцы всегда досадны в разговоре, но закончить сей диалог простым "Ступай с миром, сын мой" в ситуации с собственным другом было бы весьма гнусно и посему, стоило искать иные пути донести свои мысли до Томаса и объяснить, что трогать его боль не стоит, а уж тем более давать ей оценку, кули глубже похоти проблем католик не узрел.
Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. — О Пресвятая Троица, помилуй нас. Господи, изгладь наши грехи. О Учитель, прости наши беззакония. О Святой, посети и исцели наши немощи ради имени Твоего.
Быстро проговорил Ноубль смотря на Томаса.
- А в чём же я себе перечу. Я сказал Клэр, что нам не по пути, но я могу покинуть церковь, мне не дают перевод. И я готов общаться с этой женщиной, как с прихожанкой, но каждая ее исповедь...
Он прикрыл глаза вздыхая.
Так сильно несогласие?!
Разве можно крестить Люцифера и подумать, что проблема решена?!
Раз!
Два!

Я не хочу быть мучеником...Но мне так страшно, брат...
ТРИ!
С грациозностью зажжения лампады отец Нуобль без лишних замедлений провел амплитуду своим кулаком в воздухе в плечо католическому нытику.
Мученик?! Знаешь сколько таких, кто плевать хотел на устав и заветы7! Какое ты вообще право имеешь судить меня и думать, что понимаешь! Ты хочешь оправдать себя! Я борюсь со своим искушением, и знаю, что это боль наказания, а ты пытаешься сказать, что смягчаешь грех тем, что спасаешь душу другому! Нет! Так это не работает! Если хочешь мериться, то у меня больше причин ненавидеть себя. Тебе страшно? Потому что это преступление, не просто грех. Ты можешь врать обществу, но не себе. Ты сам не знаешь, что тебе с этим делать, ты хочешь быть с этим человеком, так что ж, тебе надо договориться с совестью, а не богом. Я не смог договорить с Богом, но с совестью находил этот треклятый компромисс. - он вздохнул,- Ты найдешь утешение в моем доме всегда, но не сравнивай! Ты не поймешь глубину моей философии. Окрестив Сатану, ты не решишь проблему искушений. И хватит ныть. Просто подумай о последствиях, и сможешь ли ты потом спокойно проводить таинства, зная, что нечист?

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+2

14

Carry your cross and I’ll carry mine
Dig your own hole and you’ll be fine
Build your own tower until heavens devour
Your very last hour

Ярость у людей проявляется по-разному. Говорят, особенно страшны те, у кого она тихая, спокойная. Ледяная, говорят. Таких боятся, потому что не успевают увидеть, что человек уже переступил грань, после которой в спор вступает бензопила. Ярость Фонзи была яростью священника, нежно лелеющего свои уютные оковы, взрастившего ростки множества добродетелей и нарубившего из них частокол. Он никогда не хотел быть злым, и поэтому не умел совладать с желанием вцепиться в обидчика, посмевшего слишком долго издеваться над его страданием.
Дарси стоял, как базилика в Вифлееме под осадой, впрочем, до последнего отрицая, что Ноубль в него вцепится. Он никогда ещё не видел его таким. Отче и раньше бывал в печали, но предпочитал очень ревностно охранять свои страдания, пряча их даже от своего друга. А теперь он был на себя не похож.
Получив в плечо, Томас болезненно вздрогнул и мягко отвёл корпус в сторону, оставаясь к Фонзи ударенной стороной. Если вдруг демоны овладеют его другом окончательно, так он успеет уйти от чего-то серьёзнее, чем досадливая оплеуха.
Ты злишься, потому что я трогаю там, где болит, — негромко и чётко проговорил Томас. — Твоя рана не заживает. Сколько недель уже, месяцев? Лет? Бросаешься на меня, как больное животное. Послушай себя, Ноуби. Послушай себя со стороны.
Томас совсем не хотел драться с ним. Господи, он пришёл выяснить ответы на свои вопросы, помочь истине родиться из спора, а какой спор может быть жарче и продуктивнее, чем спор католика и англиканца? Но оказалось, что он вскрыл очень и очень болезненный нарыв, так что вечер из томного нытья превратился, похоже, в укрощение строптивого.
Когда она была здесь последний раз, брат мой? — Аккуратно спросил Дарси. — Ты выбираешь Бога, я это уже слышал. Ни в коем случае я не сужу тебя. Я был уверен, что ты нашёл решение, а на самом деле ты совсем пропал, — глухо закончил он, осматривая святого отца.
Интересно, что из этих обвинений, брошенных в горячности, относятся к нему самому, к Ноублю? Конечно, ни для кого не было секретом, что многие священники не ведут столь праведный образ, сколь им приписан во множестве руководствующих томов. Ещё в семинарии это было неким мотто — быть настоящим, никогда не становиться преступником, быть выше этого. Когда ты юн и в безопасности, то готов победить всё, что угодно, даже самого себя. Но стоит посмотреть в потемневшие глаза Фонзи, чтобы увидеть, как здорово меняет человека жизнь.
Поговорив с собой, я осознал, что не смогу спокойно смотреть, как ты теряешь контроль из-за своей философии, — отец Томас чуть приблизился к Ноублю. — Ты прав, я не знаю этой женщины, я только видел её несколько раз, и просто не могу знать, почему ты так болеешь, брат мой. Я лишь недавно понял, сколько страданий может причинить наивысшее из благих чувств, а ты сам любишь бороться в одиночку и не понимаешь, с какой стати другие до сих пор не закусили удила, как ты.
Показывая, что он не собирается пока продолжать ныть, бесить или бить Ноубля, Томас протягивает руку в сторону бутылки вина. Не увидев опасности, он отошёл, взял бутылку и пригубил из горла.
Почему тебе не дают перевод? — Процедил он, морщась от алкоголя.

+1

15

Томас ничерта не понимал, он просто хотел найти себе оправдание, и кажется находил его, находил его лучше, чем сам Ноубль, при том, что руки самого Фонзи были скованы куда меньше. И возможно это особенно бесило святого отца англиканца, заставляя его пальцы сжиматься в кулаки и рвать свое дыхание в неком бессилии, от которого внутри все неприятно клокотало, заставляя ощущать свою никчемность от того, что он не мог принять решение на самом деле, и Томас это понимал.
Фонзи так хотел быть праведным, правильным, но его чувства к прямолинейной атеистке были куда сильнее его здравого смысла.
- Я знаю, что говорю со стороны, - мотнув головой проговорил Ноубль, понимая, что сорвался и это было не позволительно ему, и будь он тем, кто не читал проповеди, он бы позволил себе куда больше, нежели толчок в плечо, он бы просто бы прошелся по роже Дарси.- А ты пытаешься сделать так, чтобы и моя рана не зажила, как и твоя?
Он вскинул голову, шумно вбирая носом воздух.
- Я не пропал, - ответил Фонзи,- Я сражаюсь с искушениями, и все. Я понимаю, что это мое испытание, понимаю, что это проверка, но я не отрицаю, что когда-нибудь я сломаюсь, потому что это невыносимо, когда мыслям о моем предназначение, перечат воспоминания о ней.
В ее сердце столько всего, как и в ее голове, и в ней столько боли, что хватило бы на всех, и он так старался ей помочь, пытаясь утешать себя тем, что его помощь и заключалась в том, чтобы быть с ней. И он часто думал о том, чтобы не делить их и сделать так, как было бы проще, только вот правильнее бы от этого не стало.
Англиканство куда лояльнее католичество, только вот постулаты  все равно едины...
-Потому что прихожане меня хвалят и говорят, что церковь держится на мне, и они бояться, что приди другой, то популярность снизиться, и посещаемость, и пожертвования конечно же...
Он взял бокал вина:
- Ну, и возможно, я сам молюсь, чтобы его не дали, когда прошу его... - она запрокинул голову и мотнул ей в отчаяние, с силой ударяя кулаком в стену, - Отец, помоги нам...
Глухой отзвук по стене сопроводился легким сотрясанием в кондиционере и он мерно заработал, заставляя Фонзи взглянуть, на казалось бы умерший агрегат.
- И как это понять?
Он сделал глоток вина, и хмыкнул.
- Он повсюду. Это прекрасно. - Ноубль цокнул языком,- И что ты думаешь делать? Ты же уже все решил для себя, не так ли?
Ноублю опустил голову:
Так трудно говорить ей "Я тебя тоже люблю" и каждый раз прощаться, но кажется это замкнутый круг. А ведь я тоже был уверен, что искушения будут мне не страшны. Но, пути Господни неисповедимы, и сюжет весьма лихо закручивается... Иногда хочется просто все послать на хуй, но потом я вспоминаю, кому обязан тем, что имею.

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+1

16

[video2=100%|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/2464641/2298818[/video2]

...А ты пытаешься сделать так, чтобы и моя рана не зажила, как и твоя?
Томас тяжело посмотрел на друга из-под бровей, сжимая в руке бутылку вина.
Фонзи, ты совсем сдурел?
Видимо, собственные терзания так измотали отца Ноубля, что он берега начал путать, по-другому и не скажешь. Стоило только коснуться всей этой темы, как он перестал быть похож на себя. Неужели они оба оказались настолько узколобыми, что стоило удобному миру пошатнуться, как они превратились в бешеных псов? Томас видел такое только в неблагополучных семьях, где одна сломанная ступенька рушила всю человеческую жизнь. А они с Ноуби священники.
Ерунда какая-то.
Ты сомневаешься, потому что твоя вера слаба. И моя вера слаба. Мы слишком молоды и видели слишком много дерьма, чтобы с лицом шестидесятилетнего понтифика-импотента дистанцироваться от людей непреклонностью устава. Ты слишком любишь людей, любишь жизнь и любишь Бога, Ноуби. А должен подчиняться. Любовь — это хаос, а не дисциплина. Неудивительно, что ты так злишься: ты воплотил в себе всё, с чем боролся, умник.
Говорить прямо всегда было болезненно-приятно. С Ноуби Том мог себе это позволить, особенно когда чувствовал, что другу нужен дружеский пинок под зад, прямо как ему самому. В конце концов, кому ещё можно доверить свою боль, кроме Бога?
Не знаю, что там за предназначение, но пока ты просто похож на человека, брат. Может, так даже и лучше. Первое послание Иоанна, глава четвёртая, строка восьмая: "Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь".
Дарси грустно вздохнул и сел на свой покинутый ранее стул.
И, да: если попробуешь ещё раз врезать мне от злости, Ноуби, я тебе руку сломаю — прости, Господи, — и набожно перекрестился, впрочем, тут же опрокинув в себя достаточно вина.
Весь этот разговор принимал в глазах Томаса уже какой-то сюрреалистичный оборот, совершенно непредсказуемый поначалу. И как-то хотелось вроде из него вылезти, а вроде и работало: вот, оказывается, отче переживал и молчал.
Прости, что я говорю так резко. Ты ведь всегда был внимательным ко мне, всегда оказывался рядом, когда нужен был больше всего, — Томас сглотнул, потерев ладонью лоб. — Был таким... оплотом правильности что ли — разве что англиканец. Я ведь не знал, как ты страдаешь. Ты никогда не говорил.
Он задумчиво потёр тёмное стекло большим пальцем. Последний раз Том чувствовал нечто подобное, когда в малом детстве прервал ругань родителей. Вроде как и аргументы привёл, остановил переживания, а люди всё равно мрачны и обижены, и просто припрятали свою боль на потом, а ты это видишь и понимаешь, насколько бессилен на самом деле. Достаточно гадкое ощущение, которое он не ожидал почувствовать ещё когда-либо, и уж тем более здесь, рядом со своим лучшим другом.
Шумно втянув носом воздух, Том решительно поднял бутылку и выразительно покрутил ей в воздухе, проверяя, сколько содержимого в ней осталось.
Я ничего не решил, — отрезал он, бросив взгляд на Ноубля, и криво усмехнулся. — Единственное, что я знаю — если я от него уйду, я себе этого не прощу. Бог знает, к чему это приведёт, — он скосился на кондиционер, но машина подозрительно не проявляла никакой активности.
Так что я пока просто открою вторую бутылку и продолжу ныть. Холодного пива? — Томас поднялся и поравнялся с Ноублем, едва заметно улыбаясь.
Как дети малые, честное слово. Но для этого же друзья и существуют, верно?

+1

17

Святой отец англиканской церкви прикрыл глаза, устало потерев переносицу двумя пальцами и стараясь взять себя в руки во имя всех святых. Он не собирался выходить из-под контроля, к тому же Ноубль был уверен, что уже давно расставил в своей голове все мысли по поводу Клэр и своих чувств и того, что правильно, того, кому он предан и служит. Но только вот все оказалось не так прозаично, как думал Фонзи, понимая, что он принял для себя удобное видение, и ему было комфортно дышать, но не комфортно жить с этим.
- Нет, просто погорячился... - честно выдохнул Ноубль, морщась от того, что это поведение слишком нетипично для него.
- И давно ты в философы подался? - приподняв бровь и хмыкнув спросил англиканец,- Не думаю, что наша вера слаба, ибо была бы слаба, мы бы косячили не так. Мы бы просто не задумались о правильности, а сделали то, что хотели.Аминь!
Мужчина сделал внушительный глоток, радуясь тому, что кондиционер заработал в этот зной день, но это не отменяло того, что необходимо было приобретать новый, а то старый агрегат мог стать и источником возгорания, чего конечно же не хотелось бы отче, так же не хотелось, как на подсознании он боялся перевода.
- Да, Бог есть любовь. Поэтому мы должны любить людей. Любить их и прощать. И любить явно не так, как мы бы того хотели. - он хмыкнул и цокнул языком подходя к окну, что вело на узкую улочку.
Мы должны вести борьбу за души людей, быть воинами Всемогущего, но мы сдаем позиции. Ватикан тебе такое точно не одобрит. К слову, посмотрел сериал про Папу с Джудом Лоу. Интересные там позиции, и эти грани, которые не переходят.
Мужчина опустил голову и вернулся на своё место.
- Не сломаешь, - ответил склонив голову Ноуби, - Это не по Божески. И вообще, ударили по правой, подставь левую. - Ноуби попытался с искренностью проглотить смешок, но у него это не очень хорошо вышло, и осталось улыбкой на губах.
- Расслабься. Все страдают, таков удел человека. Я был не прав. Просто Клэр действительно мой бич. И когда-нибудь я сломаюсь. - он хмыкнул.
Ноубль кивнул головой и пожал плечами:
- Но тебе сложнее. Тут я согласен. - она развел руки в сторону,- Ной, друг мой, я всегда готов слушать, поддержать, пусть и советчик в этом деле из меня неважный, как и то, что я сам не знаю, как справляться. Только что отпускать тебе твои грехи. - он хмыкнул,- Да, пива... И вот смотрю я на нас, да думаю, как люди нам ещё вверяют свои души, когда мы со своими то разобраться не в силах.

[nick]Noble Fonzie[/nick][status]-I will carry you home-[/status][icon]https://i.imgur.com/IKdQZUI.gif[/icon][sign]

https://i.imgur.com/pkzFEGu.png




It's just another war
Just another family torn
Just a step from the edge
Just another day in the world we live

[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/viewtopic.php?id=58#p52591">Ноубль Фонзи, 32</a></div>Читает Библию на родном языке, знает толк в расшитых далматиках, любит пить пиво с <a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=186">католиком</a> </div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Remedy