LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » No direction


No direction

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


No direction
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/vNLcoEM.png

Lakki Sandzhanello & Thomas Darcy
november 2021, St Mary's Roman Catholic Church, Clapham

No direction but to follow what you know
No direction but a faith in her decision
No direction but to never fight her flow
No direction but to trust the final destination

Отредактировано Thomas Darcy (11 Ноя 2020 13:23:11)

+1

2

Они никогда не была верующей. Привыкшая к тому, что ее жизнь зависит исключительно от нее - Лакки казалось смешным взывать к кому-то эфемерному о помощи. Да, она была католичкой. Ее пытались воспитывать в духе церкви, ведь мать была настоящей верующей, но... когда ребенка в возрасте семи лет отправляют в закрытую школу в Швейцарии - глупо рассчитывать на то, что она искренне будет читать воскресную молитву и ходить на исповеди. Санжи никогда не делала этого. Даже когда мать пыталась заставлять. Даже когда умер брат. Блондинка сторонилась церкви и священников. Все это казалось ей смешным и нелепым. Казалось...
  - Лакки... - голос Логана выдергивает девушку из состояния странного, нелепого транса перед палатой мужа. Уже несколько дней она просто не могла себя заставить переступить порог. Не могла смотреть на его обездвиженное тело. На его лицо, что не изображало ни единой эмоции. Ведь уже больше месяца муж был в коме. В коме, в которую он впал после ранений... ранений, которые нанес его же собственный брат! Брат, который уничтожил всех людей Бена. Брат, которому было мало быть старшим и унаследовать все за отцом. Он хотел еще и отнять то, что было у младшего! За это и поплатился! Поплатился за то, что посмел поднять оружие на собственную кровь! Чушь! Он заплатил жизнью за то, что посмел попытаться убить моего мужа! Любовь всей моей жизни! Плевать мне на то, что они братья! Плевать на последствия! Я защищала себя и своего мужчину! А теперь... я за него мщу.
  - Лакки, от того, что ты стоишь в коридоре - легче не станет никому. - и вновь тихий голос Логана. Ее опоры, ее доверенного лица, который знал ее примерно так же, как и Бен. В ее жизни было лишь двое мужчин, что играли для нее большую роль: муж и, по сути, названный брат. И с ними обоими ее свел мир криминала. Фьеро, когда-то давно, нанял ее отец для защиты самой блондинки. Фиески же... они познакомились на курорте, под чужими именами... но даже прояснение ситуации не сумело все изменить. Ведь они любили друг друга. Поправка: любят! Ведь Санжи искренне, всем сердцем, верит в то, что любимый мужчина очнется. Что он не оставит ее с двумя детьми, пусть и приемными. Верит в то, что его любовь к ней достаточно сильна для того, чтобы очнуться.
  - Дай мне ключи от машины. - голос девушки звучит глухо, в то время как взгляд все так же устремлен на бессознательного мужа. - Логан, дай мне ключи от машины и избавь меня от наблюдения! - теперь в ее интонации появились стальные нотки. Она знает, о чем думает соратник. Наперед может озвучить все его возражения, а потому, протянув руку ладонью вверх, с усмешкой добавляет - Я в состоянии о себе позаботиться! Мне просто нужно не много побыть одной. Ключи!

   Она так и не поняла, как оказалась перед церковью. Просто, в какой-то момент остановила внедорожник у бордюра, а повернув голову в сторону - увидела обитель Бога. Наверное, это можно было бы воспринять за символизм, учитывая, какое количество людей за последнее время, по ее приказу, отправилось на тот свет. Она мстила. Она устраняла угрозы для своей семьи, но при этом... не трогала виновника. Не потому, что боялась или думала, что ее люди воспротивятся. Санджанелло не в первой воевать с Фиески, но... это был отец ее мужа! Да, моральный урод и ублюдок, но... если кто его и убьет, то только Бенджамин.
  Выйдя из машины и поднявшись по нескольким ступенькам, блондинка все же остановилась на середине пути. Она не понимала, за чем пришла сюда. Какие ответы можно получить в церкви? Да никаких. Быть может, кто-то верующий и получил бы ответы, но... не она уж точно. Не та, для кого давно уже уготовано персональное место в аду!
  Нет. Это глупо. Нужно ехать домой...

+1

3

Чтобы выйти на улицу, отец Томас надел пальто поверх сутаны, а ещё кожаные перчатки. И дело было даже не в осени — многие братья ходили в такую погоду без верхней одежды, просто Дарси всегда легко замерзал. Он вышел и глубоко вдохнул освежающий воздух церковного двора, а потом, сцепив руки перед собой, неспешно побрёл вдоль мощёной дорожки.
Голова была тяжелой от мыслей и ладана. Последнее время стабильность среди крупных фигур теневого Лондона заметно просела: лилось много крови, много слёз. Всё сложнее становилось справляться со всем этим потоком, и Дарси, может, справлялся бы, если бы не Куинн. Всякий раз отвечая на телефон, отец Томас думал о нём. Думал, что при всей своей осторожности не сможет прятать его вечно. Думал, что с появлением своей персональной занозы в заднице, всё хуже и хуже справляется со своей миссией, которую сам же на себя и взвалил. От этого голова начинала болеть только сильнее.
Он ни за что не оставит Тома. И он не должен бросать нуждающихся.
Переведя дыхание, священник мимодумно бросил взгляд на парадный вход в церковь. Высокая, опрятно одетая девушка стояла на ступенях, неуверенно рассматривая старые резные двери. Подобранная со вкусом одежда и стоящий рядом автомобиль говорил о достатке, но в эту церковь редко заходили подобные люди. Это было скорее убежище простых работяг, а девушка явно не вписывалась в эту категорию.
Но её замешательство, тем не менее, привлекало внимание. Убрав руки за спину, святой отец направился к ней, обогнув живую изгородь и расслабленно оглядываясь по сторонам. Пастор заповедовал напутствовать всех, кто оказался заблудшим, но Томас знал, что он имел ввиду в первую очередь организацию человеческого потока на входе в церковь, а не что-либо ещё. Однако, отец Томас решил прервать свои размышления и предложить помощь не потому, что мог получить от пастора нагоняй.
Он просто знал, как в моменты сомнений необходим кто-то, кто сможет задать правильные вопросы. Может, она Божьей волей оказалась здесь, именно во время его собственных неоднозначных раздумий?
Вы сомневаетесь, — мягко улыбнулся Томас, неторопливо выступая ближе к женщине. — Это похвально: критическое мышление помогает нам находить истину. Могу ли я чем-то помочь вам?
Он поднял на неё глаза и встретился с её взглядом. Было в ней что-то необычное, что-то, что отец Томас привык видеть, но отнюдь не в молодых, аккуратных женщинах. Скорее нечто из его параллельного мира, где люди бросаются на людей, чтобы выжить. У других нет такой прямоты во взгляде, кроме, разве что, тех, кто пережил слишком много боли.
Если хотите, я могу проводить вас в сад: там не так шумно, — разомкнув ладони, он указал на место, откуда только что пришел: небольшой двор церкви, отделённый от остальной улицы железным забором и воротами. Там было много камня и много растительности, которую ноябрь обнажил до густых охряных и бурых пучков спящих веток.

Отредактировано Thomas Darcy (16 Ноя 2020 01:50:10)

+1

4

Наверное, это даже смешно. Наверное, это просто было криком отчаяния израненной души и воспаленного мозга. В последние дни она чувствовала себя потерянной. Оторванной от мира и семьи. Она не знала, что ей делать. Точнее, не так: все ее мысли были сосредоточены на месте. Ей проще было отдать приказ об убийстве очередного виновного, чем зайти в спальни к детям и поцеловать их перед сном. Она до сих пор помнила испуганный взгляд Лукаса, когда она очень мягко, подбирая слова, сообщала о том, что Бен в больнице. В ее ушах по сей день звучал его голос, когда он неуверенно просил ее о том, что бы не отсылала прочь.
   В тот момент, когда она это услышала, блондинка не выдержала и, упав на колени перед парнишкой, крепко его обняла. И горяче заверила его в том, что она никогда его не отошлет. Заверила в том, что он для нее не чужой. Что они давно уже стали семьей. Да даже если бы это было не так - блондинка все равно не сумела бы поступить с ребенком подлым образом. И не важно, что именно отец Лукаса виновен в том, что ее муж теперь лежал в коме. Мальчик не виноват в грехах своего отца. Тем более, что и нельзя Бенито назвать отцом после того, как он пытался избавиться от собственного сына...
  И после этого я еще удивляюсь тому, что он пытался убить собственного брата? Порой, я действительно веду себя как истинная блондинка...
  — Вы сомневаетесь, — мягкий мужской голос вынуждает ее обернуться и встретиться взглядом с говорившем — Это похвально: критическое мышление помогает нам находить истину. Могу ли я чем-то помочь вам? - судя по его внешнему виду и по тому, как он говорит, можно смело сделать вывод о том, что он явно имеет отношение к служителям Бога. Н-да, как-то пафосно это звучит, не находите?..
- Сомнительно, - с усмешкой произносит Санжи. Она не стремится его задеть или оскорбить. Она просто не знает, чем именно в ее ситуации ей может помочь священнослужитель. Вот только... она устала. Она действительно устала и нуждалась в поддержке. Слишком сильно, за эти годы, Лакки привыкла к тому, что муж всегда рядом и поддерживает ее. Ведь, как бы смешно это не звучало, но за каждой счастливой и успешной женщиной - стоит настоящий мужчина. И Бен... он не просто был любовью всей ее жизни. Он был ее опорой... И наверное, она бы все же отказалась, начни неизвестный настаивать на том, что им стоит пройти в обитель веры, но... мужчина, словно чувствуя ее желание уйти, поступил совершенно иначе.
  - Быть может... быть может Вы и правы. Пребывание на воздухе куда полезнее специфических запахов больницы. - и крови, что остается на твоей одежде брызгами капель. Потому что ненависть, которая тебя переполняет, она требует непосредственного участия. Она требует физического контакта и осознания того факта, что конкретно этот индивид в скором времени отправится на тот свет от твоей руки. И доставая оружие... наводя его на жертву и спуская курок... нет даже и доли сомнений или сожаления. Наверное, я просто монстр. Монстр, за грехи которого платит любимый человек... - Куда идти?...

+1

5

Отец Томас не обижается. Он просто ждёт, сохраняя приветливое выражение, и тут же оказывается вознаграждён ответной реакцией. О, нужно было нечто гораздо, гораздо большее, чтобы задеть Дарси, чем сомнения в его словах: избранное им общество зачастую не чуралось сквернословия, богохульства, рукоприкладства. Тюремный капеллан быстро отращивает толстую шкуру, если хочет выжить — а Дарси хотел, очень хотел.
Поэтому он повёл незнакомку в сад, совершенно не тревожась. Уже то, что она приняла его предложение, было позитивным началом, и упускать момент было нельзя.
Вы ищите помощи тому, кто оказался в больнице? — Вежливо уточнил он, подбадривая девушку поделиться своими переживаниями. Молитвы за здравие были вполне понятным, обычным делом, хотя в голову то и дело возвращались мысли о криминальных конфликтах.
Нужно было абстрагироваться от этого, хотя бы на время: всё внимание должно быть сосредоточено на девушке, идущей по мощеной дорожке рядом с ним.
Господь милостив, он дарует своё благословение тому, кто просит о нём. Если хотите, я могу просить вместе с вами, — отец Томас улыбнулся, переводя взгляд на девушку. — Могу я спросить: почему вы не решились войти внутрь?
Люди по-особому на тебя смотрят, когда видят, что ты — священник. Поначалу, к этому сложно привыкнуть; потом — привыкнуть к мысли, что не все люди реагируют одинаково. Дарси не мог сказать наверняка, сколько доверия вызывает в глазах этой дамы, он лишь вёл себя с ней так, как привык со всеми остальными — как будто они уже знают друг друга. Во многих случаях это упрощало задачу, помогало внушить, что ты действительно хочешь помочь, а не самоутвердиться за счёт чужих страданий. Впрочем, когда отца Томаса искали целенаправленно — они действительно оказывались знакомы, пусть даже не через первые, и не через вторые руки.
Шум города в этом саду скрадывали разлапистые кусты и низкие, узловатые деревья, которые весной покроются мелкими, бледно-зелёными цветами. Сейчас же всё было погружено в дремоту, а последствия недавнего дождя всё ещё покрывали потемневшие стволы и ветки глянцем. Хороши же они здесь, священник и девушка, в окружении старого каменного двора. В глубине стояло несколько каменных скамей, летом отделённых живой изгородью, а теперь только бурым продуваемым скелетом. Отец Томас шёл медленно: в этом убежище спешить было некуда, к тому же, он надеялся, что такая спокойная прогулка под любовным надзором узких высоких церковных окон расположит к откровениям.

+1

6

Наверное, она согласилась на эту беседу только потому, что это позволяло не возвращаться в больницу и при этом не испытывать муки совести. Лакки не понимала, понимала, почему ей так жизненно важно было находиться там сутками. Она не была врачом. Не могла помочь Бену. Но при этом, каждое утро она вновь и вновь возвращалась в его палату. Сидела рядом с ним, держала за руку и рассказывала обо всем: о том, что дети не пострадали, а Майкл легко отделался; о своих подозрениях в том, что что в их ближнем кругу появилась крыса, но ей так пока и не удалось вычислить подонка... О многом она рассказывала мужу, но это все не заставляло его очнуться. И это угнетало Лакки.
  - Скорее, я ищу ответы, но вряд ли я получу их здесь. - она произносит это с усмешкой, в томя как взгляд устремляется в небо. Они не спешно идет по дорожке, а Санжи просто не знает, что еще сказать. Но, быть может, просто не стоит об этом думать? Быть может, стоит просто говорить? - А муж мой и так справиться. Он сильный. И ему есть ради чего жить. - откуда в ней такая уверенность? Вряд ли это влияние места, где она находилась. Скорее, это просто непоколебимая вера в то, что Фиса сумеет прийти в себя и не оставит ее вдовой.
  — Могу я спросить: почему вы не решились войти внутрь? -вопрос святого отца был вполне ожидаем, но, для Санжи, он все равно прозвучал подобно грому в ясном небе. Остановившись, девушка какое-то время просто молча смотрит себе под ноги, а после возобновляет движение.
  - Меня нельзя назвать хорошим человеком, святой отец. - она говорит это спокойно и без сожалений. Ее жизнь - это осознанный выбор и лицемерно сейчас вещать о том, что она сожалеет о былых прегрешениях - было не в характере молодой женщины. Потому что в ее жизни были те, кого стоило убить. Не потому, что они были вселенским злом, хотя и это тоже, а просто потому, что тогда бы была мертва Санжи. А ее такое развитие событий не устраивало. Да и, вряд ли, найдется тот, кто заявит обратное. Как ни крути, но наш мир - джунгли. И выживает в них только сильнейший. - В моей жизни есть много моментов, о которых окружающим лучше не знать. В своей жизни я сделала достаточно для того, чтр бы сейчас задаваться вопросом: а не платит ли сейчас мой любимый мужчина по моим же счетам? Поэтому, собственно говоря, я и не уверенна, что мне стоит заходить туда.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » No direction