Strip
Lena

от Ло для Элис
— Да, уж поверьте, у вас обоих голова забита глупостями одного рода. "Но кто ж из вас мужчина", — хотелось спросить следом, но Реджинальд удержался от этой нападки, хотя на лице у него все было написано. Он это уже слышал. Вот буквально недавно, меньше часа назад. Они про одинаковые вещи говорят одинаковыми словами, боятся сходных вещей и считают однотипно глупые решения правильными. Но глупость свойственна молодости. И ладно бы Генри двадцать было, так ему в два раза больше, судьба наградила его второй попыткой, а он городит ровно то же самое, надеясь на другой результат.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

АКЦИЯ
Из комиксов
ЧЕЛЛЕНДЖ #9
МУЗЛО!
ИТОГИ ОТ
19.07
ЛЕТНИЙ
ФОТОКВЕСТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Speak to me


Speak to me

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


Speak to Me
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://funkyimg.com/i/38qWe.gif https://funkyimg.com/i/38qYQ.gif https://funkyimg.com/i/38qYw.gif

Michael Carlisle & Victoria Carlisle
23.10.2020

We are one breath apart, my love
And I'll be holding it in till we're together
Hear me call your name and just speak

+1

2

Усталость. Чувство, которое Виктории, в принципе, было не знакомо. Всегда полна энергии. Всегда стремящаяся к большему. Но этот месяц. Эта постоянная необходимость быть в отеле и вникать во все нюансы гостиничного бизнеса - они измотали ее. А ведь раньше, когда она открывала свой клуб, такого не было. Почему-то, в те года все было куда проще. Или, быть может, просто она была моложе? Но ведь с открытия прошло не так уж много лет. Викки не знала ответа на этот вопрос, но этим вечером, в очередной раз, предпочла остаться ночевать в отеле, вместо того, что бы тратить время на городские пробки.
  Примерно час назад, женщина звонила домой и попросила экономку предупредить Майкла о том, что ее вновь не будет дома. И это, пожалуй, была одной из тех двух причин, что порой рождали в ее голове мысли о том, что... а не пошла бы сеть отелей ко всем чертям?! Она действительно скучала по своей семье. Ей не хватало ежедневных вечерних бесед как с мужем, так и с детьми,но... сдаваться под напором трудностей - было не в характере Виктории. Да, она никогда не планировала заниматься отцовским делом, но, разве стоило отказываться от него только потому, что ей было трудно и она много не знала? Нет, она не могла так сделать. Ее собственные гордость и чувство достоинства, просто не могли позволить леди Карлайл сдаться без боя. Они, в принципе, не позволили бы ей сдаться. Да и, не только они, но и амбиции и стремление в самореализации. Вот и получалось, в итоге, что от принятого ею решения страдали, в некоторой мере, не только ее семья, но и сама Виктория.
  - Так, Маркус, - устало произносит женщина, когда ее взгляд падает на массивные напольные часы, стрелки которых показывали, что уже одиннадцать вечера, - На сегодня хватит. Мы оба уже устали и требуется перерыв. Занеси мне необходимые документы, я их просмотрю чуть позже, а уже завтра вернемся к разбирательству и обсуждению. Как раз успею подготовить вопросы по тем моментам, что мне не ясны. - откинувшись в кресле и машинально помассировав двумя пальцами виски, Викки вымучено улыбнулась своему компаньону - Как ни крути, но я уже не так молода, что бы сутками вникать во что-то новое и трудное. Да и тебе, не спорь, требуется отдых. - проследив за тем, как ее права "рука" и бывший парень, по совместительству, как же смешно звучит этот термин в моем возрасте... покидает кабинет, женщина крутанулась в кресле и устремила свой взгляд в стену. Быть может, можно было бы и отправиться домой, но... смысл? Все равно она доберется до собственной спальни не раньше часа ночи, а после придется встать в шесть утра, что бы вернуться, в лучшем случае, к восьми утра в отель. Потому что Виктория действительно знала Агостини. Знала, что на рабочем месте мужчина будет как раз к восьми утра. она считала их с Майклом трудоголиками, но... до Маркуса им было далеко. Порой Викки казалось, что ее заместитель вообще из отеля домой не уезжает. И при этом, она испытывала к нему какое-то иррациональное чувство зависти, так как каждое утро он выглядел свежим и отдохнувшим. Нет... это все таки выше моего понимания...
  Плавным движением, она встает на ноги и направляется к обширному бару, что достался ей вместе с отелем от отца. Последний раз, Виктория пила на работе в компании Лоурен, стоит, кстати, позвонить ей и узнать, как обстоят дела и предложить устроить очередные посиделки. Мне действительно нужно отвлечься... Сейчас же она просто хотела некоторое время уделить бокалу хорошего, выдержанного виски, а после, быть может, вновь заняться изучением документов.
  Наполнив рокс янтарной жидкостью, леди Карлайл вновь вернулась в кресло и продолжила изучать стену. Ей требовалось время. Хотя бы суточная передышка, что бы упорядочить собственные мысли. И отчаянно, до сцепленных зубов, не хватало Майкла. Его чуть ироничного, но понимающего взгляда. Его совета. Ведь, кто бы что не говорил, но муж в подобных вещах понимал куда больше, чем она. Он мог дать совет, который позволит взглянуть на все под иным углом, но... для этого все же требовалось появиться дома. Собственно, нужно было сделать то, на что у Викки, к концу дня, просто не оставалось сил. Она слышит, как приоткрывается дверь. Звук едва уловим, но... она ждала его. Ведь Агостини не может уйти домой и оставить что-то не законченным. Не поворачиваясь, а все так же сидя ко входу спиной, Виктория не громко произносит:
- Оставь документы на столе. Я, как и говорилось ранее, гляну их чуть позже.

ВВ

https://i.pinimg.com/564x/ff/ed/11/ffed11d222cc680a105d3d1e14894839.jpg

+1

3

вв

https://funkyimg.com/i/38zbj.jpg

Just lay your head in daddy's lap, you're a bad girl
One, two, three, four

- Роберт, мне кажется, я уже объяснил этим иногородним, что они должны знать своё место. Да, они не претендуют на наш рынок, но их синтетика, а точнее метод ее распространения меня начали нервировать и мне это не нравится. - мужчина взглянул на часы, а после на одного из своих помощников, что стоял посреди кабинета Микки, - Ты что, хочешь, чтобы я сам нанес визит, коль Вы не справляетесь? - Карлайл выдохнул и повернулся всем корпусом к своему собеседнику,- Мне кажется, ты уже должен уметь делать свою работу.
- Нет, босс, я знаю, - переминаясь с ноги на ногу сказал чернокожий широкоплечий мужчина,- Я всё решу. Просто хотел поставить в известность.
- Это верное решение, - вздохнул Микки, - Только, после проблемы, я не услышал предложений по решению. - мужчина приподнял бровь, и поправил пиджак.
- Все под контролем, шеф! Мы все уладим. Не переживайте!
- Надеюсь. Если что, то можете убрать полностью проблему. Только действуйте аккуратно. Это крайняя мера. Знаешь же, я уже давно пытаюсь без крови. Я не в том возрасте, чтобы рисковать. Поэтому работайте аккуратно.
Роберт коротко кивнул и вышел из кабинета Майкла, доставая на ходу телефон. Сам же Карлайл подступил к своему столу и присел на край, беря початый рокс с виски, вновь смотря на часы, но те, что расположились на стене.
Виктория. Он уже давно был лишен общения с ней, ибо семейные дела покойных Дженкинсов полностью овладели его супругой, и отели, на которые Майкл имел свои планы, забирали все ее время.
Сперва она вкладывала всю себя в клуб, и "Burlesque" расцвел, теперь же ей предстояло возглавлять фактически империю, от которой она некогда хотела отказаться, не желая иметь ничего общего со своей роднёй, но горе и судьба продиктовали новые условия.
Лицо Майкла скривилось, и мужчина цокнул языком, поднимаясь со своего места. Дети были дома, он успел за сегодня поговорить со всеми за ужином, пока его трапезу не прервал Роберт, приехавший с не самыми приятными новостями, но и не такими, что не требовали отлагательств. Но, пришлось оставить отпрысков, чтобы заняться рабочими вопросами.
Дети уже выросли, даже Оливер, которому было семнадцать, уже был вполне самостоятельным молодым мужчиной, он гордился ими, каждым и по-своему, и каждому он желал лучшей судьбы, возможностей.
Только придёт время, и птенцы улетят из гнезда...
На столе стояла семейная фотография, и Майкл ухмыльнулся, вновь смотря на часы.
Майкл вышел из кабинета и прошел в коридор, видя силуэт женщины:
- Миссис Брукс, скажите Тео, что мы уезжаем через пару минут. - бросил он экономке, давая понять, что время разбудить водителя,- Думаю, пора забирать свою жену с работы, если она не хочет самостоятельно к нам возвращаться. - он улыбнулся, проходя в ванную, дабы умыться и привести себя в порядок.

Улицы Лондона пусты. Пандемия вновь загоняла людей по домам, и вывески ночных заведений уже не пестрили на улицах, где предпочитала развлекаться молодёжь. Одни заведения не пережила карантина, другие же попросту вновь были закрыты и ожидали нового просвета в этой чертовой кутерьме.
Тео остановил автомобиль у главного входа, и швейцар открыл дверь Микки.
- Доброго, - кинул Майкл проходя внутрь.
Да, отец его жены знал своё дело, и наследие которое перешло в их семью еще сыграет свою роль, а пока он должен показать Виктории свое доверие, лояльность и поддержку. Она всегда старалась превзойти себя, и он замечал, что клуб последнее время будто перестал ее радовать, очевидно тем, что она сделала с ним все что могла, и ей хотелось вновь двигаться дальше. Казалось бы, в ее возрасте она уже всем и всё доказала, и теперь ее жизнь должна стать чем-то отвлеченным, расслабленным, но нет, Виктории не хватало этой нужности, этого нового, и Майкл ее понимал.
- Здравствуйте, миссис Карлайл на месте? - спросил на ресепшене мужчина.
- А кто спрашивает? - удивленно спросила девочка-администратор, но из-за ее спины появился управляющий, что улыбнулся неестественно широко.
- Мистер Карлайл, да. Пойдемте, я Вас провожу.
- Благодарю.

- Куда еще позже? - ответил спине женщине Микки,- О, пьешь на работе, кажется я научил тебя дурному. Мне должно быть стыдно.
Широкая беззлобная усмешка и Майкл прошел в кабинет:
Не сиди спиной к выходу, сколько раз тебе говорить, - с легким укором проговорил Майкл,- И так, чтобы тебя было хорошо видно из окон.
Он вздохнул.
- Я приехал показать тебе фотографии твоих детей, помнишь еще их имена? - вновь усмешка,- Они вот еще помнят, сегодня спрашивал у них за ужином, пока Роберт не притащился. Ненавижу, когда они приходят, но рад, что все удовлетворяются моими ответами. Хотя Роберт не тот, кто напоминает внешне успешного риелтора.
Он подошёл к ее столу:
- Все очень плохо? Помощь нужна? Ты же знаешь, я эксперт во всех вопросах.
Он поправил очки.
- Ты ела? Или только алкоголь теперь в твоем рационе?
Глаза Майкла внимательно скользнули по лицу Виктории, замечая усталость в ее взгляде, ибо остальные признаки были хорошо спрятаны под макияжем и горделивой вышколенной осанкой.

+1

4

Постепенно, день за днем, этот чертов отель становился для нее домом. Не тем, в который хочется возвращаться и где уютно потрескивает огонь в камине. Этот "дом" не был тем местом, где женщина по вечерам садилась бы ужинать со всей своей семьей, что бы не просто принять вечернюю трапезу, но и приятно провести время в компании самых близких и любимых. Ее Дом, именно с большой буквы, находился в сорока минутах езды от Лондона, а это же... больше напоминало темницу, в которую она добровольно себя заточила. Ну, как, добровольно? Просто отец, условиями в своем завещании, просто не оставил ей выбора! Либо они с Маркусом занимаются его империей вместе, либо все отдается за бесценок его давнишнему конкуренту. Откровенно говоря, когда поверенный озвучил это условие - леди Карлайл даже засомневалась в душевном здоровье своего родителя в тот момент, когда это все писалось, но... Отец уже был мертв, а заверенное завещание зачитано вслух. Она приняла его игру, но играть все же будет по собственным правилам.
  Да, ей требуется время, что бы совсем разобраться. Очень много времени и бездонный океан понимания и поддержки Майкла. Потому что, какой бы сильной женщина не была - она всегда может "сломаться", если будет лишена возможности опереться на крепкое плечо своего мужчины. Викки знала, что муж поддержит ее всегда и во всем. Просто... нужно все же найти ту тонкую грань баланса!
  Кресло мягко "обнимает" ее, а игра виски в бокале - завораживает. Ей просто требуется несколько минут тишины и покоя, что бы после, с новыми силами, вернуться к документам. Отправиться спать она может и позже, когда для того, чтобы уснуть - будет достаточно просто прикоснуться головой к подушке. В такие моменты, когда рядом не было никого и можно было быть откровенной хотя бы с собой, Виктории начинало казаться, что она специально доводит себя до такого состояния... что бы не чувствовать отсутствия Микки. Господи! Ну что сложного в том, что бы просто плюнуть на все, вызвать водителя и отправиться домой?! На самом деле, ничего. Вот только она все равно продолжает сидеть в кресле и не спешно пить алкоголь...
  - Куда еще позже? - в первую минуту, Виктории кажется, что у нее просто слуховая галлюцинация. И, нет, ничего странного в его приезде не было, просто... это было в первый раз, когда Майкл приехал в "JP". Вот только следующие слова мужа - О, пьешь на работе, кажется я научил тебя дурному. Мне должно быть стыдно. - вызывают на ее губах мягкую улыбку.
  - Ну, что ты, любовь моя. Пожалуй, - она не спешно разворачивает кресло и встречается с Микки взглядом - сейчас это то единственное, - тонкая рука приподнимает рокс вверх, а плавное движение кистью вынуждает жидкость взволновано, подобно океану в шторм, всколыхнуться в плену хрусталя. - что позволяет мне не послать все к чертям собачьим. - ее взгляд скользит по чертам мужского лица. Она скучала по нему. Тосковала. И сейчас, видя его перед собой на яву, Виктория чувствовала, как ушедшие было силы, возвращаются к ней вновь. Казалось бы, всего лишь его приезд, но это так много для нее значило.
  Укор в его голосе, мягкое отчитывание за беспечность, а Викки может ответить лишь легкой усмешкой. Она понимает его беспокойство, ведь женщине прекрасно известно, чем именно занимается любимый муж, но... ей кажется, что он излишне перестраховывается. Ведь сама мысль о том, что кто-то может решить ее устранить - кажется Виктории довольно смешной и не логичной.
- Тебе не кажется, что это несколько... слишком? Сомнительно, что кто рискнет покуситься на мою жизнь. Но, - она подносит рокс к губам и делает не большой глоток - Если тебе от этого будет спокойнее - могу приказать обклеить окна зеркальной пленкой, что бы с улицы меня не было видно. - вариант же того, что бы просто держать шторы закрытыми, ею даже и не рассматривался. Она любила, задумавшись, устремлять взгляд в окно и видеть небо. И не важно, светит ли солнце или луна, или же по окнам вновь стекают дождевые капли. Такие мгновения позволяли ей отвлечься. Встрепенуться. И в итоге взглянуть на все под иным углом.
  - Хм, не поверишь, у меня есть фотография, где написаны их имена. Что бы не забыть и не спутать сыновей при встрече. - весело, в тон мужу, произносит Викки. Она знает, что он не осуждает ее. Знает, что это просто мягкий намек на то, что семье просто ее не хватает. И от этого, на душе становилась в разы теплее, чем от выпитого ранее виски. Ведь семья - это самое важное, что может быть в жизни каждого человека.
  - Не столько плохо, сколько... это новая, совершенно незнакомая для меня территория и слишком многое нужно узнать в рекордно сжатые сроки. Хорошо еще, то есть Маркус. Иначе я бы уже взвыла подобно волку. - она на мгновение прикрывает глаза, так как действительно устало, но демонстрировать это просто не позволяет гордость - Увы, но на данном этапе нет. Тут, скорее теория с историей. А вот когда я смогу ориентироваться в мире отельного бизнеса хотя бы сколько-то уверено - твоя помощь и твои советы будут нужны подобно воздуху. - она говорит это искренне, не раздумывая над формулировкой. Ведь муж был тем единственным, с кем действительно можно было не притворятся. Только рядом с ним Виктория могла позволить себя роскошь быть настоящей.
  - признаться честно... не помню. Вполне может быть, что что-то ела. Не уверена. - грациозно поднявшись с кресла, леди Карлайл сделала плавный шаг и оказалась стоящей перед мужем. - Здравствуй...

+1

5

Майкл остановился у стены, смотря на свою женщину:
- Понимаю, это успокаивает, но главное, чтобы не туманило рассудок. Сама понимаешь, цифры требуют внимания, а договора бдительности, только мне кажется, сейчас у тебя ни того, ни другого. - он беззлобно усмехнулся, прищуривая глаза и с неким упоительным лукавством смотря на расположившуюся за столом женщину.
Виктория, его девочка, что всегда стремилась к идеалу, она не могла позволить себе допустить, чтобы вверенное ей наследство пострадало, или престиж отелей упал, как и их уровень престижа, и посему была готова отдаваться делу полностью и со всей проникновенностью, только вот, это было уже слишком, столь сильно привязывать себя к тому, что она не особо любила и воспринимала.
Майкл неспешно подошел к столу, а затем медленно обошел его, оказываясь позади кресла супруги, и кладя руки ей на плечи, пусть спинка и мешала. Ее тело, ее запах. Они всегда волновали его. Не могли не волновать, ибо сердце его всегда сжималось рядом с этой женщиной, оно всецело принадлежало ей. Он любил Викторию, она была его цветком, его сокровищем, как и его дети, которыми он гордился, каждым по-своему, ведь в каждом своем отпрыске он видел частички себя и Викки.
Поэтому он переживал за ее безопасность. Она могла не быть интересна, как просто Виктория Карлайл, но она могла быть под угрозой, как жена Майкла Карлайла.
Его пальцы мягко скользнули по ее плечам, поднимаясь к шее, касаясь мягкой кожи, и он неспешно отстранился, чтобы присесть на край стола, напротив супруги, чтобы дабы наблюдать за тем, как красиво свет касался ее лица. Лица, которого казалось бы не трогало время, но трогала усталость от постоянных мыслей и забот.
- Ты, не права, любовь моя, все слишком хорошо знают, чем я дорожу, и знают, что я буду готов сделать всё ради тебя.
Ты моя самая большая сила и самая большая слабость, как и дети, поэтому ваша безопасность важна для меня. Да, глупо лезть в клетку ко льву, и мало какой ушлый индивид попадется, и что взбредет в его голову, поэтому я не хочу чтобы ты была беспечна в вопросах своей безопасности.

Укоризна скользнула в его взгляде и Карлайл пожал плечами, любуясь Викки, что прожигала его своими темными глазами.
Поэтому, да, скажи, чтобы сделали пленку, мне так будет не намного, но спокойнее.
Майкл хмыкнул на ответ Виктории одобрительно кивнув головой:
Фотографии. Предусмотрительно. Прямо-таки успокоила. - весело отозвался Микки и замолк, позволяя женщине высказаться, давай ей возможность выдохнуть свои раздумья и тревоги,- Что ж, я не сомневался, что ты сама захочешь все решить. Что ж, разбирайся, а потом я предложу тебе один вариант, тебе он правда может не понравиться, но обещаю, что прибыль только возрастет, - он уклончиво отвел взгляд в потолок, и улыбнулся шире, возвращая внимание жене. - Маркус... Да, просто чудо, что есть такой помощник, - в голосе прозвучала сталь.
Микки не был ревнив и весьма спокойно смотрел на то, как мила может быть Виктория с мужчинами, что способны принести в дальнейшем выгоду, однако, он не доверял мужчинам, что явно рядом с Викки оценивали не только красоту ее души. - Надеюсь, он приличный мальчик.
Она поднялась и подступила к Микки, вызывая довольную улыбку на его губах, и позволяя его рукам сомкнуться на ее спине, обхватив ее тонкую осиную талию.
- Ну, тогда можем поехать где-то посидеть, или поспешить домой и посмотреть. что осталось после детей, а после, - он приподнял бровь, - Можем это самое, ну если ты не хочешь спать. Хотя... Я думаю, тебе надо поспать.

+1

6

Ее жизнь... кто-то скажет, что она идеальна. И Виктория даже не станет это оспаривать. Ведь это действительно было так. Порой, она задавалась вопросом: почему же ей так повезло? Почему брак, в котором изначально не было и намека на любовь, смог стать настоящим? Как так вышло, что из взаимного уважения, расцвело такое удивительное чувство, как взаимная любовь? Она редко задавалась этим вопросом. Не потому, что не хотела знать на него ответа... А лишь потому, что это действительно было не важно. Все становилось не важным, когда рядом появлялся Майклом. В его взгляде... она каждый раз "тонула" по новой. Рядом с ним, Виктория всегда забывала о всех невзгодах и трудностях. Он был тем, кто давал ей силы не просто верить в себя, но и решаться на новые достижения. Да, она действительно стремилась к идеалу. Вот только идеальной она хотела быть лишь для него. И сейчас, видя его на пороге теперь уже своего кабинета, Викки не смогла сдержать улыбки. Ведь Майкл был здесь. Именно сейчас, когда она так остро нуждалась в его поддержке.
- Ты не совсем прав... это действительно цифры и договора, но... - легкая усмешка - старые. Я просто их изучаю. Просвещаюсь, если можно так сказать. - она не спешит вставать с кресла и идти ему на встречу. Да муж этого и не ждет. Ведь, уже спустя минуту, он оказывается за ее спиной, а его ладони мягко прикасаются к плечам Виктории. Едва ощутимо, но от того не менее волнительно. Сейчас - это было именно тем, что требовалось для того, чтобы к ней вернулись силы.
  Блаженно прикрыв глаза, женщина просто отдается ощущению его мимолетной ласки и даже не пытается скрывать этого. Да и ни к чему было это делать, так как здесь и сейчас супруги были одни.
- Вот именно поэтому, только отъявленный псих рискнет посягнут на тех, кто тебе дорог. Ведь, если с нами что-то случится... даже моей фантазии не достаточно для того, что бы придумать ту участь, что постигнет виновного. Но... не будем о грустном. Тем более, что я согласилась обклеить окна пленкой. - легкая усмешка на ее губах. Казалось бы, должна была сказать о том, что Викки относится к данной ситуации легкомысленно, но... серьезность в ее глазах не позволяет этого сделать.
  То, что у Микки уже были планы на "JP" - нисколько не удивило женщину. Скорее, ее бы повергло в шок, если бы это было не так. Ведь ее муж, он действительно был гением. Он был тем, кем Виктория не переставала восхищаться. Поэтому, сделав себе мысленную пометку расспросить Майкла более подробно относительно его планов, леди Карлайл лишь задорно улыбается на его реплики относительно женской находчивости.
   - Маркус... Да, просто чудо, что есть такой помощник, - не произвольно, брови Виктории плавно приподнимаются вверх, а сама женщина в удивлении смотрит на Микки, так как отчетливо уловила в голосе мужчины стальные нотки. И это было... неожиданно. Ведь... они никогда не разговаривали о прошло, обоюдно решив, что к их совместной жизни оно не имеет никакого отношения. И именно поэтому, лорд Карлайл никак не мог знать, какую именно роль в жизни его жены когда-то играл Агостини.
  - Безусловно, а так же искренне влюбленный лишь в одну женщину, которая никогда не предаст, - в свою работу. - она произносит это с мягкой иронией, так как прекрасно понимает, что не смотря на то, что прошло уже больше двадцати лет - Маркус так и не простил ей молчаливого ухода. И, быть может, будь у них с Микки совершенно иные отношения, то... это хоть сколько-то расстраивало ее, но... нет. Это было прошлое. И она действительно верила, что, в свое время, все сделала правильно.
  Оказавшись в кольце его рук, Викки какое-то время в задумчивости изучает столь родные черты его лица, а после, привычным жестом положив свои руки на мужние плечи, она переплела пальцы в замок на его шее. При этом, ей было просто жизненно важно, что бы пряди его волос попали в этот, своеобразный, плен.
  - Ты же знаешь, что для... того самого, силы у меня найдутся всегда. - она говорит это тихо, проникновенно, при этом почти приблизив свои губы к его и... в последний миг Викки все же отстраняется и добавляет уже совершенно с иной интонацией - Или же, мы можем заказать ужин в мой кабинет и просто провести время вместе. А позже, я могу провести тебе экскурсию по своему, а точнее, нашему, номеру. Что скажешь?

+1

7

Майкл смотрел на женщину не скрывая самодовольной усмешки с неким лукавством и расслабленностью, но в глазах было внимание, с которым он ее изучал, прощупывал, стараясь оценить ее состояние, которое он пытался приподнять некой легкостью. Он видел ее усталость, понимал ее желание во все вникнуть, когда-то он так же посвящал себя своему делу, желая построить свою империю. И его упорство было вознаграждено тем, что он имел сейчас. А сейчас он имел женщину, которую любил и боготворил, детей которыми гордился и пол ярда на счетах, помимо особняка и остального по мелочи.
- Согласилась, только когда я это сказал, а сама ты не думаешь о безопасности, - хмыкнул Майкл, - Как говорит отец Томас:"береженного Бог бережёт". Психов хватает. И я не всех могу держать в узде.
И Майкл не лукавил, ведь люди из Манчестера вновь пытались протянуть свои руки на его территорию, очевидно им не хватало взбучек, что они получили в прошлые разы. И возможно, более красноречивым действием было пустить кровь, но он обещал сам себе, что не будет этого делать, ведь ему надо было быть чистым, к тому моменту, когда все можно будет легализовать. Да, прибыль может упасть, но проблем станет куда меньше для него и его семьи.
Микки сделал вид, что не заметил того, как поползла вверх бровь Виктории, а лишь отвернулся в сторону, рассматривая интерьер,ей не стоило знать, что он решил навести кое-какие справки для себя, для некой безопасности, а далее лишь выстроил догадки, которым пусть пока и не было подтверждения. Да, ему нравилось, когда его женой восхищались, хотели ее, и не могли получить, только тут явно все было чуточку сложнее, если верить сплетням.
- А я смотрю, нас окружают одни трудоголики. Но, наверное это черта всех успешных людей, - он пожал плечами,- Хотя, есть что-то в том, чтобы любить только работу, она верная, не уйдет и ревновать сложно, - он ухмыльнулся.

Ему нравилось ее касаться, нравилось видеть ее взгляд, когда он смягчался, взгляд в котором было столько всего восхитительного, столько эмоций, столько нежности и преданности, что внутри мужчины все наполняло нежностью и гордостью. Эта женщина действительно была его опорой, на нее он мог положиться, и на нее он не умел злится. Не мог.
Ее губы были так близко, так манили, что Майкл улыбнулся шире, предвкушая долгожданное внимание, но...
Но это была виктория, которая умела распалять и обламывать.
- Ну, можно и так, если тебе еще не осточертели эти стены.
Он разжал кольцо своих рук и отстранился, обходя стол и расстегивая пиджак и откидывая его на небольшой диван, поправляя очки и подходя к окну, смотря на весьма красивые картины города.
Ее отец знал свое дело, пусть и был редкостным козлом, и наследие, что он оставил могло или принести большую прибыль или разорить Карлайлов, слишком много факторов влияло на это. Но, Майкл знал одно, что время для отельного бизнеса слишком неудачное, ведь в мире была пандемия, закрыты все пути сообщения и туристов почти нет, а удерживать персонал, которому надо платить было необходимо.
Что думала на этот счет Викки он не знал, но понимал, что и продать сеть сейчас будет проблематично. Никто не будет вкладываться в заведомо затратную отрасль. Надо было думать над тем, чтобы расширять функциональность, и сотрудничать с теми, кому плевать на закон.
- Ты молодец, я горжусь тобой, - он повернулся на Викторию,- Сейчас ты получила в руки то, что явно не рентабельно, но я знаю, что ты справишься. Просто дома без тебя пусто. Я понимаю, что дети уже выросли, но им тоже не хватает матери. Особенно Александру, он всегда будет ребенком, ребенком с врожденным желанием к власти и всему красивому. Как и его отец.

+1

8

Когда она только узнала о том, что отец выбрал ей мужа - могла ли Виктория хотя бы предположить, что договорной брак окажется не только гармоничным, но и полным любви?  Нет. Она в принципе не могла представить себе ситуацию, в которой сумеет полюбить мужчину, пусть этот мужчина и будет ее мужем. Она не верила в любовь и считала эмоциональные привязанности глупой тратой времени. Она любила младшего брата, ведь они с ним были одной крови. Но при этом, это ее чувство и мышление не распространялись на младшую сестру. Она знала, что любовь к отцу не принесла ее матери ровным счетом ничего, кроме несчастья. Видела, как некогда яркая и умная мачеха превращалась в обычную разодетую "куклу". И все это говорило юной Виктории о том, что любовь к мужчине не такое уж и прекрасное чувство, как о нем обычно рассказывают в книгах. И сейчас, спустя , более чем, два десятка лет, она искренне рада тому, что в итоге все же согласилась стать женой Майкла. Потому что их жизнь... их семья... Они были настоящими, а не красивой ширмой для окружающих, что скрывает лишь ложь и отвращение.
  - Просто до того момента, как ты об этом сказал - я не задумывалась об этом. - с легкостью принимает свою беспечность женщина. Точнее, не столько беспечность, сколько свою веру в Майкла и его возможности. Да, конечно же она знала, чем именно зарабатывает ее супруг на их безбедную жизнь. И за все это время, еще не было ни единой ситуации, при которой под угрозой оказалась бы она или их дети. Кто знает, быть может такое и случалось, но Микки делал все, что бы они продолжали прибывать в блаженном неведении. - Что за сомнения в голосе, любовь моя? Вот я, к примеру, нисколько не сомневаюсь в твоих возможностях... и способностях. - с ответной усмешкой парирует Грейсток.
  Уход мужа от ответа - это действительно было чем-то новым в их отношениях. И раньше бывали темы, которые Майкл не желал обсуждать. Даже если Виктория свой интерес проявляла лишь взглядом. Он мог сказать, что не желает об этом говорить - и женщина спокойно это принимала. Именно на диалоге, изначально, выстраивались их отношения. На диалоге и компромиссах.
- Ну, что уж тут поделаешь, если мы окружаем себя теми, кто способен работать в том же темпе, что и мы. В конце концов, они за это получают хорошие деньги.  -  наигранным безразличием произносит Карлайл, после чего не выдерживает и парирует несколько насмешливо - Порой, и работа может уйти... или у тебя ее могут отнять... ею так же можно манипулировать. - она до сих пор помнила, как отец грозился лишить Маркуса всех перспектив, если она его не бросит. И тем более странным выглядело его желание, что бы Агостини остался на своей должности.
  Но все это, на самом деле, такие мелочи, если в своих объятиях тебя держит тот единственный, чье мнение действительно важно. При одно взгляде на которого, тебя переполняют волны нежности и заботы. Но вместе с ними приходит и некий стыд за то, что в угоду своих амбиций и стремлений доказать уже мертвому отцу, что ей это все под силу - лишила свою семью заботы и внимания.
  - Ну, в некотором роде, они мне уже осточертели, но тратить время на дорогу мне хочется все же меньше, чем уехать от сюда. Да и... ты ведь здесь, а значит антураж не так уж и важен. - с мягкой улыбкой произносит женщина, после чего, пока муж располагается с удобством, возвращается за свой стол и снимает трубку внутреннего телефона. - Корделия, принесите пожалуйста в мой кабинет ужин на двоих, - при чем она заказывает именно те блюда, которые, как было известно Викки, входили в число любимых Микки и которые, к слову, готовились в их ресторане действительно превосходно. Задумчивый взгляд на мужа и... - И добавь бутылочку шампанского из моих личных заказов. - закончив разговор, Карлайл все так же продолжает сидеть в кресле и внимательно наблюдать за мужем.
  О чем он сейчас думает? А о чем молчит? И стоит ли ей проявлять стойкость в прояснении этого момента? Или же стоит проявить присущую ей мудрость и просто подождать, когда Майкл будет готов сама поговорить?.. И тем удивительнее и приятнее были его слова. Для женщины действительно важно мнение супруга. Важно знать, что он поддерживает ее стремление ввязаться в дело, в котором она ничего не смыслит, но хочет разобраться!
  Плавно поднявшись, Викки подходит к окну, у которого стоял Майкл и, будем честны, в этот момент ей глубоко безразличен открывавшийся из него вид. Куда важнее, вновь поймать взгляд мужа. Обнять его. И тихо ответить:
  - Спасибо... Ты ведь знаешь, как много для меня значит твоя поддержка и одобрение. - после чего целует его. Едва ощутимо, но вкладывая всю свою нежность. Она действительно не просто соскучилась за ним - она нуждалась в присутствии мужа рядом.

+1

9

Время было не спокойным, и последнее время Майкл всё больше думал. Он думал о своем деле, ведь судя по всему марихуану вот-вот должны будут легализовать, пусть сейчас из-за всемирной пандемии это отошло на второй план, но факт остаётся фактом, что скоро и на Соединенное королевство придет благодать разрешения. Плохо ли это? Не совсем, просто легализованный бизнес иной, он требует платить налоги, и в зависимости от оборота товара весьма большие для него. Впрочем, даже при этом, суммы будут внушительными, чтобы ни в чем себе не отказывать, просто необходимо будет подготовиться и возможно заключить договора с госкорпорациями или крупными покупателями, например с лицензированными магазинами по продаже, ведь он будет готов к этому моменту дать нужный объем, главное подготовить все бумаги.
- Знаешь, - задумчиво произнес Майкл, медленно поворачиваясь к Виктории, озаренный внезапной мыслью в голове, и медленно отходя от супруге к окну, - У меня сейчас появилась мысль. Почему бы тебе, - он неспешно хмыкнул,- не предложить свои отели нашему задыхающемуся здравоохранению? Больниц не хватает, а ты можешь предложить им места и для больных и врачей. Я уверен, мэр Садик Хан не оставит это без огласки. Засветиться наша фамилия, ты прозвучишь, как филантроп, а главное, налоги, дадут или отсрочку или вообще их отменят для подобной широкой души, и к тому же люди не потеряют работу.
Мужчина сделал несколько шагов в сторону супруги, кладя ладонь на ее шею, и мягко проводя пальцами по мягкой, ухоженной коже, всматриваясь в ее темные глаза. Фарфоровая кукла, вечно старающаяся следовать своим идеалам, и от этого так всегда забавно, когда анти-фанаты, подобно мерзким крысам пытались задеть ее, пытались поймать в неудачный момент и выставляя ее фотографии без макияжа , пытались внушить своим читателям, что Виктория выглядит плохо. Идиоты, на россказни, которых ведутся такие же слабаки, ведь другие понимают, что это лишь комок грязи, который даже не долетит до его жены.
- Хочешь остаться тут? - Микки приподнял бровь,- Ладно. Уговорила.
Он неспешно наклонился, приподнимая Викторию и сажая ее на стол, ступая между ее ног, и свободной рукой проводя по бедру. Его губы коснулись ее шеи, и он поднял голову, самодовольно улыбнувшись:
Тут есть возможность включить музыку? А то тишина тут меня убивает.
Заиграла песня Лоурен и Карлайл хмыкнул:
- Как в тему. К слову, как Ло, - в его глазах отразилась серьезность,- Мне трудно выбрать сторону, ибо я дружу с Джаредом, пусть порой он бывает редкостным мудаком, но ему тяжело. Он не верил в это. Но за Лоурен с ее эмоциональностью я переживаю. Может она еще передумает? Они были красивой парой, - он цокнул языком,- Но я понимаю, что не всем везет с мужьями, как тебе со мной.
Он сделал шаг ближе, уничтожая последние сантиметры расстояния между ними.
- Сидя на столе, ты смотришься ничуть не хуже, чем за ним. Можно смотреть часами, и думать о том, как я заслужил такую женщину.
Он устало выдохнул смотря на ее губы и понимая, что один поцелуй и они оба будут в бордовой помаде, а ведь им должны были принести еще ужин и шампанское, которое в отличие от виски или бурбона, давала Майклу в голову весьма сильно.
Виктория явно хотела его споить. Коварно.
Ладонь медленно соскользнула с шеи на плечо и опустилась по е руке, по тонкой ткани, до ее ладони, и его пальцы вплелись в ее, сжимая, поддерживая ее, давая ей понять, что он всегда будет рядом, что он беспокоится о ней.
Ты не скучаешь по сцене? - Микки мягко коснулся пальцами щеки Виктории, - Я понимаю, что "Бурлеск" навсегда будет твоим детищем, даже тогда, когда Алекс наконец-то заграбастает его. Я уверен, он будет хорошим управляющим, главное чтобы он пробудил в себе это, когда будет охмурять танцовщиц. - медленный выдох,- А в твоих номерах люкс большие ванные? Может шампанское разопьем в теплой воде после ужина, ты слишком напряжена со всей этой империей.

+1

10

Все стало слишком туманным, не ясным и, в чем-то, враждебным. Она взялась за дело, в котором мало смыслила, но разобраться в котором собиралась "от" и "до". Виктория сутками просиживала над старыми договорами, изучала необходимую литературу и сразу же проверяла полученные знания на практике. Она старалась вникнуть вовсе, но, тем не менее, пока переложив управление сетью на Маркуса. На человека, который, в отличии от нее, в данной сфере жил и работал уже почти тридцать лет. Он действительно был профессионалом и Викки не было стыдно спрашивать у него советов или задавать вопросы. По крайней мере - сейчас... А дальше будет видно. В любом случае, Виктория со временем собиралась полностью сосредоточить все бразды правления в своих ухоженных руках с идеальным маникюром и тихо посмеиваться над теми, кто считал будто подобное ей не по плечу. В отличии от всех своих недоброжелателей, леди Карлайл прекрасно знала, что сможет справиться с любой, абсолютно любой проблемой. И пусть ее опыта пока было не достаточно, но при этом, женщина знала, что всегда может обратиться к мужу. К слову, ей даже не было нужды просить, так как Микки, видя перспективы, не дожидался того момента, когда дражайшая супруга попросит совета.
  - А знаешь... - задумчиво протягивает Карлайл, - мне нравится твоя идея. Надо только обдумать, как сделать все правильно. Все равно постояльцы имеются, пусть не много, но они есть. Как есть и брони... Но, да, это в любом случае идеальное решение образующейся проблемы. Пожалуй... если все получится так, как ты задумал, в последствии подобное можно будет сделать и со стальными отелями по стране... - мысленно она уже начинает выстраивать диалог с представителями здравоохранения, но мягкое прикосновение мужских пальцев к шее выбивает из головы все мысли. Виктория смотрит в глаза мужа и понимает, что все вновь теряет свой смысл. Становится не важным. Все, кроме его прикосновений и любящего взгляда.
- Как легко, оказывается, тебя уговорить, - она пытается говорить это с усмешкой, но вряд ли это получается. Ведь она видит, как муж склоняется над ней, предвкушает тот самый поцелуй, но... в следующий миг оказывается сидящей на собственном столе и чувствует, как чувственно муж проводит рукой по ее бедру, что обтянуто бархатом пышной юбки. Чувствует, как его губы прикасаются к ее шее в чувственном поцелуе, от чего голова откидывается назад, давая ему больший доступ, а глаза прикрываются. Как же давно она не ощущала его прикосновений... слишком сильно погрузилась в работу...
  Она не отвечает на вопрос Микки, а лишь выполняет его просьбу. На самом деле, ее то как раз тишина и не угнетает. Скорее позволяет расслабиться и отрешиться от происходящего за пределами кабинета.
- Не переживай, с ней все будет в порядке. Особенно, если Джаред будет держаться от нее подальше. - несколько зло парирует Виктория. В отличии от мужа, она явно знала куда больше о супружеской жизни Ло и Рассела. И тот факт, что подруга все же решилась разорвать этот порочный круг, заставлял Карлайл гордится Лоурен. - Хм, - теперь уже с улыбкой парирует женщина - Сам себя не похвалишь - никто не похвалит? - ладонь неспешно, пока Майкл уничтожал последние сантиметры меж ними, поднимается по его груди, чтобы в последствии, привычным движением, обнять мужа за шею.
  - Ну, раз ты так говоришь, то поверю тебе на слово. А то, знаешь ли, у меня нет привычки проводить совещания сидя на столе. - она говорит это с мягкой иронией, не отводя взгляда темных глаз от лица Майкла - И какие варианты приходят на ум?
  Медлительность прикосновений, что сводит с ума, настраивает женщину совершенно на иной лад. Признаться честно, она уже и ужинать не хочет. Куда больше она нуждается в том, чтобы их с мужем никто не беспокоил. Чувствовать, как крепко сплетаются их пальцы, и понимать, что нет большего счастья, чем то, что у нее есть здесь и сейчас.
  - Знаешь, пожалуй, что нет... Все, что я хотела - уже давно воплотила в жизнь и показала людям через танец. Сейчас уже у меня несколько иные приоритеты. Да и, - хитрый взгляд из под ресниц - у меня все еще есть самый верный ценитель моего таланта. Который, я уверена, не откажется стать мои единственным зрителем, если вдруг у меня возникнет желание вновь танцевать... - относительно талантов сына женщина, все же, предпочитает промолчать. Она искренне любит всех своих детей, но порой ей начинает казаться, что Александру не хватает серьезности Оливера. - М.. насчет всего отеля сказать затрудняюсь, но в нашем номере - вполне. Быть может, тогда и поужинаем в номере?

+1

11

Трымай мой белы сцяг,
Не ўсмiхайся i чакай працяг.
За кожным гукам сочыць цiшыня
Калi застанемся адны
Калi застанемся...

Наверное, это странно, что за столько лет совместной жизни, он не мог насмотреться на нее, не мог оторвать взгляд и начать относиться чуть более спокойно. Ему всегда хотелось уловить перепады ее настроения, проникнуть в голову и понять, о чем же она думает, что за переживания в ее голове, или же и в своих мыслях она неимоверно рассудительна. Наверное, в этом с ней он был похож.  Вечно стремиться к чему-то, решать что-то, доказывать самому себе, верить во что-то, что кажется правильным самому.
Эти отели, Майкл сам не пог понять, проклятие это было, или же нечто "благословенное", как сказал бы его духовник отец Томас.
Мужчина улыбнулся чуть шире, приподнимая бровь:
- Конечно, можно. Сейчас это будет политически правильный и красивый ход, к тому же наше законодательство благородное в минуты отчаяния. Но потяно, что постояльцы и больные не могут быть в одном здании.
Запах этой женщины, ее взгляд, задумчивость на ее лице, это дурманило, уводило от всех проблем, от всего, заставляя видеть только ее перед собой.
Да, его бриллиант, и каждый знал, что даже косой взгляд в сторону леди Карлайл, который будет выглядеть угрожающим, и дни этого человека будут сочтены. Ее безопасность и комфорт были превыше всего для него.
Ее тонкая кожа, и соблазнительно дернувшаяся венка под его пальцами от его прикосновения, и он глубоко вздохнул воздух.
Ты же скучала?
Находиться между ее ног, всматриваться в ее глаза и дразнить, это было отдельным удовольствием, щекочущем естество мужчины. Виктория, его Виктория, она возбуждала, и вожделения становилось весьма трудно контролировать.
- Легко, если я вижу плюсы в предложении. - на его лице отразилась беззаботность, и он театрально хмыкнул, отводя взгляд в сторону, будто невзначай,- Там остались дети. Пусть они и выросли, но всё же. Оливеру надо учиться самому справляться с недугом, а Лекс и Беа точно и не заметят, что нас нет.
Он поднял глаза, встречаясь с взглядом супруги, пытаясь понять ее реакцию на сказанное им, действительно ли она готова отпустить контроль над Оливером? Сам Микки считал это верным шагом, но не отрицал и того, что он плохо соображал в основном воспитании.
Он начинал игру, которой она поддавалась, в которой она уступала ему, и которую о любил. Прикосновения губ к ее шеи, и ее духи, что уже впитались казалось бы в ее кожу, становясь с ней чем-то единым, вводящим в забытье.
Его тело реагировало куда быстрее его разума, наглядно демонстрируя, сколь сильно ему не хватало Виктории в последние дни.
Он подошел достаточно близко, фактически нависая над ней, большой палец скользнул по ее скуле, и опустились по руке.
Что было в ее голове.
Он мягко хмыкнул, реагируя на "ценителя" и одобрительно кивнул. Да, он всегда ценил ее талант, наслаждался им. И она умела заводить его с одного движения, зная его слабые точки, которыми была она.
Тыльная сторона ладони коснулась щеки женщины, а вторая рука проскользила по ноге к коленке, поддевая плотную бархатную ткань, и неспешно поднимаясь выше, касаясь кожи на внутренней стороне бедра, поднимаясь выше и останавливаясь у края ее белья, задевая тонкую ткань и вновь возвращаясь к коленке, держа на лице выражение спокойствия и внимания. Мучительное, для него самого действо, игра, вместо того, чтобы решить все куда более простым способом, просто забрать эту юбку и припасть губами к низу ее живота, слушая ее голос, что бы опьянял. Но, она устала, и ей надо не просто расслабиться, ей надо хорошенько отдохнуть, ей надо выспаться, чтобы позволить своему организму отключиться, иначе ничем хорошим для ее здоровья это не кончиться.
- Как скажешь. Веди меня, в своё тайное место для побега.
Он сделал шаг назад, протягивая женщине руку и смотря на нее:
- Думаю, сперва тебе стоит поесть и выкинуть цифры из головы, но после. - он многозначительно цокнул я зыком.

+1

12

Он был для нее тем, кем Виктория дышала. Столько лет женаты, а из их отношений так и не ушла та легкость и нотки романтики. Они никогда не воспринимали друг друга, как что обыденное и привычное. Они ценили друг друга. Уважали. Любили... рядом с мужем, она не боялась этого слова. Не считала его глупым и... пошлым! Им потребовались годы, что бы осознать, что связывает их не только взаимное уважение и страсть. Она не жалела ни о едином своем решении с того самого момента, как сказала "да" на их помолвке. Он был для нее тем, кто не позволил усомниться в себе. В них. Он был ее путеводной звездной и тем единственным, чей взгляд восхищения действительно важен. Ведь все остальные... они лишь тешат самолюбие, но не затрагивают струн души. И так было с самого начала...
  - Я уверена, что ты любезно поможешь мне сделать все изящно и максимально рационально. Ведь, - взгляд из под ресниц и чувственная улыбка - поможешь? - Виктория знает, что может всегда на него положится. Знает, что их отношения всегда рассматривали под микроскопом и не верили в их чувства, а они... они лишь смеялись над всеми статьями, что "желтая" пресса порой писала на их счет. Ведь они знали правду. Знали, что кроме друг друга, им больше не нужен никто другой. И пусть порой ею овладевала ревность, Викки умела мастерски скрывать ее даже от него. Потому, что эти ее чувства были вызваны не желанием делить мужа хоть с кем-то, кто может вызвать в нем теплые эмоции. Только этим. А не сомнениями в его верности. Потому, что знала - он никогда не предаст ее. Как и она сама, никогда не сможет взглянуть на кого-то другого так же, как смотрит на мужа. Он был ее единственным. И всегда будет им.
  - Майкл, я всегда, как и ты, буду переживать о наших детях. Но даже я не могу отрицать того факта, что Оли взрослеет и ему нужно учиться самостоятельности. Просто... да, за нашего младшего сына я переживаю чуточку больше, чем за старших. Именно из-за его диабета. - она прекрасно понимает, что это может задевать остальных детей, но при этом... нет, не задевает. Ведь она никогда не делала между ними различия. Виктория действительно любила всех их одинаково. И иначе быть просто не могло, так как все они были их с Майклом продолжением. Да и, как можно любить кого-то больше, а кого-то меньше? Она не понимала этого. И не хотела понимать.
   Прикосновения... порой, в них смысла больше, чем в сотни произнесенных фраз. Каждое его движение... каждая ласка... они отдаются легкой дрожью во всем теле и вынуждают забывать обо всем. Каждое прикосновение мужа - это как отдельный вид наслаждения, когда знаешь, к чему именно это может привести, но вы оба не торопитесь приблизить этот момент. Ведь само предвкушение и нежность во взглядах... и Виктория наслаждается каждым моментом этой игры, когда его пальцы, что знали каждую ее чувствительную точку, лишь едва ощутимо проводят по нежной коже ее бедер, а после вновь пускаются в путешествие по ее ноге. Да...они могли бы играть в эту игру, до бесконечности долго, но...
  - Надо будет тебе отдать второй ключ-карту от номера. - с улыбкой произносит женщина, принимая протянутую руку Микки. С грацией дикой кошки, она соскальзывает с поверхности своего письменного стола и вновь оказывается на ногах. Пожалуй, на сегодня действительно пора было уже заканчивать с работой. - Сейчас пойдем, только распоряжусь, что бы ужин принесли в номер.
   Ей понадобилось пять минут для того, что бы убрать все документы в сейф и перенаправить свой заказ из кабинета в номер. Кинув же взгляд на часы, Карлайл с усмешкой понимает, что если бы не приезд Майкла - она бы просидела за документами еще не один час. Пожалуй, все же пришло время что-то менять. Менять свой график. Менять приоритеты. Вспомнить, что на первом месте для нее всегда была семья.
  - Я бы, безусловно, предпочла бы сразу перейти к "после", но... - нежная улыбка и женщина уверенно берет мужа под руку, пока они направляются к лифту - что-то мне подсказывает, что без ужина ты меня даже спать не отпустишь. И так, расскажи мне лучше, не разнесла ли наша троица еще дом?
   

Номер

https://cf.bstatic.com/images/hotel/max1024x768/157/157544531.jpg
https://cf.bstatic.com/images/hotel/max1024x768/157/157544488.jpg
https://cf.bstatic.com/images/hotel/max1024x768/157/157544464.jpg

+1

13

Нежнее нежного лицо твоё
Белее белого твоя рука
От мира целого ты далека
И всё твоё — от неизбежного

Майкл никогда не позиционировал себя, как героя-любовника. Он был эстетом и мог оценить красоту женщины, ее привлекательность, сексуальность, мог позволить себе флирт, может быть в далеком прошлом испить из запретного бокала, ну так, чтобы лишний раз убедиться в том, что рядом с ним та, на кого он может молиться, чей аромат он хочет вдыхать по утрам, с кем он желает находиться и ради кого жить. И если и было место подобному, то слишком давно, что сейчас уже давно это было неправдой, он не желал разменивать ни на кого, когда он всецело принадлежал только ей.
Майкл порой не понимал, чем заслужил любовь этой Женщины, что сказала ему "да", и своим норовом смогла в первую же ночь сломать его благородный настрой, в котором он держался до последнего. Его рука мягко коснулась ее лица, всматриваясь в тёмные глаза, что были родными, что наполняли его, заставляя стискивать зубы от ее близости, и все равно сколь сдержанным или ироничным он будет в ее присутствие, она знала все, что было в его голове.
Микки лишь кивнул головой, выдыхая с улыбкой покровителя и мужа, чтьо был готов вырвать гортань любому, кто посмел бы хоть отдаленно угрожать его Виктории.
- Конечно, но... - он отвел взгляд в сторону, и подхватил пальцами ее руку, проводя по внутренней стороне предплечья, спускаясь к кисти и сплетая свои пальцы с ее,- Подскажу, а сделаешь сама, - он посмотрел на нее, позволяя серьезности отразиться в его глазах,- Хочу, чтобы в случае чего, смогла удержаться, смогла справиться со всем. Сейчас не самые спокойные времена, и я хочу быть уверен, что вопреки всему, с тобой будет все в порядке.
Порой Майкл понимал, что не смотря на то, что он сумел выстроить вокруг себя безопасную зону, в которую сунуться лишь идиоты, подобные бесстрашные находились, и если он знал, что Александр и Беатрис и так устрояться в этой жизни, то ему было страшно за Викторию и Оливера. И не потому что он сомневался в них, а потому что Виктория слишком много знала, и все перейдет к ней в любом случае.
- Я понимаю, Любовь моя, - Майкл опустил глаза в пол, выдыхая, - Я сам думаю об этом, и я понимаю, почему это так. Это нормально, ведь там столько рисков, но порой мне кажется, что из-за желания его оберегать, он совсем может не быть приспособлен к жизни. Я не видел, чтобы у него были отношения, друзья. Я понимаю, сколь тонка грань его воспитания должна была быть, и порой мне кажется, что свалились мы не туда. Ты знаешь, сколько я вкладываю в фармкомпании и медицинский центр, чтобы они разрабатывали что-то эффективное в этом направлении.
Терять голову находясь с ней наедине, и понимать, что он ощущает себя полным, целым, и в такие моменты позволять страхам догонять его. Отвратительно, проявлять слабость подле нее, когда просто хочется забыться, зарываясь в ее черных волосах, с детским озорством растрепать ее волосы, которые она укладывала целое утро и радоваться, как идиоту от подобной глупости.
- Слышу разумное решение, - ответил мужчина на ее предложение о ключ-карте,- Хотя, это походит и на угрозу, - он приподнял брови.
Они оказались в номере, и Майкл искренне думал, что Виктория выберет для себя премиум-класс или президентский, ведь это же неплохой соблазн, когда ты владелец целой сети, но его Виктория решила обойтись классом выше среднего, возможно потому что от этого интерьера веяло неким ретро, некой грацией полным отсутствием излишней помпезностью, которой порой злоупотреблял сам Майкл, неосознанно желая демонстрировать всем свой титул, что он гребаный сэр Майкл.
- Как тут светло, - проговорил мужчина, осматриваясь и примечая мини бар, двигаясь в его сторону и беря рокс со столика,- Надеюсь, набор соответствующий и есть скотч?
Выбор был предсказуемый, известные и распиаренные бренды, ну хотя бы не дерьмовое пойло, впрочем, набор соответствовал обстановке. Взяв небольшую бутылочку он наполнил свой стакан.
- Нет, не разнесла. Я слушал новости, и в ближайшее время никаких карантинных послаблений точно не будет, поэтому подозреваю, что Беатрис вообще лишиться возможности покидать дом, и если для парней это нормально, она точно начнет лазать по стенам от безделья, а я даже не могу предложить альтернативы, мой бизнес сейчас тоже претерпевает не лучшие времена на нашем рынке, все приходиться выводить на экспорт.
Мужчина сделал глоток, подходя к Виктории и отставляя стакан в сторону.
- Думаю, твои выезды тоже скоро закончатся, надо сейчас говорят о новых штаммах , - он мягко взял Викторию за руку увлекая ее к себе, и наконец-то подхватывая своими губами ее, кладя свободную руку на ее спину. Такая хрупкая и такая сильная одновременно, его слабость, его львица. Он отпустил ее запястье, кладя руку на ее шею, поднимаясь к волосам, понимая, что наверняка будет вымазан в ее алой помаде, но ничего, от этого даже интереснее, привычнее, только жалко будет это светлое постельное бельё.
Он отстранился от ее лица вздыхая и довольно хмыкнув:
- Так что там с ужином?
Губы коснулись кожи за ухом и медленно спустились к ее шеи, где отчетливо чувствовался запах ее духов, такой стойкий, по которому он успел соскучиться.

+1

14

Такие разговоры... она не любила их. Предпочитала вообще о подобном не думать, что, наверное, несказанно злило Майкла. Да, она прекрасно знала чем именно занимается ее муж и на что было потрачено ее приданное. Беспокоило ли ее это? Ни сколько. Каждый зарабатывает так, как считает нужным. И до тех пор, пока супруг не станет ценителем собственного товара - ей действительно будет это безразлично. Как и на те риски, что с этими связаны. Да, опасность была, но при этом - Виктория действительно верила в своего супруга. В него, и в его возможности защитить не только себя, но и их семью.
  - Не начинай. Ты ведь знаешь, как я не люблю подобные разговоры. - недовольно протягивает женщина, при этом передернув плечами. И пусть кто-то назовет ее беспечной, но... Карлайл была невыносима сама мысль о том, что в этом мире может не быть Майкла. - Да и ничего с тобой не случится, понял? Иначе с того света достану. - и пусть на ее губах появляется легкая улыбка, что сопровождается мягким поглаживанием его предплечий, но голос, тем не менее, остается серьезным. Она смотрит в его глаза и понимает, что... нет, она даже не будет представлять вероятность того, что однажды может остаться одна. Ведь ее муж - он самый умный и расчетливый, а значит не допустит подобного развития событий. Да и, сложно размышлять на подобную тему, когда ты сидишь на собственном рабочем столе, а самый лучший мужчина на свете находится столь близко, что можно уловить аромат его одеколона.
  - Любовь моя, наш младшенький со всем справится. Да, он не такой напористый как Александр и не обладает приземленностью Беатрис, но... Он куда разумнее нашего старшенького и не на столько не приспособлен к реальной жизни, как тебе кажется. Вспомни только его выходку с ночной прогулкой, когда он явился под утро, а ты всю ночь не мог уснуть от беспокойства. - не смотря на то, что та ночь явно добавила мужу дополнительных седых волос, сама Виктория не могла не вспоминать ее с нежной улыбкой. Как ни крути, но ее мальчик взрослеет и начинает проявлять характер. - Знаешь, порой мне начинает казаться, что из всех наших детей, характером в меня пошел только Оливер. - добавляет она с теплотой. То, что Триш именно папина дочка - ясно было сразу, чуть ли не с первых лет жизни дочери. Александр же, хоть и положил глаз на ее клуб, но... в этом его желание было то-то сродни детскому "хочу новую игрушку!". Собственно, именно поэтому она пока и не уступала своему старшенькому. Ждала, когда он проявит к заведению серьезный интерес. Оливер же... что-то в его поведении напоминало женщине ее саму в его возрасте. - А на счет лекарства... - женщина обхватывает лицо мужа ладонями и заставляет посмотреть себе в глаза - Я знаю, что у тебя все получится. - посл чего едва ощутимо целует его. Целует так, чтобы ни осталось ни следа ее красной помады на его коже.
   Оказавшись крепко стоящей на своих ногах не без помощи Майкла, Виктория довольно быстро раздает все необходимые распоряжения, после чего позволяет увести себя из кабинета, который, безусловно, не забывает закрыть на ключ.
  - Ну, почему же сразу на угрозу? - интересуется она довольно весело, а уже спустя несколько минут они оказываются в ее номере.
   Когда женщина выбирала его для себя, то, в первую очередь, руководствовалась собственным комфортом, а не статусом. Она помнила, как сильно от удивления вытянулись лица администраторов и с каким трудом Маркус подавил усмешку. Безусловно, мужчину нисколько не удивил выбор нового партнера, а реакция подчиненных явно повеселила. Что уж там, леди Карлайл она так же доставила веселых минут. Сейчас, когда она оказалась здесь вместе с мужем, возникает мысль о том, что, быть может, стоило выбрать что-то более статусное, но... быстро от это мысли отмахивается. Ведь, все в этом номере соответствовало ее собственному стилю и вкусу.
  - Ну, ты же знаешь, что я не люблю мрачность. - в отличии от ее кабинета, окна в номере были зашторены плотной тканью, что не позволяла увидеть в окне даже тень. Подобными шторами были укомплектованы все номера в отеле, что позволяло постояльцам сохранять анонимность своей личной жизни. - Должно быть, иначе некоторые получат разбор полетов, так как своим постояльцам мы должны предоставлять только самое лучшее. - довольно жестко добавляет Викки, для которой пошатнувшийся престиж сети отелей был больной темой. Она по сей день не понимала, чем руководствовался отец, когда принимал некоторые решения и, собственно, куда в тот момент смотрел Агостини?!
  - Быть может, дашь ей по изучать старую документацию? Пусть начинает вникать с самого начала. Тогда, собственно, ей будет проще ориентироваться в будущем. Или же, могу ее пока взять к себе помощницей. Мне она, к слову, явно не помешает. - а вот новости о новых штаммах несколько расстраивают женщину - Это мы еще посмотрим. - произносит она упрямо и смотрит мужу в глаза с вызовом - у меня сейчас не то положение, чтоб я могла пустить все на самотек. - добавляет уже куда увереннее, так как ситуация была именно таковой. Да, Виктория еще слабо разбиралась в этом бизнессе, но если запрется дома, то смело сможет объявить себя банкротом.
  А дальше все просто становится не важным, так как Викки оказывается в таких надежных объятиях мужа. Чувствует, как нежно и уверенно скользят его руки по ее телу, а магнетизм взгляда просто лишает дыхания. Казалось бы, прошло столько лет, а он все еще был для нее подобен наркотику. И она так отчаянно тосковала по нему все это время. Правда, поняла это лишь сейчас, когда он вновь оказался рядом.
  - Скоро должны принести, - произносит Виктория хриплым голосом, когда губы мужа принимаются покрывать быстрыми поцелуями ее шею. Впившись ногтями в его плечи, женщина с трудом удерживает то ли стон, то ли всхлип, а уже в следующий миг раздается стук в дверь и ожидаемое:
  - Обслуживание в номер.
  - Заберешь наш ужин? - интересуется она хриплым голосом, поле чего, отойдя от майкла, направляется к мини-бару.

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Speak to me